Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 6 - Глава II. Становление учебного процесса

Автор
Опубликовано: 1533 дня назад (6 июля 2015)
Редактировалось: 1 раз — 6 июля 2015
0
Голосов: 0
Глава II. Становление учебного процесса

2.1. Руководящий состав мореходного училища.

7 сентября 1951 года в должность начальника Мореходного училища вступил инженер-капитан 1 ранга Декалин Иван Андреевич, 1903 года рождения. Выходец из семьи моряка-лоцмана в селе Пинская Ульяновской области, Иван Андреевич двенадцатилетним мальчиком пошел работать рассыльным на пристани. Лето 1917 года Иван Декалин проплавал учеником матроса на пароходе «Василий Лапшин». Здесь на Волге в Астрахани он вступил в профсоюз водников, связав свою жизнь с морем. 1918 год застал Декалина учеником матроса на пароходе «Петр Чайковский». Шла гражданская война. Вступив в отряд революционных моряков, он воюет против белогвардейцев на реках Волге и Каме. В 1920 году поступает учиться на курсы судоводителей, плавает на пароходах матросом, рулевым, затем третьим помощником капитана.
В 1925 году Декалина призвали в Красную Армию. Он успешно окончил полковую школу младших командиров и был назначен политруком роты. В 1927 году Иван Андреевич вступает в члены ВКП(б) и демобилизовывается из рядов Красной Армии. Он стремится учиться, оканчивает Куйбышевский рабфак и едет в Москву поступать в Институт транспорта. В ноябре 1930 года по желанию его переводят в Ленинград в Институт водного транспорта, который успешно оканчивает по специальности судовые энергетические установки.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В 1933 году Ивана Декалина по решению ЦК ВКП(б) направляют на флот. Флоту нужны квалифицированные командиры-инженеры новой закалки. Приказом начальника Морских сил РККФ во ВМИУ им. Дзержинского организуют командирские курсы.
Среди выпускников 1935 года, окончивших курсы и защитивших диплом значится и фамилия Декалина. На развернутой полосе газеты «Дзержинец» № 32 (111) опубликована фотография И.А.Декалина и слова И.Сталина: «ТОВАРИЩИ! Вы окончили высшую школу и получили там первую закалку. Но школа – это только подготовительная ступень. Настоящая закалка кадров получается на живой работе, вне школы, на борьбе с трудностями, на преодолении трудностей». Начальник кафедры Колычев напутствовал выпускников: « Будьте внимательны и особенно внимательны к «мелочам» С первых же дней своей службы вырабатывайте практические навыки, присматривайтесь к работе ваших старшин – больших мастеров в выбранной вами специальности, не стыдитесь учиться у них, чтобы стать виртуозами инженерами – лучшими в мире советскими инженерами». Военный инженер Декалин с предписанием в руках направляется на Тихоокеанский флот.
Служба инженером-механиком в бригаде торпедных катеров приносит результаты. Системы двигателей требует доработки в процессе эксплуатации и ремонта. Под эгидой Военного Совета Тихоокеанского флота в бригаде разворачивается работа, направленная на сокращение сроков ремонта двигателей. В 1939 году Декалин посылает в штаб флота 8 рационализаторских предложений. Окончательное заключение дает технический отдел. Время идет, а рецензии все нет. Возникает почти детективная история о том, как военинженер 2 ранга Калиниченко хоронил рацпредложения Декалина. О ней написал в газете «Боевая вахта» № 83 (1253) от 11.04.1940 года капитан 2 ранга Ю.Серебряков – военный инженер Кронштадтского Морского завода. Автор закончил статью цитатой из передовой газеты «Правда» за 6 марта: « … А у нас есть и такие руководители, которые не говорят с людьми иначе, как поучающим резонерским тоном. Такие руководители игнорируют опыт масс, мысль, инициативу, идущую снизу». Борьба с флотским бюрократом закончилась благополучно. Декалин получил денежную премию и зеленый свет на внедрение собственных изобретений.
Иван Андреевич прекрасно понимал, что одними рацпредложениями нельзя повысить уровень подготовки специалистов среднего звена. Пользуясь любезностью редактора краснофлотской газеты «За кадры», он начинает публикацию ряда статей технического характера: «Происхождение и свойства жидких топлив» (№15 от 24.03.1940), «Некоторые поросы о трениях и смазки двигателей» (№ 10 от 31 марта 1941 года) и т.п. Творческий порыв Декалина заметил политический отдел и направил его в Учебный отряд Тихоокеанского флота командовать Электромеханической школой.
Началась Великая Отечественная война. Тихоокеанский флот не подвергался бомбежкам и артобстрелам. В Учебном отряде ТОФ продолжались занятия по полной программе. Офицеры порою завидовали матросам, которые получали назначение на Балтику, Север и Черное море. Там шли тяжелые бои с превосходящими силами противника. Мысли преподавателей хорошо выразил флотский поэт А.Смирнов:

Они ушли. И вот теперь на фронте
С врагом сражаются в боях –
И бьют они его по-краснофлотски,
И чувствуют себя, как на морях.

Учить тому, что нужно на войне – стало основной задачей Учебного отряда. Чтобы дать флоту хороших специалистов от преподавателей и инструкторов потребовалось большое педагогическое мастерство. Трудность состояла в том, чтобы приблизить учебу к боевым условиям. Опять заработало творческое начало Декалина. Помещение, где стояли макеты действующих механизмов, задымляли, имитируя пожар. Инструктор вводил неисправность в двигатель. Матрос должен был надеть противогаз, отыскать неисправность и устранить ее. Более сложная задача состояла в отыскании и устранении неисправности с закрытыми глазами. Такие тренировки проводились регулярно.
В 1943 году Учебный отряд ТОФ отмечал свое десятилетие. Десятки тысяч бойцов вышли из его стен и сражались за свободу и независимость социалистической Родины. Враг был отброшен от стен Москвы. Матрос Елисеев писал из Сталинграда: … «Мы бились за город Сталина, за свою Родину, за свой русский народ – поэтому мы и устояли. И не только устояли, мы сумели окружить огромную армию и 2 февраля закончили ее уничтожение и пленение». … У командиров-преподавателей была огромная уверенность в победе. Они тоже внесли огромный вклад в подготовку и воспитание кадров для кораблей и частей. В приказе командира отряда объявлена благодарность тт. Айзенберг, Декалину, Краснову, Ермолаеву и др.
В апреле 1944 года в газете «За кадры» № 25 И.Декалин публикует очередную статью «Основные понятия о работе двигателей», в которой разбирает работу двигателей внешнего и внутреннего сгорания. Паровые машины еще сохранились на старых тральщиках и буксирах, а паровые турбины – на новых сторожевиках и эсминцах. Статья написана четко, ясно и доходчиво для любого специалиста. В газете «За кадры» № 28 от 27 апреля 1944 года Декалин подводит итоги своей работы в Электромеханической школе. Он пишет о том, как много нужно еще сделать по совершенствованию учебно-наглядных пособий, макетов, моделей, механизмов и агрегатов, чтобы повысить качество подготовки специалистов. Нет бахвальства и самолюбования. «То, что сделано – хорошо, но надо делать еще лучше», - таков девиз офицера. Декалина всегда бесило, когда преподаватель рассказывал об устройстве турбины, используя только тетрадь, карандаш и линейку. Под его руководством в Учебном отряде ТОФ была создана хорошая материальная база обучения. За заслуги в подготовке специалистов для ВМФ инженер капитан 2 ранга Декалин был награжден орденом Красной Звезды.
25 июня 1944 года Школы отряда вторично посетил командующий Тихоокеанским флотом адмирал Юмашев. Он осмотрел учебные кабинеты, действующие модели и механизмы для наглядного и практического обучения, изготовленные инструкторами и преподавателями. Адмирал высоко оценил старшин и офицеров отряда, напомнив, что три выпускника Учебного отряда удостоены высокого звания Герой Советского Союза.
С июля 1948 года по август 1951 года инженер капитан 1 ранга И.А.Декалин проходил службу в должности начальника Отдела Труда и Кадров вольнонаемного состава Черноморского флота. Ему пришлось заниматься подготовкой кадров вольнонаемного состава, нормированием труда, организовывать социалистическое соревнование в учреждениях и на предприятиях флота. Однако служба в отделе его не устаивала, хотелось заниматься механикой и реализацией идей связанных с подготовкой инженеров механиков. Иван Александрович пишет рапорт с просьбой перевести его на преподавательскую работу. Рапорт Декалина был удовлетворен. 25 сентября 1951 года командующий ЧФ вице-адмирал С.Горшков подписал приказ № 117 с объявлением благодарности инженер-капитану 1 ранга Декалину И.А. за безупречную службу и хорошее руководство отделом.
Принимая Мореходное училище, Декалин имел опыт управления учебным заведением, и прекрасно знал, какими должны быть специалисты вспомогательного флота. Декалин вместе с Рагушенским обошел территорию, посетил учебные кабинеты и ротные помещения. Теперь можно только предполагать, о чем говорили два капитана 1 ранга, осматривая здания учебных корпусов, столовую и помещения, где проживали курсанты единственного в СССР Мореходного училища ВМС. Опытный преподаватель и командир Декалин сразу понял, что надо заниматься методической работой и оборудованием кабинетов. Как инженер-механик, Декалин занялся Судомеханическим отделением.
Изменился и состав управления училищем. Учебный отдел принял капитан 1 ранга Савин С.С., строевой - подполковник Примазон. Обязанности секретаря партийного бюро исполнял служащий Прозоров К.Л., а комсомольской организацией руководил лейтенант В. Маковой. Капитан 1 ранга Елацков А.А. распрощался с ЛМУ ВМФ и вступил в должность начальника Технического училища ВМС.
Планом приема в училище на 1952 год, утвержденным заместителем начальника Тыла ВМС, предусматривалась новая специализация техник-радист. На судах обеспечения ВМС устанавливались радиостанции, радиолокационное и радионавигационное оборудование. Для его эксплуатации и использования требовались специалисты, владеющие знаниями в области радиотехники. С этой целью в училище предполагалось создать радиотехнический отдел, который организационно замыкался на начальника судоводительского отделения. Что значит создать? Это не просто организовать нечто эфемерное в стиле классицизма или рококо. Создать – это значит мысленно продумать проект, выделить помещения для проживания курсантов, организовать лаборатории для обучения, разработать учебные планы и создать программы. А самое главное – найти людей, способных решать поставленную задачу и обеспечить их всем необходимым.. Решением этих вопросов занимались всю осень 1952 года. Отработав предложения по формированию радиотехнического отдела, Декалин сам поехал в Москву «утрясать» оргштатные вопросы.
Директивой ГМШ ВМС от 24 июля 1952 года при Мореходном училище предусматривалась организация годичных курсов по повышению квалификации командного состава вспомогательных и гидрографических судов ВМС. Декалин, прочитав документ, поморщился. Однако совещание начальников Судоводительского и Судомеханического отделений все же назначил. На совещании после долгих споров решили курсы организовать, но проводить их во второй половине дня после того, как закончатся основные занятия с курсантами.

Общетехнический цикл с 1949 по 1962 год возглавлял Богомольный А.Е.. Несмотря на трудности послевоенного времени, ему удалось подобрать хороший педагогический коллектив. На младших курсах обучение шло по программам средней школы: русский язык, физика, химия, математика, черчение, история, география и другие предметы. На этом же цикле преподавали техническую механику, сопротивление материалов и т.д. Преподаватели Пейсихис Н.Л., Рудакова Е.Н., Ковалев В.Н., Кашунин Р.А., Максимов И. и другие уделяли много внимания курсантам, обеспечивали самоподготовку, как обязательный элемент профессионального обучения.
На Судомеханический цикл пришли новые преподаватели. Курс паровых машин вел Николай Александрович Маренков. Он прошел все ступени иерархии судового механика от кочегара до старшего механика, сумел защитить кандидатскую диссертацию. Он оказался не только хорошим педагогом, но и воспитателем. Имея богатый жизненный опыт, Маренков прививал любовь к профессии, разъяснял правила отношений между людьми в экипаже и многое другое, что не написано ни в каких учебниках. Вспомогательные судовые механизмы очень доходчиво преподносил Богомольный А.Е. Учебников было мало, курсанты вели подробные конспекты, которые пригодились во время работы на вспомогательном флоте. Дисциплину «Электрооборудование судов» вел Газе, а паровые турбины талантливый преподаватель Арнольд Григорьевич Верете. «Теорию и устройство корабля» - Катин.
Цикл Военно-морской подготовки постепенно пополнялся новыми преподавателями. В училище прибыл для дальнейшего прохождения службы капитан 2 ранга Михаил Павлович Рупышев. Во время войны он командовал 6-м дивизионом тральщиков Ладожской военной флотилии. Он окончил мореходное училище, ходил в море на транспортных судах. С началом войны отправился в военкомат. При составлении документов на новобранцев бестолковый писарь вместо специальности «штурман» записал «штукатур». Не долго думая, военкомат направил Михаила Павловича в инженерные войска, где определили сапером. Оправдываться за ошибку писаря пришлось долго. В конце концов разобрались и назначили на флот, где присвоили офицерское звание. Командуя тральщиком УК-4 («ижорец»), Рупышев в августе 1941 года доблестно под огнем финских батарей вывозил из окружения бойцов 23-й армии.
Завершив третий год обучения, 13-ю группу в июне 1951 года отправили сначала в отпуск, а затем для прохождения практики в Севастополь. Курсанты Алепко, Аристов, Баранов, Козлинский и Малофеев были распределены на буксир МБ-33. При водоизмещении 1200 т и мощности 1200 сил буксир имел автономность 35 суток и при полном запасе топлива был способен пересечь океан. Паровая машина работала на жидком топливе, запас которого составлял 450 тонн, что сравнимо с небольшим танкером.
Буксир стоял под парами, ожидая распоряжения с берега следовать в Балаклаву. Курсанты едва успели забежать на судно, как сыграли «Аврал» и стали выбирать якорь.
Севастопольская бухта неповторима. На рейде стояли на бочках линкоры «Севастополь» и «Новороссийск», крейсеры «Ворошилов», «Красный Крым» и «Красный Кавказ». У стенки судоремонтного завода – крейсеры «Молотов» и «Керчь», введенные, как и «Новороссийск», в состав ВМФ СССР после раздела итальянского флота.
Капитаном МБ-33 был известный на вспомогательном флоте герой войны и орденоносец Георгий Елизарович Фалько. Спокойный и рассудительный человек никогда не кричал на подчиненных. Экипаж буксира был хорошо отработан. Это вызывало чувство глубокого уважения к труженикам моря. Курсантов поставили на довольствие и определили кубрики для проживания. В отличие от «Ямала» буксир был новым и американским. Восемь таких буксиров СССР приобрел у США в 1949 году. Суда благополучно пересекли океан и оказались в Севастополе.
Первое, что бросилось в глаза – наличие в провизионной кладовой морозильной камеры, на камбузе – расходный холодильник, а в столовой команды наличие колонки с охлажденной питьевой водой. Кубрики были оборудованы трехярусными койками, здесь же находилась и машина брашпиля. Электрический колокол громкого боя грохотал так, что был способен мертвого поднять и поставить в строй по авралу.
В Балаклаве находился дивизион трофейных тральщиков, которым согласно приказ-заданию следовало мазут. Увидев МБ-33, флагманский механик дивизиона криком свое крайнее возмущение: «Вы бы еще на волах и в бурдюках мазут возили!» Капитан Фалько не отреагировал на крики с берега, а запросил место стоянки в бухте. Тральщики подходили по одному, становились лагом к буксиру, который передавал топливо. Передачей руководили старший помощник и старший механик. Слышались только команды: «Открыть горловины!», «Подать шланги и закрепить!», «Включить насосы!». Через полтора часа все тральщики были заправлены мазутом.
Второй механик МБ-33 – Федор Примак тоже был героем войны. Вот только образования у него было маловато – всего четыре класса. Опыт работы на угольных судах не соответствовал требуемому уровню квалификации. Это не могло не сказаться на качестве эксплуатации силовой установки буксира. Машина буксира фирмы Скиннер, как и все новые машины того времени, работала на перегретом паре, поэтому в ее паровые цилиндры постоянно малыми дозами подавалась смазка – цилиндровое масло. Для машины хорошо, а для котлов – смертельно. Попадая на поверхность нагрева котла, масло прилипало к ней и препятствовало охлаждению, поскольку теплопроводность масла в 500 раз хуже, чем у стали. Детали котла теряли прочность и разрушались. Чтобы масло на котел не попадало вместе с конденсатом перегретого пара, ставились фильтры из кокса, активированного угля или махровой ткани. Американцы решили эту проблему проще. Согласно инструкции по эксплуатации в конденсат вводился раствор алюминиевых квасцов, что вызывало сворачивание масла в хлопья и осаждение хлопьев на слое кварцевого песка в фильтре. Поскольку 2-й механик этого не знал, то решили отмыть песок от масла. Содержимое фильтра выгрузили в большие поддоны, рядом поставили корыто с бензином и отмывали песок, перемешивая его лопатой. Отмытый песок снова загружали в фильтр.
Закончив работу по совету стармеха стали осматривать котлы системы Бабкок-Вилькокс. Когда открыли лючки и получили доступ к трубкам, то просто ахнули. Трубки были покрыты не какой-нибудь пленкой, а хорошим слоем масла. Сделав пыжи из пакли, за два дня бензином отмыли внутреннюю полость обоих котлов.
Ходовые испытания показали надежную работу паровой машины. Суда обеспечения флота выходили в море почти ежедневно. Корабли Черноморского флота были рассредоточены на большой территории побережья. За время практики удалось побывать в портах Феодосия, Новороссийск, Батуми. Из Казачьей бухты Севастополя в Поти тащили на буксире артиллерийский щит для общефлотских учений.
В Новороссийском порту курсанты молча с обнаженными головами, отдали честь полузатопленным обломкам легендарного лидера «Ташкент». На мостике МБ-33 без фуражки стоял капитан Георгий Фалько.
После Поти буксир снова вернулся в Севастополь, забрал щит для тренировки бомбардировщиков и отвел его в Черноморское. Бывшее татарское поселение Ак-Мечеть или по-русски Белая Церковь, а теперь Черноморское славилось дешевым рынком и прекрасным песчаным пляжем. Абрикосов было навалом. Ведро фруктов стоило 3 рубля. При стипендии 70 рублей и казенном питании можно было позволить себе съесть и ведро фруктов.
На учение авиации было отведено три дня. Рано утром буксир выходил из порта, имея за кормой огромный деревянный щит на понтонах. В заданном районе буксирный трос травили до 900 метров и делали галсы, сохраняя курс и скорость. Огромные четырехмоторные бомбардировщики Ту-4 заходили над целью и сбрасывали учебные бомбы на щит. Экипажи работали с большой высоты, сбрасывая свой груз сериями. Бросив бомбы, бомбардировщик уходил на второй заход. В это время над целью заходил второй самолет, а за ним третий. Так повторялось в течение дня несколько раз. Сначала было страшно, но потом привыкли. За воздухом наблюдал сам Фалько, давая редкие команды рулевому. Как-то раз, он выразился: «Мазилы, «Юнкерсы» в 1941 работали точнее».
После учений МБ-33 получил приказ следовать в Николаев и вывести крейсер после ремонта через лиман Южного Буга. Простояв неделю без дела, буксир, наконец, подвели к высокому борту корабля. С носовой части какой-то молодой матрос пытался подать бросательный конец, а боцман его принять. Старпом матерился по громкой связи, выражая свое возмущение по поводу подготовки швартовой команды. Воодушевленный матом матрос бросил легость и попал на корму. В это время с мостика прозвучала команда: «Буксирный конец не подавать, следуем в Одессу!»
Согласно полученной радиограммы, в Одессе необходимо взять буксир шхуну и отвести ее в Севастополь. В Одессу пришли в полночь. Город еще сиял огнями. С берега доносились звуки музыки, которые заглушал шум работающего порта. Шхуну нашли в затоне. Буксир ошвартовался рядом, буксирный конец завели, а утром в 5 часов уже прощались с Воронцовским маяком.
Практика на МБ-33 заканчивалась, с буксиром расставаться не хотелось. В разгар сборов в кубрик неожиданно зашел Георгий Елизарович Фалько. Высокий, худой человек говорил медленно, как бы взвешивая каждое слово. К такой манере поведения капитана курсанты уже привыкли. Присев на койку, он расспросил каждого курсанта о том, что понравилось на буксире. Речь зашла об эксплуатации паросиловой установки. Фалько спросил:
- Откуда вы знаете особенности нашей энергетической установки? Ведь благодаря вашей бдительности и работе мы остались с рабочей машиной. Мне докладывал старший механик о том, что вы сделали во время стоянки в Севастополе. Похвально.
- Нас этому научил преподаватель Маренков, - ответил курсант Козлинский. – Еще на вахте при возвращении из Балаклавы стало ясно, что машина не выходит на полную мощность. Давление пара в норме, а скорости нет. Об этом мы и доложили старшему механику.
- Спасибо, не ожидал, - ответил Фалько. – Во время войны мне пришлось командовать буксиром СП-7. Война застала нас 21 июня вечером, когда наш буксир обеспечивал постановку кораблей на рейде после прошедших учений. В три часа ночи мы услышали гул самолетов. Приморский бульвар был ярко освещен, и мы увидели кресты на бортах. Корабли открыли зенитный огонь и один самолет сбили. Так началась для нас война.
Георгий Фалько попрощался с каждым курсантом за руку, пожелал удачи и успехов учебе. Старший помощник снабдил всех кефалью холодного копчения.

Стажировка

Начальником Судоводительского отдела в 1951 году назначен капитан 3 ранга Макаров Николай Максимович, 1919 года рождения. Он не успел окончить ВВМУ им. М..В.Фрунзе и с началом войны прошел ускоренные курсы по артиллерийской подготовке и отбыл в распоряжение Военного совета Сибирского ВО. Командовал противотанковой батареей на Ленинградском фронте. В 1944 году был откомандирован на Балтийский флот, где получил назначение на должность командира сторожевого катера. Принимал участие в освобождении Прибалтики командиром «СК-171». Флагманский штурман дивизиона морских охотников. Окончил Высшие офицерские курсы и получил назначение флагманским штурманом Рижской ВМБ (1947-50). Капитан 2 ранга (1952), капитан 1 ранга (1957). Награжден орденом Красной Звезды (1943), медалью За оборону Ленинграда (1943), медалью За Боевые заслуги (1950). Уволен а запас по болезни в 1961 году.
Опытный офицер хорошо знал акваторию восточной части Финского залива. Теперь ему предстояло осваивать управление учебно-парусным судном, организовывать учебный процесс и руководить практикой.
Практика курсантов проводилась с 15 мая по 15 ноября 1952 года. Судоводители получали практические навыки на учебной шхуне «Чайка», механики 1 курса учились обработке металла в мастерских ВВМИУ им Дзержинского, знакомились с производством дизелей на заводе «Русский дизель». Радистов направили на суда УВСГ на Северный и Черноморский флоты. Всего практику прошли 555 курсантов. Сборная команда училища завоевала 1-е место по плаванию на 200 и 500 метров. На первенстве ДОСААФ шлюпочная команда вышла только на 4-е место. Соревнования по гребле на ялах проводились и в Мурманске. Курсанты выступали за Отдел вспомогательных судов и гаваней, завоевали переходящий приз и заслужили благодарность от командования.
В 1952 году курсанты выпускного курса ЛМУ ВМФ впервые проходили шестимесячную стажировку на военных кораблях Балтийского флота. Стажировкой руководили офицеры Военно-морского цикла, который после Н.Макарова возглавил капитан 1 ранга Григорьев. Обширная программа предусматривала изучение конструкции корабля, использования оружия, энергетической установки, корабельного расписания и других элементов, необходимых офицеру запаса.
Группе механиков-паросиловиков предстояло пройти военный сбор на боевых кораблях. 1 сентября весь курс механиков прибыл ночным поездом в Таллинн. Курсанты были в военной форме с погонами курсантов-выпускников ВВМУ. Воинское звание мичман котировалось в то время высоко, поэтому все ребята очень гордились, пришивая погоны к своим форменкам. Группу распределили по тральщикам 23 дивизиона. Это были трофейные немецкие тральщики типа М-40. И.Алепко и Д.Аристова назначили на флагманский тральщик Т-701. Кораблем командовал капитан-лейтенант И.Ф.Белых, должность замполита исполнял Коваленко, а БЧ-5 возглавлял Лохов. Стажеров поселили в каюту доктора Плиткина. По штату у немцев экипаж тральщика составлял 80 человек. На флагманском корабле вместе с практикантами экипаж увеличился до 110 человек. Возникла проблема с размещением людей, но ее быстро решили, раздобыв подвесные койки.
Команда и корабль оказались отличными во всех отношениях. Тральщик Т-701 для траления мин не использовали. Боевые задачи сводились к доставке военного снаряжения и сопровождения судов в восточной части Финского залива. В конце декабря корабль сопровождал ледокол «Волынец», отремонтированный финнами в счет репарации.
Ледокол ожидали на рейде у острова Ханко. Тральщик изрядно болтало на волне. С головы одно из матросов ветром сорвало и унесло за борт шапку-ушанку. Командир приказал спустить шлюпку, шапку найти и подобрать. Несмотря на приличную волну и сильный ветер приказание было исполнено. Такое поведение командира способствовало росту его авторитета и морской выучки личного состава.
Некоторые курсанты группы во время стажировки исполняли обязанности не только старшин команд, но и командиров боевых частей. Такое положение свидетельствовало о высокой оценке уровня подготовки курсантов Мореходного училища ВМС.

24 июля 1952 года Военно-морской министр вице-адмирал Н.Кузнецов приказал увеличить численность обучаемого контингента с 600 до 1200 человек за период до 1954 года. Ежегодный набор курсантов на первый курс должен составлять 350 человек. Приказом предусматривалось завершение строительства зданий Мореходного училища к 1954 году.
Чрезвычайные происшествие случилось 24 сентября 1952 года. Во время драки в поселке Вырица был убит курсант Соболь Г.Г и ранен Кудрявцев Е.А. Этот случай разбирался на комсомольских собраниях подразделений, где было принято решение укреплять воинскую дисциплину.
За чрезвычайным происшествием последовала строгая комиссия по проверке политико-морального состояния, воинской и трудовой дисциплины, организации службы. По результатам проверки был написан серьезный акт. В акте предлагалось разработать положение «О Мореходном училище ВМС» и уточнить правила внутреннего распорядка. Далее следовал длинный перечень замечаний с указанием конкретных сроков их устранения.

В начале марта 1953 года умер великий вождь «всех времен и народов» Иосиф Виссарионович Сталин. По всей стране был объявлен траур. На период траура в Мореходном училище отменили занятия, предоставив политработникам, время для изучения Истории КПСС, в которой прослеживалась мудрость вождя со времени революции. Люди замерли в ожидании новых свершений, к которым не были готовы. Наконец страсти улеглись, вождя похоронили 9 марта 1953 года со всеми почестями. Новым секретарем ЦК ВКП(б) был избран Никита Сергеевич Хрущев. Из Москвы доносились сообщения о вводе танков на Красную площадь. Лаврентий Павлович Берия был арестован, признан шпионом и врагом народа. О его расстреле ходили таинственные слухи. Положение в стране было напряженным, никто не знал, что будет завтра.
Политические события не мешали работе учебного заведения. Провинциальный Ораниенбаум (Рамбов), как продолжали называть город местные жители по привычке, находился далеко от олимпа власти. Единственно, что стало заметным, люди перестали шушукаться по углам, и открыто выражали свои мысли.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

11 марта 1953 года состоялся 3-й выпуск специалистов для вспомогательного флота. 14 курсантов окончили с отличием. Всего было выпущено 99 человек, из них 28 штурманов, 45 судомехаников и 26 паросиловиков. Лучшими по успеваемости были признаны курсанты: Леонтьев А.И., Алепко И.Г., Голиков М.А., Музыка М.Я.. В торжественной обстановке выпускникам вручили дипломы, отличникам карманные часы с гравировкой. Банкет был устроен, но праздника не получилось, поскольку страна переживала траурные дни. За 1952-53 учебный год было отчислено 38 человек, в том числе 10 по неуспеваемости. Курсантам этого выпуска впервые в истории ЛМУ было присвоено воинское звание младший техник-лейтенант запаса.



1 мая 1953 года пришло новое штатное расписание, которое включало должности преподавателей радиотехнического цикла, который должен был готовить специалистов по радиотехнике. Кроме этого были введены должности заместителей начальников отделений по политической части, а в ротах – старшины рот. Нововведения были направлены на повышение уровня воинской дисциплины и усиления партийного влияния на личный состав.
6 августа случилось ЧП. Курсанты 4-го курса Судоводительского отделения Петров В.В. и Смирнов В.Н. ушли в самовольную отлучку. Считая себя «опытными» моряками, они вышли на лодке в Невскую губу. Лодка перевернулась. Тела курсантов были обнаружены в районе Сестрорецка. Декалин тяжело переживал гибель молодых ребят. Командир роты получил взыскание.
В 1953 году состоялась самая крупная по численности курсантов практика. В ней принимало участи 670 человек. По-прежнему Судоводительское отделение выручало учебное судно «Чайка». На парусник направляли курсантов окончивших первый курс, которых следовало «оморячить». После второго курса шла производственная практика на военном заводе №180 и заводе «Русский дизель». Третий курс направляли на суда УВСГ. Выпускники стажировались на боевых кораблях. Практика завершилась успешно.
14 марта 1953 года введен новый штат. Численность военнослужащих в училище составила 61 человек, вольнонаемных 337, а курсантов 1200. Курсанты были сведены в 12 рот. Управлять таким коллективом становилось трудно. Ежедневно Декалину приносили на стол десятки рапортов, половина из которых состояла из докладов о нарушении дисциплины. Начальники отделений жаловались на пропуски курсантами занятий и снижение успеваемости. Требовалось срочно принимать меры. В состав Судоводительского и Судомеханического отделений ввели должности заместителей по политической части, освобожденных секретарей комсомольских организаций и старшин рот из числа сверхсрочнослужащих. Командованию училища казалось, что такой подход позволит повысить уровень управления коллективом курсантов. Однако по непонятным причинам 20 октября этого же года из штата исключили должности командиров и старшин учебных рот Судомеханического и Судоводительского отделений. Сократили должность заместителя начальника Курсов переподготовки по политической части. Декалин позвонил в Москву. Начальник управления ВСГ ответил, что идет реорганизация структуры управления ВМС и следует ожидать очередного изменения штатного расписания.
1954 год училище преследовал какой-то рок. Погиб при неизвестных обстоятельствах курсант Романовский В.Г.. Он ехал на поезде в отпуск. Его тело нашли на перегоне Путятино-Пантелеево Северной железной дороги. 24 июля 1954 года в проливе Бьерке-Зунд во время парусных учений на вельботах утонул курсант Павлов А.П.. Москва посылала телеграммы со словами: «усилить, укрепить, наказать». Политический отдел проводил бесконечные собрания, мешая учебному процессу. Декалин стал нервничать и жаловаться врачам на боли в сердце. Постепенно страсти улеглись, и жизнь в училище стала приходить в норму.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!