Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 16 - Ими можно гордиться

Автор
Опубликовано: 870 дней назад (6 июля 2015)
Редактировалось: 1 раз — 6 июля 2015
0
Голосов: 0
Ими можно гордиться

Сергей Андреевич Осипов родился 10 января 1935 года – ст. Померанье Тосненского района Ленинградской области. Осенью 1941 года Сергей оказался на оккупированной территории. После войны он окончил среднюю школу и поступил в Ломоносовское мореходное училище ВМС на Судоводительское отделение. Получив диплом штурмана, Осипов был направлен на работу в Мурманск в Управление Вспомогательного флота КСФ, где проработал всю свою жизнь.
Становление было нелегким. Первая должность – старший помощник капитана БСС-66150. Старое судно в море не ходило. Ожидание у моря погоды не входило в планы молодого специалиста. Появилась вакансия на транспорте «Кола». Работа в должности 3-го, 2-го и старшего помощника капитана заняла десять лет. Освоить плавание в приполярных районах требовало хорошей подготовки и, прежде всего, знания лоции. Карское море, острова Новая Земля стали привычными для слуха моряков Вспомогательного флота.
Назначение капитаном танкера «Саяны» сулило новую перспективу и признание как бывалого моряка. Это судно имело ледовое подкрепление и скорость до 12 узлов. Численность экипажа составляла 36 человек. Осипов сумел сплотить личный состав, не иметь транспортных происшествий и выполнять задания командования с оценкой «отлично».
Следующим судном стал танкер «Прут» водоизмещением 7300 тонн. Команда увеличилась вдвое, а дальность плавания до 8600 миль. Впереди был Атлантический океан, Куба и Красное море. Обеспечение топливом боевых кораблей ВМФ в различных точках мирового океана. Заход в Марокко не представлял труда. Встреча с консулом и представителями посольства стали обычными. Смущали восточные обычаи и незнание арабского языка. Большинство жителей говорило по-французски. В ЛМУ ВМФ этому языку не учили, поэтому приходилось нанимать переводчика. К советским морякам местные власти относились доброжелательно, но осторожно. На танкер заходили гости, которые интересовались советскими моряками и странным «джинсовым» флагом на корме.
На переходе морем в районе Болеарских островов танкер неоднократно подвергался облету американских патрульных самолетов. Осипов реагировал спокойно, не менял курса и скорости. Разглядев кормовой флаг, американец набирал высоту и уходил в сторону берега.
Встреча с кораблями ВМФ СССР приносила радость. После дозаправки боевого корабля топливом, моряки делились впечатлениями о плавании. Особенно радовала встреча с подводниками. Подводников называли «бледнолицыми», а моряков танкера – «темнокожими». Точки «рандеву» заранее не назначались, поэтому встречи носили неожиданный характер. В радиограмме указывались координаты района и время нахождения танкера в нем.
В ноябре 1976 года капитан Осипов был назначен на танкер «Генрих Гасанов», с которым не расставался 20 лет. В конце 1996 года танкер выполнял обычный рейс на остров Новая Земля. После распада СССР противостояние на море «флот против флота» отошло на второй план. Суда Вспомогательного флота все дольше простаивали у пирса. Некогда могучий советский ВМФ оказался ненужным Российской Федерации. Сергею Андреевичу исполнился 61 год, но он никак не мог расстаться с морем. Как обычно капитан находился на мостике и слушал доклады. Смерть наступила внезапно в результате инфаркта.
Приказом ГК ВМФ РФ №52 от 10.02.1997 года большой морской танкер «Днестр переименован в БМТ «Сергей Осипов»

Не все будущие капитаны начинали свою морскую карьеру с юнг и матросов. Некоторые молодые люди, попав на судно, быстро набирались опыта. Некоторым товарищам даже разрешали совершать самостоятельные выходы на судах небольшого водоизмещения. После нескольких аварийных ситуаций, командование Тыла флота решило такую практику прекратить. В рамках ВМФ организовали курсы «двухсоттонников», после окончания которых выдавалось удостоверение на право управлять судами водоизмещением не более 200 тонн. Курсы просуществовали недолго и закрылись. Получить официальный диплом судоводителя можно было только окончив мореходное училище. В ЛМУ ВМФ открыли заочное отделение, куда потянулись за знаниями молодые капитаны маломерных судов желающие самостоятельно ходить в открытое море. Константин Панов, Леонид Павловский, Александр Даниленко, Анатолий Васильев, Ким Явинцев и другие, не отрываясь от основной работы, вечерами садились за учебники и готовились к экзаменам. Так от сессии к сессии бежало время до защиты диплома.
Из матросов в капитаны долго пробирался Михаил Митрофанович Шрам, хорошо известный на Черноморском флоте. Мальчишкой он окончил 42 мореходную школу специалистов рядового плавсостава в Кронштадте и был распределен в Севастополь на танкер «Индигирка» рулевым. Затем работал на буксирах, пока не понял, что нужно учиться дальше.
В Ломоносовском училище Михаил Шрам познакомился с такими же ребятами, мечтающими стать капитанами. Среди них Николай Бобров, Иван Давидюк, Виктор Петрусенко. Получив диплом, М.Шрам получил должность 3-го помощника капитана, через два года у него родился сын.
Приглашение из Владивостока на должность 2-го помощника нового рефрижераторного судна «Лама» пришло от капитана Георгия Антоновича Мадеева. Шрам согласился и улетел на Дальний Восток.
Переход из Владивостока был долгим и серьезным. Путь пролегал через четырнадцать морей и три океана вокруг Африки. Суэцкий канал был закрыт для судоходства в связи с минной опасностью. Капитан судна «Лама» Мадеев сразу предупредил своих помощников: «Мое дело руководить, а ваше – управлять». Третий помощник капитана Владимир Ларин отвечал за навигационное обеспечение судна, второй помощник Михаил Шрам – за размещение груза. Подготовкой перехода занимался старпом Николай Бобров. Цель перехода – обеспечение кораблей ВМФ продовольствием в Индийском океане и Красном море. Для небольшого экипажа «Ламы» такой поход был первым. Только тогда, вдали от родной земли М.Шрам понял, что учиться надо не заочно, а непосредственно.
В 1974 году М.Шраму предложили должность старпома на танкере «Иван Бубнов», который строился в Ленинграде. 19 июля 1975 года на судне был поднят флаг Вспомогательного флота СССР. Капитан танкера Константин Николаевич Панов мысленно перебирал кандидатуры и остановился на Михаиле Шраме. К этому времени Шрам уже занимал должность старпома на «Ламе», заменив Николая Боброва, который уехал принимать новый рефрижератор. Но, одно дело «Лама», построенная на базе средних морозильных траулеров, а другое – «Иван Бубнов». Длина судна 162 м при ширине 21 м, водоизмещение 18280 тонн.


""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Ходовые испытания проходили в Финском заливе. После их завершения в октябре месяце танкер ушел в Средиземное море.
Передачу топлива на ходу отрабатывали последовательно. Сначала траверзным, затем кильватерным способом. Константин Панов внимательно следил за действиями экипажа, делал замечания и повторял несколько раз одну и ту же операцию, пока не добился полного автоматизма в действиях экипажа. 7 ноября 1975 года танкер впервые осуществлял одновременную заправку сразу трех боевых кораблей: крейсера «Ленинград», БПК «Николаев» и эсминца «Находчивый». Работа прошла без замечаний и получила высокую оценку со стороны командования 5-й оперативной эскадры. Затем «Бубнов» ушел в Атлантику, где находился три месяца. В Севастополь вернулись только в марте 1976 года.
Еще во время ходовых испытаний капитан Панов сформировал молодой экипаж, состоявший в основном из выпускников Ломоносовского мореходного училища. Людей разных профессий объединяло море.
В процессе повседневной напряженной работы командование 9-й бригады судов обеспечения ЧФ не могло не заметить старпома с «И.Бубнова» и предложило ему должность капитана танкера «Золотой рог». Шрам попрощался с экипажем и принял новое судно.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Средний морской танкер «Золотой рог» был построен в Финляндии на судоверфи «Репола». Длина судна 105,4 м, ширина – 14,8 м, осадка 6,2 м., максимальная скорость – 14 узлов. Танкер имел топливный бункер на 1500 т, 500 т дизельного топлива, 150 т смазочного масла, 500 т воды, 50 т продовольствия. Экипаж составлял 52 человека. Танкер вошел в состав ЧФ в 1960 году и пробороздил много морей и океанов. Ученик Панова внимательно присмотрелся к команде, отработал курсовые задачи и начал осуществлять перевозку грузов.



Вскоре он ювелирно выводил «Золотой рог» в море и порою даже не пользовался буксиром. Так шаг за шагом Михаил Митрофанович оттачивал свое мастерство.
Пришло время ставить танкер в док, хотелось отдохнуть и капитану. На ремонт судна согласился пойти капитан Николай Бобров. Шрам пошел «отдыхать» на рефрижератор «Бузулук», который вскоре ушел в рейс в Средиземное море.
Рефрижератор «Бузулук» был построен на Ярославском судостроительном заводе. В июле 1971 года на нем был поднят флаг Вспомогательного флота. Судно имело водоизмещение 963 т, длину 54,2 м, ширину 9,4 м, скорость хода 12 узлов 12 узлов, грузоподъемность 150 т.По проекту судно было предназначено для лова рыбы донным или кошельковым неводом и доставки улова на плавбазу в охлажденном или замороженном виде. Модернизация судна для ВМФ состояла в снятии рыболовного оборудования. Своим ходом по Волге с экипажем из 17 человек капитан Бобров привел судно в Севастополь, быстро сдал курсовые задачи и ушел в свой первый рейс.
Поменявшись с Бобровым судами, М.Шрам не считал, что проиграл или получил шкуру не убитого медведя. Он говорил: «Мал золотник, да дорог». На «Бузулуке стоял надежный главный двигатель, современная радиоаппаратура, штурманское оборудование, локационная станция. Бытовые условия были вполне удовлетворительными. В уютной кают-компании хватало места и для командного и для рядового состава. Здесь же проводили культурно-массовые мероприятия.
Главными достоинствами судна была хорошая мореходность и автономность плавания. Рефрижератор мог пройти 8300 миль без дозаправки топливом при скорости 9 узлов. Возможно, эти качества и привлекли внимание к данному проекту военных специалистов.
На «Бузулуке» Шрам задержался надолго. К 1984 судно сделало 26 выходов в море, прошло 170 тысяч миль. За это время транспорт успел попасть под обстрел в Порт-Саиде, спасал у Кибирны греческое судно с грузом хлопка, а под Кипром – турецкий пароход с сигаретами. Работало международное морское право и человеческие отношения между людьми в море. В зоне действия 5-й ОПЭСК несли вахту выпускники ЛМУ ВМФ радисты Виктор Савва, Роман Матусевич.
В августе 1981 года в состав бригады судов обеспечения вошло госпитальное судно «Енисей, которое сразу включили в боевую работу. После ходовых испытаний и государственных испытаний судно перешло с Балтики в Средиземное море для решения задач боевой службы в составе Средиземноморской эскадры ВМФ СССР. Перед экипажем были поставлены задачи по медицинскому обеспечению экипажей надводных кораблей и подводных лодок. Первая боевая служба длилась 91 сутки. Плавучий госпиталь перешел в Индийский океан и обеспечивал медицинским обслуживанием моряков кораблей находящихся в Индийском океане. По окончанию службы судно вернулось в Севастополь.
В 1987 капитаном на «Енисей» был назначен Михаил Митрофанович Шрам, старшим помощником Валерий Анатольевич Пестуев, главным механиком Виктор Николаевич Филипович.
На юбилейный день рождения капитана, на борт «Енисея» пришли многие люди. В просторной кают-компании не осталось свободного места. Старший капитан-диспетчер В.В.Топчий за праздничным столом подарил М. Шраму такие строки:

Тебя мечты на крыльях уносили
В далекий край отважных моряков.
И с ними ты ходил, отсчитывая мили
У Зурбаганских скал и Лисских маяков.
Фото



Выпускники – литераторы

На мой стол легла небольшая брошюра «Слово о флоте» (сборник стихотворений). Автор Николай Беседин. Читаю: «В судьбу Николая Беседина море и флот вошли, когда ему было 14 лет, и он поступил в школу юнг. Ходил в море на кораблях Балтийского, Северного флотов. Окончил Ломоносовское Мореходное училище в 1956 году, работал на судах вспомогательного флота в Севастополе». Впоследствии Беседин учился в Литературном институте им А.М.Горького, работал инженером в НИИ, Госплане СССР и других организациях. За время службы Николай Васильевич опубликовал ряд стихотворений. Процитирую одно из них:
Поверишь ли,
Опять шумят ветра,
Пропитанные солью океана,
И провода, как будто леера,
И шляпа, словно кепер капитана.
Поверишь ли, я слышу и сейчас
Гул дизелей, идущих на пределе,
И тот последний боевой приказ:
- Так и держать!
А мы держать умели.
Сейчас зима. На Северном опять
Гремят шторма, на взлете леденея.
Они зовут. И зова не унять,
Как голоса воскресшей Лорелеи.
И на вокзал случайно забредя,
Я становлюсь как будто бы моложе.
Поверишь ли,
Мелодия дождя
Сейчас наверно мне всего дороже.
Его неторопливый плеск вдали,
Как будто ял отчалил от причала
Туда, где ожидают корабли,
Где нашу юность палуба качала.

Слова стихотворения словно срисованы с натуры. Автор обращается к человеку, который его понимает и разделяет с ним общую юность. Первая книжка стихов Беседина была выпущена в 1978 году под названием «Цветы на скале», затем появилось несколько сборников. Николай Васильевич не стремился к известности. Надо было работать совсем не области литературы. С 1990 года он возглавляет коммерческую фирму. Начинается эпоха становления постсоветского капитализма. Рушатся представления о ценности жизни, вера в добро и справедливость, сформированная на флоте, меняет оттенки. В 1992 году зрелого поэта принимают в Союз писателей России. Многие произведения Николая Беседина имеются в библиотеке ЛМК ВМФ.


Борис Игоревич Корда заочно окончил с отличием Ломоносовское Мореходное училище заочно в 1963 году. Будущий капитан дальнего плавания начал служить юнгой на морском буксире в 1944 году. Двадцать лет проработал на судах вспомогательного флота, совершил кругосветное плавание, 34 раза водил суда в Антарктику, побывал в 51 стране мира. Автор десяти книг прозы, в том числе: «Нет счастья под оливами», «Легенда о страусе», «Белая негритяночка». Печатается с 1975 года. Член Союза писателей России. Последние две книги «Крестники фортуны» и «Сундучек Христофора Колумба» опубликованы в Севастополе в 2006 году. Эти книги он прислал в ЛМК ВМФ с пожеланием:

«Ломоносовскому Мореходному училищу ВМФ. Товарищи курсанты! Мировой опыт убеждает, чтобы пахари морей и океанов не плавали обыкновенными сундуками. Необходимо изучать достопримечательности тех стран, которые посещаете. Лично у меня исписано 24 столистовых тетради. Пригодится. Желаю удачи!»


Гарий Сельянов родился в г.Гатчина Ленинградской области, окончил школу, профтехучилище, постиг морские науки в Ломоносове. Стихи начал писать в училище. Одно из них «Призвание»:

Свое призвание у ветра
Ласкать и нежить,
Мять и рвать,
Осенний с клена лист срывать
И тихие поселки снежить.
Свое призвание у солнца:
Струить тепло и жечь цветы;
Рабом всесущей темноты
Порой смотреть в мое оконце.
СВОЕ призванье у рассвета:
Туманы гнать седые прочь,
Смывать росой глухую ночь
И умирать в цветеньи лета.
Свое призванье у меня:
Жить лишь томленьем ожиданья,
Изменой, верностью, изгнаньем,
Любовь и ненависть храня
В покое льда, в пылу огня.


Александр Баюров родился в 1923 году в Ленинграде, окончил десятилетку и первый курс ВВМУ им. М.В.Фрунзе. В 1942 году ушел добровольцем на фронт. Воевал на торпедных катерах и служил на крейсере «Молотов». Демобилизовался в 1948 году и в звании мичман и поступил в Ломоносовское Мореходное училище ВМС. Более 30 лет проработал капитаном на судах вспомогательного флота. Значительная часть его жизни связана с Кронштадтом. Поэзию любил с детства. Начиная с 1958 года, публиковал свои стихи во многих областных и флотских газетах. Со сборником стихов не повезло. Рукопись была отвергнута и возвращена автору без особых веских причин. Александр Прокофьевич продолжал работать и углублять тематику морских тем. Он ушел из жизни в 1989 году, но оставил нам прекрасные строки:

Опять мне снилось до утра,
Что в трудном долгом споре
Все ж разрешили доктора,
Как прежде выйти в море.
Я доказал, просил учесть,
Рассеял их сомненья:
Нет, не одно земное есть
Другое притяженье, …
Всю ночь был слышен моря шторм,
Взрывался в окна ветер,
И думал я:
« Не в руку ль сон явился на рассвете?»
Мне б снова в крутоверть,
Где вечно волн броженье …
Да, есть земное,
Но и – есть – Морское притяженье.



Борис Степанович Романов. Родился в 1936 году. После семилетки окончил Судоводительское отделение Ломоносовского Мореходного училища. Боле двадцати лет – штурман и капитан дальнего плавания возглавлял Мурманскую писательскую организацию. Окончил Литературный институт им. А.М.Горького, писал стихи и прозу: «Тревожные сутки», «Через ярус», «Капитанские повести», «Причалы мужества». Был избран первым секретарем правления Союза писателей РСФСР. Проживает в Новгороде и продолжает активно работать на литературном поприще. Литературные герои Бориса Степановича – моряки. Это люди чаще всего образованные интеллектуалы, наделенные чувством юмора. Его повесть «Почта с восточного побережья», опубликованная в журнале «Север», читается с большим интересом. Затем следует хроника одних суток танкера «Балхаш», рассказы «Утро», «День», «Вечер», «Ночь». За каждым коротким заголовком прячется целая жизнь. Писатель похож на художника. Фраза: «.. из иллюминатора радиорубки весело выглянула седая голова радиста Василия Николаевича. Он вкусно причмокивал дежурным, как он говорит сухарем и добавляет – плотно поешь – наушники лучше держатся». Танкер идет к берегам Кубы в момент Карибского кризиса. Сегодня, благодаря кинохронике, мы знаем, как и что там происходило. А тогда? Команда ничего не знает. Рядом следует американский сторожевик, над палубой кружит самолет с опознавательными знаками США. В такой обстановке ярче всего проявляются человеческие характеры. Атмосфера повести густа от метафор и сравнений. Флотский фольклор уместен и естественен, на что не скупится литературный мастер.
К сожалению, в жизни все происходит не так, как хочется. Большинство жен любит своих мужей «посмертно». Типичный случай для тех, кто влюблен в море и любит свою профессию. Таких мужчин женщины ненавидят и стараются сделать все, чтобы отравить им жизнь, сделать ее бессмысленной. Им нужен муж, которой был бы опорой на земле, помогал воспитывать детей и обеспечивал материально. Романов прошел через стерню испытаний. Это подтверждает повесть «Бабий узел».
Повесть «Святое озеро» - день нынешний. Романов больше не ходит в море, а гуляет вокруг Новгородского монастыря по аллее из старых понурых елей с темной монастырской хвоей. Позади Успенский собор, рядом заросшая бурьяном бомбовая воронка, разбитые надгробия. На перевернутом кем-то камне можно было прочесть: «Егор Васильевич, сын Ергунев, брат наш во Христе…»
Нельзя обмануть самого себя, нельзя обмануть жизнь, если даже она прожита, нельзя отгородиться от мира заборами частной собственности. Мы рождены в другом мире и живем не капиталистическими понятиями, которые нам навязывают средства массовой информации. Жизненное благополучие основано не на воровстве и обмане людей. Оно основано на вере в свои силы и человеческие возможности. В этом правда, которую несет писатель Б.С.Романов – выпускник ЛМУ ВМФ.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!