Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 5 - 1.9. Учебная практика

Автор
Опубликовано: 1352 дня назад (6 июля 2015)
0
Голосов: 0
1.9. Учебная практика

В течение лета курсанты, оставшиеся в училище, занимались заготовкой лесе, косили траву в Усть-Рудице и работали на строительстве в качестве подсобных рабочих. Работами по заготовке в Копорье руководил боцман Москалев. В его распоряжение была выделена автомашина ЗИС-5 и 12 курсантов.
Комиссия по новому набору работала постоянно. В июне 1949 года в училище прибыла группа юнг из Рижской школы ОВСГ для зачисления курсантами и прохождения практики. Из шести юнг оставили только Федорова, Соколова, Игнатьева и Максимова. Остальных отправили обратно, как не принятых приемной комиссией.
В сентябре 1949 года на территории училища организовали посадку фруктовых деревьев. Начальник финансового отдела выделил на покупку саженцев 600 рублей из резерва командира части. К посадочным работам привлекли вольнонаемный персонал и курсантов.
В ноябре 1949 года транспорт «Тиина» был передан отряду судов ВМФ, а штат упразднен. Капитана Каврайского назначили на должность начальника плавсредств училища. Боцмана Киреева перевели на должность матроса II класса «БУК-36».
Летом 1950 года в училище нагрянула комиссия из Управления Труда и кадров ВМС. Комиссия признала, что училище является организационно законченным учебным заведением, способным решать свои задачи. Это была высокая оценка для всего коллектива училища.
Практика 1950 года проходила на учебном судне «Чайка», мастерских ВВМИУ им Дзержинского и на судах УВСГ Балтийского, Северного и Черноморского флотов. Доклады руководителей практики поступали в училище регулярно. Огорчило ЧП. Во время купания в реке Нева утонул курсант 1 курса Медов Г.А.. Последовала инспекторская проверка управления ВМУЗ. Придраться было не к чему. Начали копать на цикле Военно-морской подготовки. Вывод был неприятным. Комиссия признала низкий уровень подготовки курсантов, а планирование учебного процесса на цикле неудовлетворительным. Начальник цикла ВМП капитан 1 ранга Савин Сергей Степанович, как опытный офицер и хороший моряк понимал, что теоретически можно учить чему угодно. Не хватало стажировки курсантов на боевых кораблях для того, чтобы выпускникам присваивать воинское звание офицера запаса. Рагушенский посоветовал Савину не расстраиваться, а включить стажировку курсантов в учебный план.

В конце мая 1950 года 13 группу судомехаников направили в Архангельск. Руководитель практики преподаватель СМЦ Н.Г.Чернявская распределила курсантов на суда Вспомогательного флота. Д.Аристова, В.Козлинского, Г.Горева и И.Алепко назначили на пассажирский пароход «Ямал», который находился в Соломбале и заканчивал подготовку к навигации. Он бы построен в 1912 году на английской судоверфи в Ньюкастле вместе с двумя систершипами «Умбой» и «Юшар», которые прибыли в Архангельск, где так и застряли, пережив революцию и войну. Пароходы имели водоизмещение 1200 т, два двухтопочных паровых цилиндрических котла обеспечивали паровую машину тройного расширения, мощности которой вполне хватало, чтобы пароход мог развивать скорость 12 узлов. На это старое «корыто», как его сразу прозвали местные остряки, были направлены будущие паросиловики.
Суровый стармех огромной мозолистой рукой сгреб курсантов в кучу и тут же опустил в кубрик.
-Ребята! Вы мне нужны позарез. Сами понимаете, скоро навигация, а людей не хватает, особенно, молодежи. Думаю, мы сговорился.
-Конечно, сговоримся, - ответил кто-то из курсантов за всех. Одежонку бы нам приличную, да ботиночки для работы.
-Все достанем и организуем, - радостно засуетился стармех.
Шуточку Н.Г.Чернявской, пославшей практиковаться отличников учебы на это «корыто», курсанты оценили позже. «Чудо техники» позволяло освоить навыки кочегара и пройти хорошую физическую подготовку. В Архангельске «Ямал» считали легендарным. За годы службы на флоте он сумел трижды побывать на дне морском. Еще до войны на пароходе развозили грузы по побережью Северного Ледовитого океана. В проливе Вилькицкого, проходя ледяное поле, «Ямал» получил пробоину в первом трюме и затонул вблизи берега. Второй раз он тонул от пробоины, сделанной неразорвавшейся бомбой ухитрившейся проскочить аккурат между котлами. Пароход сел на дно при отливе на небольшой глубине. Вскоре его подняли, пробоину залатали и пустили в рейсы развозить людей и грузы до очередного налета авиации. Третий раз «Ямал» поразила авиаторпеда. Она пронзила оба борта через кочегарку насквозь и не взорвалась. Дыры в обшивке заделали, и снова старый пароход стал бороздить северные моря.
На судне было три класса пассажирских помещений: 1-й класс четырехместные каюты на главной палубе, 2-й класс – матросский кубрик на 32 человека с железными койками над носовым трюмом, 3-й класс – кормовой твиндек (мрачное помещение с проржавевшей насквозь главной палубой, деревянными диванами вдоль бортов и ужасным гальюном). Именно это помещение и досталось для проживания курсантам. Козлинский раздобыл у боцмана краски, остальные курсанты, вооружившись карщетками, быстро очистили помещение от паутины и грязи.
После ходовых испытаний и уничтожения девиации «Ямал» отправился в круиз вдоль побережья Белого моря к маякам и островам. Пассажиров было немного, каюты третьего класса не пользовались спросом. Курсанты побывали на островах Сосновец и Моржовец, посетили Соловецкий архипелаг. Заходы в гавани Йоканьга, Поноя и Беломорск позволили ближе ознакомиться с красотами Севера и условиями плавания.
В начале августа «Ямал» принимал участие в маневрах Северного флота в качестве десантного судна. Проболтавшись в море с батальоном морской пехоты на борту, курсанты вспомогательного флота обеспечивали высадку десанта в районе Северодвинска.
В конце августа пришло распоряжение снять всех курсантов-механиков с «Ямала» и направить в Мурманск для продолжения практики. Экипаж «Ямала» попрощался с курсантами и ушел в море. Три дня пришлось жить на пароходе «Красногвардейский». Капитан рассказывал, что этот пароход когда-то назывался «СЛОН» (Соловецкий лагерь особого назначения). Во время войны лагерь расформировали, а пароход переименовали.
Пользуясь свободным временем, курсанты знакомились с Архангельском и его известной слободой под названием Соломбала. Соломбала упоминается в списке Двинских земель, составленном в 1514 году. Название произошло от сочетания двух саамских слов: суоло – остров и ломпь – болото, что означает болотный остров. Окончание «ла» означает поселение. В 1693 году Петр I основал на этом месте Адмиралтейство для строительства военных кораблей. Позднее в 1702 году появился город Архангельск, который вскоре стал губернским. В XIX веке Архангельск связали железной дорогой с Вологдой и сделали базой освоения Арктики. Именно отсюда стартовал ледокольный пароход «А.Сибиряков» в 1932 году, который преодолел Северный морской путь в течение одной навигации.
Вскоре прибыл морской буксир МБ-8, который за двое суток доставил курсантов в Мурманск прямо к причалу ОВСГ. Рядом стоял МБ-10 аналогичной постройки. Оба судна были паровыми, где требовались кочегары. Нина Георгиевна Чернявская не стала нарушать дружеских отношений, сложившихся между курсантами. Алепко, Горев, Баранов, Егоров и Козлинский отправлялись на МБ-10, который стоял под парами, ожидая команды на выход.
Кольский залив красив, но скучен однообразными пейзажами. Погода менялась на глазах. Вроде недавно светило солнце и было тепло, как вдруг небо затягивалось тучами, и задувал холодный ветер. Вдоль берегов на мели торчали останки американских транспортов типа «Либерти». После перехода Атлантики на длинной волне транспорта часто ломались в районе средней надстройки. Кто и как их затащил сюда неизвестно.
Вскоре прошли поселок Полярный. Сигнальщик фонарем запросил «Добро» на проход мимо базы подводных лодок. Впереди был мыс, а за ним бухта Оленья – конечная цель плавания буксира.
МБ-10 чадил ужасно. Длинная шапка дыма тянулась далеко за кормой и таяла за горизонтом. Уголь был печорский. При горении он давал длинное белое пламя с выделением большого количества тепла. Машина не могла поглотить больше пара, его излишки выпускал предохранительный клапан. Содержавшаяся в угле «порода» расплавлялась и превращалась в шлак, который закупоривал колосниковые решетки и сокращал горение. Поэтому второй задачей кочегара являлась очистка решеток. Все это нужно было понять на практике. Для удаления шлака использовалась специальная кочерга, которую почему-то прозвали «понедельником». Ею подламывали шлак и удаляли из топки. Работа была не из приятных. Один кочегар открывал топку, второй орудовал «понедельником». Наготове стояли ведра с водой, которыми тушили шлак и обливали кочегара. Важно было не «простудить» котел. Свежая порция угля весело разгоралась, и машина продолжала работать.
Питание на буксире было неважное. На «Ямале» буфетчица готовила лучше и вкуснее. Здесь привыкли к белому хлебу с маслом и чаю. Обед состоял из сушеных овощей и мяса с сильным душком. Команда буксира привыкла к такому ассортименту и ела с аппетитом. Возмущались курсанты, которые работали в полную силу за кочегаров. Протест дошел до капитана – старого «морского волка». Выслушав старпома, он буркнул: «Дойдем до Мурманска, а там решим».
Ошвартовались как обычно у седьмого причала рядом с МБ-8. Оставалось заглушить котел и сделать приборку. Практика заканчивалась, подошло время возвращаться в училище. Соседи с МБ-8 сообщили, что приходила Чернявская и сказала, где и когда собираться.
Капитан МБ-10 ходил по мостику хмурый. На вопрос: «Где старпом? - не отвечал. Аристов, Горев и Алепко собирали вещи. Баранов и Егоров сдавали боцману казенное имущество. Вениамин Козлинский прикидывал расходы на дорогу домой.
Вскоре на пирсе появился старпом и матрос. Матрос тащил два ведра, старпом нес кису. Теперь можно было идти подписывать документы и ставить печати.
Через час объявили: «Команде обедать!» Курсантов предупредили обязательно быть в кают-компании. Кушать сушеный картофель с тухлым мясом или старой селедкой не хотелось. Но нельзя не выполнить распоряжение капитана.
С камбуза пахло чем-то вкусненьким. Стол в кают-компании был покрыт белой скатертью. На столе стояла большая сковорода жареной картошки. Отдельно в большом лагуне таилась свежая рыба. Капитан поблагодарил всех курсантов за работу и выдал справки о прохождении практики.
После возвращения из Мурманска из 13-й группы был отчислен курсант Николай Долгов за сокрытии факта пребывания на оккупированной территории. Был предан суду курсант первого набора Петр Краснобай, который утверждал, что принимал участие в партизанском движении в Крыму. Проверка компетентными органами показала, что действительно принимал, но на стороне немцев, которым показывал, где прячутся партизаны.
В конце 1950 года политический отдел Тыла Лен.ВМБ проверил состояние партийно-политической работы в училище. Выводы были серьезные. В заключительном акте отмечался низкий уровень партийно-политической работы, слабая борьба за отличную учебу и дисциплину. Комиссия отметила большое число неудовлетворительных оценок и факты грубого нарушения воинской дисциплины. Скрывать от комиссии было нечего. Все нарушения были документально отражены в приказах начальника училища.
Рагушенский, как мог, успокаивал подполковника Свирина, считая, что все комиссии направлены против здравого смысла и беспокоиться не о чем. Повторная проверка в январе 1951 года показала правоту его взглядов. Комиссия политического отдела базы отметила более устремленную партийно-политическую работу, активность партийных собраний. Критика и самокритика стали более конкретны и действенны.


1.10. Первые выпуски специалистов Вспомогательного флота
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

За 1950-51 учебный год из училища было отчислено 22 курсанта, в том числе 7 по неуспеваемости. 15 апреля 1951 в училище был произведен первый выпуск специалистов для вспомогательного флота в количестве 103 человек (38 судоводителей и 65 судомехаников). Диплом с отличием получили курсанты: Гуричев Н.Н., Мазепа И.Е., Хватов В.П., Селиверстов А.А., Камчатов Г.К. Молодые специалисты получили распределение на суда Балтийского, Северного, Тихоокеанского и Черноморского флотов. 15 апреля 1951 года состоялся большой праздничный вечер, на котором с речью выступил Евгений Федорович Рагушенский. Он отметил огромный вклад коллектива училища в организацию и становление учебного заведения. Выпускников, окончивших училище с отличием, наградили ценными подарками и предоставили возможность самостоятельного выбора места службы.
Иван Мазепа получил назначение на танкер «Койда» Северного флота третьим помощником капитана. За десять лет работы на вспомогательном флоте он вырос до капитана этого танкера
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
, окончил высшее Мореходное училище в Мурманске. Позднее командовал танкерами «Волхов», «Вязьма», «Кола». По стопам отца пошел и сын. Мазепа младший окончил ЛМУ и стал старпомом танкера «Капитан Осипов», названного в честь Сергея Осипова – выпускника Ломоносовской «Мореходки». Так складывались династии моряков вспомогательного флота.


Старшие офицерв ЛМУ ВМФ: Грустан В.Д. , Улыбин А.С., Елацков А.А., Рагушенский Е.Ф., Свирин П.Н., 1949 г.



5 августа 1951 года училище произвело 2-й выпуск специалистов: 37 штурманов, 22 дизелиста и 43 механика по паросиловым установкам. С отличием училище окончили курсанты: Лаков А.Е., Рысаков А.И., Васильев Г.И., Павлов В.М., Соловьев В.И., Конев В.И., Бурцев В.А., Евсеенков В.С., Камусикин В.С., Ивановский И.Ф., Антонов В.М., Зуйков В.М.. Не сдал государственные экзамены судомеханик Кузнецов В.А..
Читателю этой истории может показаться странным, почему в один и тот же год училище произвело сразу два выпуска молодых специалистов. Данное положение объясняется разным уровнем подготовки курсантов первых наборов. Одни молодые люди имели неполное среднее образование, другие окончили школу юнг или уже имели опыт плавания на судах Вспомогательного флота. С каждым абитуриентом проводилось индивидуальное собеседование, проверялись знания основного учебного материала. Приемная комиссия рекомендовала командованию, какого курсанта, на какой курс зачислить. В результате такого отбора в училище образовалась группа досрочного выпуска.
На спортивных соревнованиях команды ЛМУ ВМС заняли 1-е место по флажному семафору, 2-е по гребно-парусным гонкам и 2-е по волейболу. Спортивно-массовая работа в училище была организована на высоком уровне.
В конце 1951 года Евгений Федорович Рагушенский был направлен в Москву в Управление Вспомогательных судов и гаваней (УВСГ). Его здоровье нуждалось в лечении. Служить ему пришлось недолго. В 1952 году он был уволен в отставку по болезни. Рагушенский исполнял обязанности начальника училища 5 лет. Ему досталось самое трудное время в становлении учебного заведения.
Капитан 1 ранга Елацков А.А. в 1952 году был назначен начальником Технического училища ВМФ в Ломоносове. Учебный отдел в ЛМУ ВМФ возглавил капитан 1 ранга С.С. Савин.
Комментарии (1)
ЛМУ ВМФ # 9 января 2019 в 08:33 0
Рысаков А. И. - окончил Ломоносовское МУ в 1951, капитан СРТ, СРТР, БМРТ УСЛ и Эстрыбпром в Таллине