Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 8 - Глава V. Развитие Вспомогательного флота и его участие в локальных конфликтах

Автор
Опубликовано: 1137 дней назад (6 июля 2015)
0
Голосов: 0
Глава V. Развитие Вспомогательного флота и его участие в локальных конфликтах

Начальники ЛМУ ВМФ рассматривали подготовку специалистов для вспомогательного флота в комплексе с развитием боевых кораблей Военно-морского флота СССР. После Великой Отечественной войны в Советском Союзе были заложены и построены артиллерийские крейсера проекта 68 бис, эскадренные миноносцы, сторожевые корабли и подводные лодки. Стала создаваться мощная инфраструктура средств обеспечения ВМФ.
Вспомогательный флот послевоенного времени состоял из разнородных судов полученных по репарации немецкого флота и лендлизу со стороны Америки. Это были штабные корабли, гидрографические суда, плавучие базы, госпитальные суда, транспортные средства и т.п. Особое внимание уделялось строительству доков, плавучих кранов, морских буксиров и танкеров.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Крейсер проекта 68 бис подходит к танкеру









Боевые корабли строились на верфях в Ленинграде, Николаеве и Северодвинске. Крейсеров планировалось построить 30 единиц, но построили только 14. Корабли обладали хорошей броневой защитой, и мощным, по тем временам, артиллерийским вооружением. 4 башни строенных 152 мм орудий (МК-5 бис), 6 сдвоенных артустановок калибром 100 мм (СМ-5-1 с), плюс зенитные автоматы калибра 37 мм были способны наносить удары по береговым объектам, и отражать атаки авиации. Однако ракетное оружие не заставило себя ждать. В 1960-м году был разработан проект 58, который предусматривал наличие четырех двухракетных пусковых установок П-35 и 1x 2 ПУ ЗУР «Волна» с боекомплектом 16 ракет. Промышленностью предлагалась серия из 10 единиц, но построили только 4 корабля. Проект 1123 предусматривал постройку вертолетонесущих кораблей, способных нести боевую службу на значительном удалении от береговых баз. Эскадренные миноносцы проекта 56 сменили устаревший проект 30 бис. Вслед за ними последовали эсминцы проекты 61 и 61-м. Советский Военно-морской флот готовился к выходу в мировой океан.
Одним из важнейших факторов, влияющих на эффективность боевых операций на море, стала авиация. Опыт битвы за Атлантику и действия американцев на Тихом океане ярко показали, что нельзя сосредотачивать большое количество боевых кораблей в одном месте. Действующие соединения надводных и подводных кораблей целесообразно держать рассредоточено в мало посещаемых бухтах, принимать меры охраны, противовоздушной обороны и маскировки. Места маневренных стоянок следует периодически менять, чтобы лучше обеспечить скрытность флота. Такая система потребовала значительного увеличения числа плавбаз, плавмастерских, танкеров и других судов вспомогательного флота.
Закупка и постройка кораблей снабжения, транспортных и грузовых судов осуществлялось через Министерство Морского флота СССР. Транспорт «Десна» проекта 563 дедвейтом 12 000 тонн был передан Черноморскому флоту. Дизельная установка мощностью 4000 л.с. позволяла развивать скорость 15 узлов. Автономность плавания такого судна составляла 18 000 миль. Транспорт использовался для перевозки военных грузов из Черного моря на Дальний Восток. Экипаж состоял из 46 человек. Начиная с 1952 года вспомогательный флот начал пополняться новыми судами. Танкер класса ДОРА, зарегистрирован под именем «Истра». Его водоизмещение составляло 980/1200 тонн, построен в 1943 году в Германии, захвачен Англией и передан СССР в счет репараций. Судно предназначено для перевозки бензина. Танкера класса НЕРЧА строились в Финляндии для СССР (1952-55). Водоизмещение 1080 т., дальность плавания 2000 миль, экипаж 25 человек. Три судна такого типа «Нара», «Нерча» и «Клязьма» появились в составе Балтийского, Северного и Черноморского флотов. Класс КОНДА – серия из четырех судов: «Конда», «Россошь», «Саяны», «Яхрома». Водоизмещение 1178/1980 тонн, дальность плавания 2200 миль, экипаж 36 человек. Эти суда имели ледовое подкрепление и могли ходить в районах Крайнего севера.
В Финляндии на верфи Раума-Репола Минморфлотом были заказаны транспорты и грузовые суда. Часть этих судов передали Военно-морскому флоту для обеспечения боевых кораблей. Серия портовых буксиров проекта 714 была небольшой. Их построили 16 единиц, из которых в состав Черноморского флота вошел только один МБ-524. Буксир имел солидное водоизмещение 2240/2600 тонн, одну дизельную установку и развивал скорость 15 узлов. Экипаж состоял из 43-х человек. Следующая серия проектов 1454 и 745 (мб) строилась в Ярославле и Октябрьском. Океанские буксиры были оборудованы системой пожаротушения и аппаратурой для выполнения водолазных работ.
Основными видами работ, выполняемыми судами и базовыми плавучими средствами Вспомогательного флота являются:
-подача всех видов материальных средств кораблям ВМФ при нахождении в море, на рейде, в гавани и пунктах рассредоточения;
-транспортировка морем топлива, воды, вооружения, боеприпасов, продовольствия;
-участие в аварийно-спасательных работах по оказанию помощи кораблям, судам и самолетам, терпящим бедствие;
-буксировка кораблей и несамоходных средств;
-прокладка подводных кабелей;
-обеспечение боевой подготовки и безопасной стоянки кораблей флота в зоне полигонов.
Использование судов Вспомогательного флота складывалось традиционно и зависело от мест базирования кораблей ВМФ. Управление Тылом определило: постоянное закрепление судов ВФ за боевыми соединениями.
1. Выполнение отдельных работ по размагничиванию и техническому обслуживанию кораблей.
2. Выделение транспортных судов на время решения боевых задач.
3. Сдача судов в аренду при длительных работах в интересах организаций и предприятий, не входящих в состав ВМФ.

С момента создания военного блока НАТО и блока стран Варшавского договора в 1949 году начался период «холодной войны», участниками которой стали США и Советский Союз. Появление ядерного оружия и ракетной техники, запуск первого искусственного спутника Земли оказали существенное влияние на стратегию и тактику ведения боевых операций на море. Стоянка боевых кораблей в местах базирования становилась потенциально опасной из-за возможности его уничтожения баллистическими ракетами с ядерными зарядами. Советский Союз был вынужден выводить боевые корабли в открытый океан для обеспечения собственной безопасности. Такая стратегия потребовала нового взгляда на Вспомогательный флот. Суда обеспечения стали строиться с учетом большой автономности плавания.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В состав ВМФ вошли большие морские танкера типа «Борис Чиликин» проекта 1559. На эти суда стали приходить судоводители, судомеханики и радисты, подготовленные в ЛМУ ВМФ. В Венгрии (г.Будапешт на заводе им. .Георгиу Деж) строились военные транспорты для ВМФ и ММФ типа «Тиса». Эти суда были переоборудованы в ВТР и ходили под наименованием «Буревестник», «Ишим», «Лот» и т.д. Две дизельные энергетические установки обеспечивали скорость до 11 узлов и дальность плавания 3000 миль. СМТ «Олекма», «Иман», «Золотой Рог» были оборудованы системой передачи топлива на ходу. Их автономность плавания составляла 8000 миль, а экипаж – 40 человек.
Существенно расширялся класс кабельных, госпитальных судов, торпедоловов и кораблей мишеней. Одновременно совершенствовались проекты измерительных судов. 16 единиц проекта 1806 были построены в Зеленодольске. Они имели газотурбинную установку и развивали скорость до 20 узлов. На палубе была оборудована вертолетная площадка, гидроакустическая аппаратура и приборы для измерения физических полей. Суда размагничивания проекта 130 были заказаны в Польше, проект 220 в Финляндии, заказ на проект 1799 в Гороховце и Сретенске. В распоряжение командования военно-морских баз и военных судоремонтных предприятий находились большие плавучие и средние транспортные доки, учебно-тренировочные суда, морские транспортные суда снабжения.

В начале 60-х годов корабли ВМФ СССР стали периодически выходить в Средиземное море. Флот нес боевую службу. 5-я Средиземноморская эскадра кораблей ВМФ, а с октября 1989 года – 5-я ОПЭСК предназначалась для решения боевых задач на Средиземноморском театре. Основным боевым противником ВМФ СССР являлся 6-й оперативный флот США.
В марте 1963 года в Средиземном море началось боевое патрулировании американских атомных подводных лодок вооруженных баллистическими ракетами. Командование ВМФ пыталось решить задачи несения боевой службы в Средиземном море путем создания смешанных бригад из кораблей Северного и Балтийского флотов. ГК ВМФ С.Г.Горшков просил руководство ускорить решение вопроса о приобретении баз и создание пунктов обеспечения советских кораблей в Средиземном море. В результате переговоров с правительством Сирии было заключено соглашение об организации в Тартусе пункта материально-технического обеспечения. Командованию ЧФ была поставлена задача организовать снабжение кораблей и подводных лодок всеми видами тылового обеспечения. Из числа судов обеспечения ЧФ С этой целью создается группа судов в составе: танкер «Золотой рог», «Водолей-19», водолей «Сура», рефрижераторное судно «Сура», МБ-16 и плавмастерской-26. В военном порту Александрия на арендованном причале размещаются плавмастерская, водоналивная самоходная баржа, морской буксир и несамоходный плавсклад, с которого корабли ВМФ получают продовольствие, ГСМ, белье разового пользования, шкиперское имущество и регенерацию.
В 1969 году формируется 16-я бригада в составе трех дивизионов, насчитывающая в своем составе 72 вымпела.
Развивающийся Вспомогательный флот требует судоводителей, судомехаников, радиотехников и электромехаников, подготовку которых осуществляет Ломоносовское мореходное училище ВМФ.
Некоторые выпускники Судоводительского отделения уже достигли капитанского мостика. Большим морским танкером «Иван Бубнов» командовал Панов Константин Николаевич, танкером «Ахтуба» - Понимаренко А.Н.

Будни Радиотехнического цикла

К началу 1968/69 учебного года на РТЦ появился новый начальник Николай Александрович Трошанов и старший преподаватель Григорий Михайлович Семенюта. Афанасий Михайлович Терещенко сдал дела и обязанности начальника РТЦ, хотя и остался на учете в партийной организации училища. Вскоре он снова вернулся на цикл, но уже в качестве старшего преподавателя. Он фактически заложил основу подготовки радистов.
Г.М.Семенюта до ухода в запас был начальником связи полка. Опыта морских походов он не имел, но в вопросах радиосвязи разбирался прекрасно. Имея богатый фронтовой опыт, Григорий Михайлович быстро завоевал авторитет на цикле и стал фактическим лидером в организации учебного процесса.

Старший лаборант Алексей Федорович Харитонов не любил вести протоколы собраний. Четкие скупые фразы фиксировали события и не выдавали военной тайны. Участник Великой Отечественной войны в то время не понимал, что он пишет не протоколы заседаний цикла, а историю, по которой можно будет восстановить, что происходило в то время.
Алексею Федоровичу природа дала долголетие, интеллигентность и сохранила хорошую память. На каждый вопрос он мог дать короткий исчерпывающий ответ. За глаза на РТЦ его прозвали «ходячей историей». Именно благодаря его хорошей памяти удалось восстановить события столь давних времен. Война застала Харитонова на Балтике, где он служил срочную службу в качестве радиста на канонерской лодке «Шексна», которая входила в состав Ладожской военной флотилии. Как связист, он принимал участие в охране Дороги жизни, участвовал в десантных операциях ив бою за остров Сухо.
Скупые строки из его биографии свидетельствуют о серьезном жизненном пути, который был «подправлен» рукой бюрократа. Алексей Федорович (1922 года рождения) в 1940 году окончил 10 классов средней школы в Москве и решил стать моряком-кораблестроителем. Такой факультет был во ВВМИУ им Дзержинского в Ленинграде. Восемнадцатилетний парень получил вызов и направился в Ленинград. Медицинская комиссия была строгой и бескомпромиссной. Его забраковали по причине – глуховат. Обидно, но на кого? В военные училища был большой конкурс, поэтому врачи придирались к чему угодно. Пришлось возвращаться в Москву и ожидать призыва в армию.
В сентябре прислали повестку. В военкомате определили на флот и направили в Кронштадт вместе с группой призывников. На это раз медицинская комиссия была благосклонной и не выявила глухоты. Возможно, на ее решение подействовал аттестат об окончании средней школы, или были какие-то другие соображения. Об этом призывникам не сообщали. Его направили в учебный отряд связи для подготовки на радиста.
Шесть месяцев пролетели незаметно. Харитонов освоил работу на телеграфном ключе, изучил радиопередающую аппаратуру и получил свидетельство с оценкой «отлично».
Ладожская военная флотилия формировалась из разнородных судов, которые базировались в бухте Морье, Новая Ладога, Осиновец. С началом войны в состав флотилии вошли мобилизованные суда речного флота. Позднее на озеро перебросили морские охотники из состава ленинградской бригады ОВР.
«В 1945-м флотилию расформировали, - рассказывал Алексей Федорович. – Меня откомандировали в учебный отряд связи и назначили старшим инструктором. Жили скромно. Дисциплина была строгая. В 1953 году меня направили на курсы офицерского состава. Я получил право преподавать электротехнику и быть командиром взвода. В 1960 году мою должность сократили и уволили в запас. Так я оказался в ЛМУ ВМФ на должности старшего лаборанта».
Радиотехнический цикл занимался не только совершенствованием учебных программ и планов, но и воспитательной работой с курсантами. Примечателен протокол заседания цикла № 12 от 3 февраля 1969 года. Приведу его полностью.
Присутствовали: Г.М.Семенюта, Н.П.Смирнов, Г.М.Суриков, В.П.Ковинев, С.А.Иванов, А.М.Карычев, А.Ф.Харитонов.
ПОВЕСТКА ДНЯ:
Разбор нарушений дисциплины курсантами Тыниником (403 группа), Грибановым (308 группа) и Казакова (214 группа).
Слушали:
1. Курсант Тыниник: « Я был в самовольной отлучке. У меня заболела жена, и я возил ее в больницу».
- У вас есть оправдательные документы?
- Нет.
-Как вы учитесь?
-Средне, плохо.
-Что вам мешает?
-Не знаю.
Преподаватель Н.Н.Смирнов: « Я предлагаю за безответственное отношение к учебе, плохую дисциплину ходатайствовать перед командованием училища об отчислении курсанта Тыниника от училища. Учится плохо, систематически нарушает воинскую дисциплину. (Н.Н.Смирнов говорил, естественно, больше, но его слова остались за рамками протокола. Дисциплина в училище начинала хромать. Курсанты были из разных групп. Все они были призывного возраста. В случае отчисления от училища по недисциплинированности или неуспеваемости, курсант сразу попадал в военкомат.)
2.Курсант Казаков: «Я ушел в самовольную отлучку потому, что захотел погулять».
-Вас разве не увольняют?
-Увольняют, конечно, но мало.
-А часто вам хочется погулять?
-Так, иногда.
Старший лаборант С.А.Иванов: «Эта самоволка у Казакова не первая. Веских причин для ухода из училища не вижу. Предлагаю сделать ему последнее предупреждение.
Капитан-лейтенант Ковинев:
« Предлагаю оставить Казакова в группе условно. Если его дисциплина не будет улучшаться, то придется ходатайствовать о его отчислении. Нам не нужны разгильдяи. Сегодня он ушел из училища, а завтра с корабля.»
3.Курсант Грибанов: «Во время самовольной отлучки выпил, учинил драку и попал в милицию»
- Вы это сделали специально?
-Нет, получилось случайно. Встретил старых приятелей. Они предложили выпить, а я согласился. Подошла знакомая девушка. Из-за нее и подрались.
-А как же милиция?
-Она оказалась рядом. Меня забрали потому, что остальные разбежались.
Капитан-лейтенант Ковинев: «Предлагаю предупредить Грибанова, что если раз подобное повторится, то он будет отчислен от училища».
Постановления педагогического коллектива РТЦ были достаточно либеральными по тому времени. Нарушителей дисциплины строго предупреждали. Люди были молодыми и, порою, не понимали, что своим поведением они позорят честь училища.
Григорий Михайлович Семенюта не стал возражать против решений коллектива цикла. Сам он проводил занятия оригинально. Как только курсант засыпал на уроке, он сразу его поднимал и заставлял повторить свою последнюю фразу. Если курсант этого не делал, то заносил его в «черный» список, откуда выбраться было сложно. Его любили за требовательность.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!