+1 RSS-лента RSS-лента

Блог Ровбут Михаила Олеговича

Автор блога: ЛМУ ВМФ
Все рубрики (34)
Друян Борис Григорьевич
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Родился 24 сентября 1936 года в Ленинграде. Во время войны вместе с матерью был эвакуирован на её родину в деревню Федоровская Костромской области. Там в 1943 году она умерла, а в феврале 1944 года при прорыве блокады Ленинграда пропал без вести отец. После войны в Ленинграде, а затем в пос. Тайцы Гатчинского р-на учился в школе с третьего по шестой класс. С 1950 по 1953 год был воспитанником Школы юнг г. Выборга, затем плавал рулевым-сигнальщиком на буксире вспомогательного флота Ленинградской Военно-морской базы. Окончил Школу рабочей молодежи и в 1956 году поступил на отделение русского языка и литературы ЛГУ им. А.А. Жданова. После учёбы в университете работал в 1961 – 1962 годах литсотрудником газеты «За Коммунизм» в г. Чулыме Новосибирской области. Вернувшись в Ленинград, устроился референтом в Международную молодежную туристическую базу «Дружба», где работал до середины 1964 года. Непродолжительное время был редактором учебных программ Ленинградского телевидения. О детстве и юности я достаточно подробно написал в автобиографической повести «Всё это было».
В январе 1965 года меня пригласили работать редактором в отдел художественной литературы Лениздата. Здесь я трудился пятнадцать лет. За это время под моей редакцией вышли в свет десятки книг прозы, поэзии, литературоведения писателей и критиков нашего города. Среди авторов – Ольга Берггольц, Федор Абрамов, Даниил Гранин, Виктор Конецкий, Михаил Дудин, Виктор Курочкин, Глеб Горбовский, Аркадий Минчковский, Михаил Мишин, Александр Прокофьев, Виктор Максимов, Олег Тарутин, Майя Борисова, Татьяна Галушко, Дмитрий Молдавский, Евгений Наумов, Алексей Павловский и мн. др. Из составленных мною сборников произведений русской классической и современной литературы упомяну однотомники А.П. Чехова, Н.С. Лескова, А.А. Ахматовой, М.М. Зощенко, С.А. Есенина, Б.П. Корнилова, а также солидную книгу «Победа. Поэты о подвиге Ленинграда в Великой Отечественной войне».
В декабре 1980 года по приглашению главного редактора журнала «Нева» Д.Т. Хренкова возглавил отдел поэзии журнала. На этой должности работал более четверти века - до выхода на пенсию в 2007 году. На страницах «Невы» печатались многие десятки поэтов нашей страны и зарубежья. И в первую очередь – ленинградские-петербургские, знаменитые, молодые, начинающие. Подборки сопровождались портретами авторов, написанными мною. Кроме того, в «Неве», «Авроре», «Культуре Петербурга», «Северной Авроре», «Вопросах Литературы» были опубликованы мои большие материалы о Михаиле Дудине, Глебе Горбовском, Данииле Гранине, Викторе Максимове, Анне Ахматовой. В 2013 году в издательстве «Геликон» вышла моя книга
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 19 - Приложение
Командование ЛМУ ВМФ:

Рагушенский Евгений Федорович (1946-1951)
Декалин Иван Андреевич (1951-1959)
Керенский Павел Александрович (1959-1973)
Пилипенко Иван Кузьмич (1973-1979)
Потехин Лев Николаевич (1979-1987)
Горбунчиков Юрий Ильич (1987-1992)
Скородумов Николай Васильевич (1992-1998)
Тараев Борис Сергеевич (1998-2000)
Мехряков Дмитрий Владимирович (2000 - 2006)
Глущенко Валерий Александрович (2006 - 2010)
Кисель Геннадий Васильевич (2010 - )

Начальники Судоводительского цикла:


Начальники Радиотехнического цикла:
Головин Игорь Константинович, подполковник (1952-1957)
Терещенко Александр Михайлович
Трошанов Николай Александрович
Семенюта Григорий Михайлович
Журавлев Мстислав Дмитриевич
Лобко Виктор Николаевич, капитан 2 ранга
Крылов Сергей Михайлович, капитан 2 ранга (1990-1991)
Грошев Сергей Борисович, капитан 2 ранга (1991-2002)
Серебряков Александр Владимирович, капитан 1 ранга запаса (2002 - )

Начальники Судомеханического цикла:

Начальники Электромеханического цикла:
Шабанов Анатолий Иванович
Баранов Геннадий Викторович
Ульянов Михаил Константинович
К;олынин Владимир Валентинович
Мельников Алексей Сергеевич
Белов Алианс Иванович


Выпускники училища,
награжденные правительственными наградами

БАРМУТА В.И. – зам генерального директор Сахалинрыбпром, Герой Социалистического Труда.
БОГДАНОВ С.Ф. – капитан танкера «Терек» - орденом «Трудового Красного Знамени».
ГРИГОРЬЕВ Б.П. – научный сотрудник – орденом «Трудового Красного Знамени».
ГРИЩУК С.А. – главный механик судна «Академик Вернандский» - орденом «Знак Почета».
ГОРЮНОВ Е.П. – капитан танкера «Маныч» - орденом «Знак Почета».
ЖУКОВ А.В. – капитан ледокола «Вьюга» - орденом «Трудового Красного Знамени» и медалью «За доблестный труд».
ИШЕНИН В.Д. – старший помощник капитана морского буксира – медалью «За доблестный труд».
ИЛЬЯШЕНКО О.Л. – капитан морского буксира – орденом «Трудового Красного Знамени».
МЕЛЬСИТОВ В.А. – капитан морского буксира – медалью «За доблестный труд».
МАКШАНЦЕВ М.Н. – капитан-директор большого морского траулера – орденом «Октябрьской Революции».
НОВИКОВ М.Г. – начальник радиостанции танкера «Олекма» - орденом «Красной Звезды» (посмертно).
ОГУРЦОВ В.Г. - капитан-директор большого морского траулера «Сапфир» - орденом «Октябрьской Революции».
ОСИПОВ С.А. – капитан танкера «Генрих Гасанов» - орденом «Трудового Красного Знамени», «Октябрьской Революции», медалью «За доблестный труд».
ПАНОВ К.Н. – капитан большого морского танкера «Иван Бубнов» - орденом «Трудового Красного Знамени», медалью «За трудовую доблесть».
ПОЦЕЛУЙКО А.Г. – капитан пассажирского судна «Кубань» - орденом «Трудового Красного Знамени».
ПОЖЕЛО А.П. – капитан морского сухогрузного танкера «Бурея» - медалью «За доблестный труд»
ПОНОМАРЕНКО Л.П. – капитан морского танкера «Иван Бубнов» - орденом «Октябрьской Революции», медалью «За доблестный труд».
СВИРИДОВ В.Д. – механик танкера «Койда» - медалью «За трудовую доблесть»
ЧУРГАНОВ Н.В. – главный механик танкера «Олекма» - орденом «Знак Почета».

Девушки - курсанты РТЦ, группа 210, 1987 год.

Аксенович С.А. Петрова И.А.
Алабердина Р.Ю. Посунько Т.Л.
Вильданова З.Г. Сергеева М.Ю.
Войшвилло С.Е. Степаненко Е.А.
Вусько Т.В. Фадина Н.В.
Григорьева И.Е. Федорова С.Н.
Ерохина О.Ю. Черкашина Н.А.
Маслина Л.В. Якимчук С.К.
Мирошниченко Н.Ф. Михайлова М.Ю.
Нарышкина О.А.
Орлова М.В.
Павлова М.В.

Девушки - курсанты РТЦ, группа 223. 1988 год

Варвас Т.Р. Корнилова С.П.
Гусева А.Н. Кулакова Ю.Ю.
Демидова Т.И. Лескинен А.А.
Забела-Забелина В.Е. Митрофанова О.О. (Ремизова)
Звягинцева Г.В. Плотивенкова С.П.
Камнева Ж.И. Патрушева Т.А.
Кутергина М.Н. Щипкова Н.Л.



Методические пособия преподавателей ЛМК ВМФ:

1. Гуляев В.Е. Математическое обеспечение судовождения. Ломоносов-1997 г.
2. Кайфаджян А.А. Ближняя радиосвязь судов в Глобальной морской системе связи при бедствии и для обеспечения безопасности мореплавания. Ломоносов, 2001 г.
3. Кайфаджян А.А. Дальняя связь морских судов в ГМССБ. Ломоносов, 2002 г.
4. Маковиз Ю.Ф. История мореплавания. Уч. пособие. Ломоносов, 1995 г.
5. Кайфаджян А.А. Визуальная сигнализация: учебное пособие для курсантов судоводительского цикла. Ломоносов, 2006 г.
6. Маковиз Ю.Ф. Руководство по составлению грузового плана. Учебное пособие. Ломоносов, 2004 г.
7. Марченко С.П. Грузовой план сухогрузного судна. Учебное пособие. Ломоносов, 1974 г.
8. Слюсарев О.М. Воздушно-дыхательный аппарат АВМ-12. Учебное пособие. С.-Петербург, 2004 г.
9. Ширягин О.Д. Расчет ходкости судна. Учебно-методическое пособие по дипломному проектированию для курсантов судомеханического отделения. Ломоносов, 1994 г.

Учебники и справочные пособия:

1. Богомольный А.Е. Судовые вспомогательные и рыбопромысловые механизмы. Л., 1980
2. Верете А.Г.Судовые турбомашины. Устройство и эксплуатация. М.1971
3. Верете А.Г. Дельвинг А.К. Судовые пароэнергетические установки и газовые турбины, М.1982
4. Журавлев М.Д. Радиопередающие устройства: Часть 1. Радиопередающие устройства средств связи. М.1975
5. Миклос А.Г., Чернявская Н.Г., Червяков С.П. Судовые двигатели внутреннего сгорания. Л-д,1986
6. Кайфаджан А.А. и др. Поисково-спасательные работы в ВМФ. Справочник. М: 1994
7. Слесарев О.М.Водолазное дело. Справочник. С-Петербург, 1996
8. Слесарев О.М. Водолазные работы. М: 1992
9. Соколов А.С. Автоматическое регулирование силовых установок и технические измерения на судах вспомогательного флота. М: 1972
10. Соколов А.С. Учебник механика вспомогательного флота. М: 1973
11. Радиоприемные устройства (Под общей редакцией Н.С.Манова) М: 1975
12. Шнейдер И.Г. Операция Парус. Л: 1977
13. Шнейдер И.Г. Справочник боцмана
14. Слесарев О.М. Водолазная техника ВМФ М: 1990


Дальние походы курсантов ЛМУ ВМФ

1977 год – поход курсантов 4 курса на учебном корабле «Бородино» по маршруту: Кронштадт – Севастополь с заходом в порт Аннаба (Алжир), пройдено 4862 мили.
1990 год – поход курсантов 3 курса на учебном корабле «Смольный» по маршруту Кронштадт – Севастополь» с заходом в порт Тобрук (Ливия), пройдено 5312 миль.
1991 год – поход курсантов 3 курса на учебном корабле «Гангут» по маршруту Кронштадт – Севастополь с заходом в порт Тартус (Сирия), пройдено 6022 мили.
1992 год - переход курсантов 3 курса на учебном корабле «Гангут» по маршруту Кронштадт – Севастополь без захода в иностранные порты, пройдено 4812 миль.
1993 год – переход курсантов 3 курса на учебном корабле «Гангут» по маршруту Кронштадт – Бискайский залив – Кронштадт с 3-х суточной стоянкой в устье реки Сена, пройдено 4225 миль.
1994 год – поход курсантов 2 и 3 курсов по маршруту Кронштадт – Новороссийск, пройдено 4992 мили.

Справка:
Константин Николаевич Панов прошел путь от матроса до капитана дальнего плавания. В 1952 году окончил курсы судоводителей и заочное отделение ЛМУ ВМФ. В 1966 г назначен капитаном танкера «Иман». Под его руководством экипаж завоевывает 1 место в социалистическом соревновании Вспомогательного флота КЧФ. ПАНОВ К.Н. – капитан большого морского танкера «Иван Бубнов» награжден орденом «Трудового Красного Знамени», медалью «За трудовую доблесть».
Виталий Андреевич Аверин – электромеханик 1 разряда БМТ «Иван Бубнов», более 30 лет отдал работе на судах обеспечения КЧФ.
Владимир Николаевич Кульша – прошел путь от матроса до старшего помощника капитана МВТ «Маныч». Окончил ЛМУ ВМФ, на флоте проработал более 20 лет.
Петр Романович Залевский – после завершения учебы в ЛМУ ВМФ был назначен третьим помощником капитана БМТ «Иван Бубнов».
Константин Николаевич Бордаков – третий помощник капитана судна «Абакан». Зарекомендовал себя грамотным и ответственным судоводителем. Ходовую вахту несет исключительно бдительно, показывает хорошую военно-морскую и специальную подготовку.
Владимир Ефимович Тарасенко – электромеханик транспорта «Тургай»


Литература:

1. П.А.Керенский Записки офицера флота (1932-1959), Изд. «Фантакт», Выборг, 1993 г.
2. В.В.Мигачев Радиотехнический цикл Ломоносовского морского колледжа ВМФ. Ломоносов, 2006 г.
3. Вспомогательный флот ВМФ. Военная академия Тыла и Транспорта, Ленинград, 1963 г.
4. В.П.Митрофанов, П.С.Митрофанов Школы под парусами. «Судостроение», Ленинград, 1989 г.
5. Г.Олейник На морских и океанских просторах. Сб. «Тыл и снабжение Советских Вооруженных сил», № 7. Изд. «Красная звезда», М. 1968 г.
6. ЦВМА фонд 1375
7. В.Самохин Дорога к морю. Севастополь 2006 г.
8. А.Павлов Военно-морской флот России и СНГ. Справочник. Якутск,1992 г.
9. В.Дятчик Люди моря, время, события, люди. Севастополь 2006 г.
10. Материалы учебно-методического сбора командно-преподавательского состава ЛМУ
11. Вспомогательный флот ЧФ России. «Таврида, Симферополь, 2004 г.
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 18 - Глава VI. Катастрофа
Глава VI. Катастрофа






Тараев
Мехряков
Глущенко

Глава VII Модернизация
Глава VIII Что потеряли и что нашли

Глава X. Шестьдесят пять лет спустя


Вениамин Яковлевич Малофеев – выпускник Судомеханического отделения ЛМУ ВМФ 1953 года.

Училище в моей жизни.
(Это было недавно, это было давно).

Я поступил в училище неграмотным человеком. После семилетки в вечерней школе мне пришлось работать на заводе штамповщиком. Тогда работали все мальчишки, чем вносили свой вклад в Победу над Германией. Постепенно на рабочие места возвращались взрослые люди, прошедшие войну. Нам, пацанам, нужно было получать образование и самостоятельно устраивать свою жизнь.
Наша группа оказалась разношерстной. Кто-то уже успел поплавать, кто-то окончил школу юнг. Нас определили в группу механиков. Так мы оказались все вместе в одной 13-й группе. Тогда механиков разделяли на паросиловиков и дизелистов. Я не очень представлял себе будущую специальность, но понимал, что паросиловые установки буду служить человечеству еще долго.
Училище находилось на стадии становления. Не было учебных классов, как это принято в настоящее время. Занятия проводились в здании бывшего технического училища. В качестве общежития использовалось старинное здание, в котором, как рассказывали старожилы, когда-то проживали голштинцы из личной охраны императора Петра III. Во всяком случае здание хорошо сохранилось несмотря на прошедшую войну. Недостаток общежития состоял в том, что в зимний период оно отапливалось печами.

Мне шестнадцатилетнему мальчонке была непонятна военная сторона обучения в Мореходке. Командир роты старший лейтенант Грухин проводил с нами занятия по Дисциплинарному Уставу. Он объяснял нам кто кому и сколько может дать нарядов вне очереди в зависимости от служебной иерархии. Наличие нарядов на работу плохо вязалось с моим представлением об армии и флоте. В книгах и фильмах того времени всегда отличались особой дружбой и спайкой. На самом деле все происходило иначе. Старшие «товарищи» меняли наши новые тельняшки на свои старые, продавали постельное белье. Начальство строго осуждало подобные явления и всячески боролось с этими явлениями в общеучилищном масштабе. В этом отношении наша группа была сплоченней и дружнее.
Из числа многочисленных преподавателей мне запомнился майор Фридляндский, которого курсанты называли «Зяма». Он был начальником Судомеханического отделения, весьма образован и преподавал термодинамику. Это предмет мне очень нравился. До сих пор удивляюсь, насколько преподавателям хватало терпения и образного представления изучаемой техники. Ведь кроме классной доски и куска мела в руках преподавателя ничего не было.
В училище не было своей материально-технической базы, но те, кто нас обучал, хорошо понимали необходимость производственной практики. Командование училища договорилось с ВВМИУ им Дзержинского о проведении на их .базе производственной практики. Жили в летнем лагере на острове Вольный. Днем нас учили паять, лудить, ковать, слесарничать и работать на станках. Вечером ходили на шлюпках. Дисциплина была строгой. Никто никуда не убегал.
Первая судовая практика проходила на «Ямале». Котел на судне окончательно загадили, используя не котельную воду. Трубки покрылись слоем накипи, от чего производительность паросиловой установки резко упала. Сложилось впечатление, что нас здесь ждали. Котел вывели из эксплуатации, остудили и по очереди засовывали туда нас. Было жарко, трудно и неудобно чистить трубки. Мы вылезали на палубу и омывались водой. Так продолжалось два дня. До сих пор я помню эти трубки, которые чистил собственными руками. Теперь котел я знал наизусть и даже на ощупь.
Старший механик – пожилой человек относился к нам с глубоким сочувствием. Видя наши, измазанные сажей грязные лица, он предоставлял нам возможный отдых и подкармливал тушенкой из собственного неприкосновенного запаса.
От работы никто не отлынивал. Мы несли вахту дублера-машиниста у паровой машины, учились контролировать ее работу по показаниям манометров и термометров. Наш пароход снова выходил в море и выполнял свои задачи. В свободной время пели старые песни:
«Окончив кидать, он напился воды,
Воды опресненной не чистой,
С лица его падал пот, сажи следы,
Услышал он речь машиниста…»
Это была настоящая практика. Только полярное солнце светило закатом из-за призрачного горизонта.
О «Ямале» ходили легенды. Летом 1942 года в бухте Озерки на полуострове Рыбачий пароход был торпедирован. По счастливой случайности торпеда не взорвалась. Она прошила паровой котел, находящийся в рабочем состоянии и вылетела с другого борта выше ватерлинии на полметра. Погиб котельный машинист, два человека были ранены. Судно отбуксировали в Мурманск и поставили в ремонт на завод Роста. Летом 1944 года пароход снова встал в строй боевых единиц Северного флота и вскоре был передан Архангельскому военному порту.
Эта история произвела на нас большое впечатление, и мы стали относиться к нему с большим уважением. Мы продолжали свою флотскую работу, грузили в шлюпки мешки с продовольствием, учились спускаться на талях вниз, когда сильно штормило и можно было свалиться за борт в ледяную воду. Было ли страшно? Пожалуй, нет. Рядом были друзья и товарищи.
После плавательной практики на «Ямале» я понял, что далек от моря как созвездие Гончих псов от земной Галактики. Меня угнетало однообразие флотской жизни. Подъем – отбой – вахта – отдых. Ограниченность житейского пространства и общения удручали. После двух недель плавания мы вернулись в Архангельск и побежали в кино и на танцы.
Иногда меня охватывает жуткая ностальгия. Это происходит в двух случаях: когда приходят внуки и внучки и когда звонит мой сокурсник Игорь Алепко и приглашает на очередную встречу первых выпускников судомеханического отделения.
Мы рассматриваем старые фотографии. На одной из них я подшиваю подворотничок на фоне бушлата с надраенными до блеска пуговицами. На спинке койки висят отглаженные брюки и фланелька. Ботинки всегда почищены - это закон. Флот ненавидит разгильдяйство и невежливое отношение к себе. Нас так воспитывали и мы это понимали. Распорядок дня в училище приучил меня дорожить временем. Я до сих пор не понимаю состояния, когда можно ничего не делать. У нас не было компьютеров и телевизоров. Днем аудиторные занятия, затем хозяйственные работы, потом самоподготовка. И так каждый день. На уроке литературы нам задали выучить отрывок из «Евгения Онегина». Я написал шпаргалку и периодически вытаскивал ее из кармана во время вечерней прогулки и повторял про себя много раз. Удивительно, но до сих пор я помню этот отрывок:
«… Мечтам и годам нет возврата –
Не обновлю души моей:
Я вас люблю любовью брата,
А может быть еще нежней …»
На старшем курсе был один курсант – весьма любознательный парень. Как то в коридоре на перемене я услышал, как он разговаривает по-английски с преподавателем Эллой Иосифовной Гинзбург. Вокруг собралась толпа курсантов, которые старались понять их разговор. Мне стало завидно, и я спросил Эллу Иосифовну, как можно такого добиться. Ответ был лукавым, но полезным. Она посоветовала взять с собой на практику учебник английского языка, стал читать и даже заучивать целые тексты. Проблема была с произношением. Я набрался наглости и написал ей несколько писем на английском языке. Она ответила и после прибытия с практики стала со мной заниматься индивидуально, в результате чего я добился хороших успехов, и стал лучшим в группе.
На выпускном экзамене по английскому языку председателем комиссии был начальник Ленинградского торгового порта. Меня запустили последним. Я переволновался и, когда меня спросили по-английски: «Как называется судно, на котором вы плавали на практике?», я растерялся и ответил: “My name is Veniamin Malofeyev” Капитан порта улыбнулся и сказал: “I don´t know the ship with their name” Конфуз был, конечно, для меня ужасный. Мне поставили хорошую оценку. Вернувшись в Москву, я купил себе приемник, который стал моим постоянным учителем английского языка.
В комсомол в училище меня не приняли. В моей голове никак не укладывались книжные понятия с реальной действительностью, поэтому постоянно приходилось с кем-то конфликтовать и доказывать свою правоту. Несговорчивых людей в училище не любили, особенно, инструктора политического отдела, которые боролись за численность комсомольцев. Учился я хорошо, и поведение было вполне удовлетворительным, поэтому меня оставили в покое. В комсомол вступить все же пришлось. Это произошло уже после окончания училища на чугунно-литейном заводе «Станколит» в Москве, когда я остался без работы с дипломом судового механика. В 60-х годах, как представитель рабочего класса, я вступил и в партию. Возможно, я поступил нечестно и пошел на сделку со своей совестью. Тем не менее, это помогло мне в дальнейшем.
При клубе училища работал драматический кружок. В качестве руководителя пригласили очень милого профессионала-старичка, который, возможно, постигал азы театрального искусства еще до революции. На фронт его не взяли по старости. Однако, он сумел прорваться в какую-то фронтовую бригаду и был награжден медалью «За оборону Ленинграда». Эта медаль очень ценилась, так же как и его настырность в постановке пьес. Утром мы учились, днем работали, а вечером ставили пьесы. Дедушка лично посетил начальника училища Рагушенского и испросил разрешение на освобождение участников драмкружка от последнего часа самоподготовки и вечерней прогулки.
Ставили дореволюционный водевиль-комедию Сологуба «Беда от нежного сердца». Начало. Занавес закрыт. Звучит кан кан на авансцену выходит танцевать группа девушек. Открывается занавес, выходит ведущий и спрашивает: «Можно танец с девушками?» Девушки танцуют на фоне музыки, а ведущий объявляет» «Добрый вечер! Ах водевиль, водевиль, водевиль!» Незатейливый сюжет с романсами и куплетами веселил зрителей В зале сидело практически все командование. Девушек играли официантки из нашей столовой, роль Золотникова досталась мне, а Дарью Семеновну сыграла повариха. Никто не ожидал, что получится так здорово. Никто не кричал и не свистел. В кресле с высокой спинкой кроме дочерей, которых предлагают на выбор молодому ловеласу. Я придумал гадание, на основании чего должен выбрать невесту.
Театральная самодеятельность продолжалась до последней стажировки в Таллине. В базовом клубе явно не хватало мужчин-исполнителей, поэтому меня и Игоря Ошибченко приняли сразу. Пользуясь свободным временем, мы смогли сыграть несколько ролей в «Вассе Железновой» по пьесе А.М.Горького и пьесе Корнейчука «Платон Кречет». Участие в самодеятельности позволяло каждый вечер бывать в клубе, смотреть кинофильмы, концерты, спектакли.
В Таллине случилась беда. На тральщике, где я проходил практику отключили на ремонт котел. Я простудился и заболел воспалением легких. В госпитале признали туберкулез. Последовало длительное лечение и понимание, что здоровье надо беречь. Командование училищем направило меня в госпиталь, а затем домой в Москву. После выпуска в госпиталь приезжал начальник училища капитан 1 ранга Декалин, который вручил мне диплом с отличием, часы с именной дарственной надписью и справку о том, что я не годен к службе на кораблях.. Я понял, что мой путь в море мне окончательно закрыт.
Училище позаботилось и о моем трудоустройстве. Я получил назначение в Москву в отдел Тыла ВМС, который ведал школами Юнг и нашей «Мореходкой».
В 1955 году я выбрался из министерской рутины, работал техником-конструктором на заводе «Станколит». В училище хорошо учили специальности механика. Справка из ЛМУ ВМФ в МВТУ им Баумана о моем производственном обучении перекрыла все их требования, и от эксплуатации паровых машин я перешел конструированию баллистических ракет. Ракеты мне не очень понравились и я более сорока лет работаю в ЦКБ им. В.М.Мясищева в г. Жуковском Московской области.

Наши встречи
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Прошедшие 60 лет с момента образования ЛМК (ЛМУ) ВМФ произошли большие изменения. Распался Советский Союз, который был основой государства, в котором мы родились. Это государство дало нам образование и поставило на ноги. Каждый человек добился того, чего хотел.
Нас учили жить, а не выживать. Сейчас все наоборот. Все выживают, а не живут. Остается память, которая хранится до конца жизни, так же как эта матросская ленточка.


В Меншиковский парк нас пропустили бесплатно. Владлен Иннокентьевич Козлинский (справа на фото) своим интеллигентным видом явно внушал доверие молоденькой кассирше. Девушка выдала всем билеты, и мы направились по дорожкам, которые топтали много лет назад.
Владлен Иннокентьевич поступал в Мореходку с целью повышения квалификации. Он был старше всех по возрасту. Во время войны он, будучи юнгой, на транспортном судне неоднократно пересекал Тихий океан. Он остался живым, когда транспорт потопила японская подводная лодка. После окончания училища он уехал на Дальний Восток, где работал механиком на буксирах.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


С этого здания на заднем плане начиналась наша курсантская жизнь. Здесь находилось общежитие и клуб училища. С другой стороны дома позднее появился базовый матросский клуб, который вошел в историю уже других поколений выпускников Мореходки.

Взгляд в будущее

Время не стоит на месте, оно постоянно идет вперед. На месте стоит только человек, который не знает куда идти. Мы топтались двадцать лет, думая, что капитализм принесет нам благо. Этого не произошло, и не должно было произойти. Закон отрицания отрицания никто не отменял. Если люди плюют на свое прошлое, значит, что они плюют и на свое будущее.
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 17 - Преподаватели
Преподаватели



Соколов Альфред Сергеевич, 1930 года рождения прибыл в училище на должность заведующего паросиловым кабинетом в 1959 году после расформирования Технического училища ВМС. Молодой педагог окончил факультет «Судовые паросиловые двигатели и установки Ленинградского Кораблестроительного института в 1954 году. После сокращения ВС СССР в 1960 году назначен начальником Судомеханического отделения до 1977 года. Талантливый преподаватель создал кружок технического творчества курсантов, создал демонстрационные электрифицированные стенды с образцами узлов двигателей, разрезы учебной техники. Работу выполняли курсанты под руководством опытных лаборантов. Как методист, Альфред Сергеевич написал для курсантов и механиков судов обеспечения ВМФ учебники: «Учебник механика вспомогательного флота» и «Автоматическое регулирование силовых установок и технические измерения на судах вспомогательного флота». Обе книги вскоре стали библиографической редкостью и по настоящее время не потеряли своей актуальности. Соколов А.С. неоднократно избирался секретарем партбюро Судомеханического отделения. Принципиальный и честный человек с душой относился к каждому курсанту, глубоко переживал за каждого человека. За это его уважали курсанты, преподаватели и
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Командование училища. А.С.Соколову одному из первых в училище было присвоено высокое звание «Заслуженный учитель РФ». Вместе с ним более 50 лет в училище проработала супруга Раиса Петровна, которая была стоматологом. Здоровье не вечно. Альфред Сергеевич долго болел и умер в 2005 году.

Из воспоминаний выпускника Судомеханического факультета Андрея Михайлова:
«После окончания училища попал на кабельное судно «Бирюса», на котором отработал механиком 12 лет. Параллельно стал заниматься электрикой судна и достиг хорошего уровня. Я считал, что механик всегда должен иметь возможность заменить электромеханика. В этом большая заслуга наших преподавателей, особенно, А.С.Соколова, который никогда не отделял механику от электромеханики. Учили нас жестко. То, что нам давали, пригодилось на всю жизнь и выручало всегда. Мне иногда казалось, что уровень нашей подготовки был даже выше, чем у выпускников высшей мореходной школы.
Особенно нас доставал ВМЦ. У меня сложилось впечатление, что там собрались все неудачники военно-морского флота, списанные за профессиональную непригодность. На занятиях преподаватель ВМЦ капитан 2 ранга Лукин начинал лекцию с того, что что-то взорвал не в том месте, где было приказано. Бывший минер был глуховат, постоянно повторялся. Его лекции о боевых средствах флота нас мало касались, но входили в обязательную программу при подготовке офицеров запаса. Капитан 2 ранга Калабухов постоянно рассказывал, что потерял секретную торпеду, после чего был назначен преподавателем в ЛМУ. Вообще ВМЦ мы называли не циклом, а «цирком». Дело в том, что на ВМЦ очень любили играть в войну, затевали перестрелку в коридорах после занятий, чем убивали наше личное время. Двойки ставили налево и направо, лишая нас увольнения. Мы пытались переправлять оценки, но преподаватели за этим строго следили по своим блокнотам. Поэтому приходилось «грызть» науку. У меня до сих пор в голове зафиксировался набор корпуса судна: продольный и поперечный. Знать набор судна было необходимо для организации борьбы за живучесть. Лазить вдоль килевой балки нас никто не заставлял в том числе и считать расстояния между шпациями. Такую идею можно было предложить новичку, который впервые пришел на судно и не имел никакого понятия об устройстве корабля. Тем не менее, мне пригодились выборочные знания, когда я стал спасателем и мне пришлось лазить по корпусам утонувших кораблей.
Вообще ВМЦ при нас называли «Военно-морской цирк». В настоящем цирке я был только один раз. Представлений нам вполне хватало на занятиях
Капитан 2 ранга Смыкла был добрейшим человеком. Он никогда никого не снимал с вахты, просто подходил к спящему курсанту, будил и отправлял его в роту на койку. За это его прозвали «Отцом курсантов». Во время одного из его дежурств через ворота училища, ведущие к свинарнику угнали грузовик. Вахты там, естественно, не было. Он объявил тревогу, на что не имел права. На дежурной машине организовали погоню. Грузовик нашли в ближайшем переулке. Водитель был пьян, а в баке не было бензина. На построении начальник училища объявил Смыкле благодарность за бдительность и поимке нарушителя, простив ему нарушение Устава в смысле объявления тревоги.
Выписка из личного дела Сирко Якова Сергеевича:
«Преподаватель Судомеханического цикла. Защищал Севастополь и Советское Заполярье, награжден двумя орденами Красной Звезды и медалями. Окончил Политехнический институт. Яков Андреевич принимал активное участие в общественной жизни, проводил большую работу по воспитанию курсантов на боевых и революционных традициях советского народа. Его неоднократно избирали секретарем партийной организации цикла. Коммунист Я.С.Сирко был требователен к себе и товарищам, активно пропагандировал решения партии, направлял работу партийной организации на качественное решение стоящих перед коллективом задач. Воин и патриот своей Родины не мог поступать иначе. Он свято верил в идеи марксизма-ленинизма. Благодаря его работе в члены КПСС были приняты многие курсанты, которые на всю жизнь запомнили этого приятного и отзывчивого человека».
«Старый махровый хохол!!!» - так называли его курсанты. Дело свое он знал туго. Курсантам он въелся в печенки. Он знал свое дело туго и изматывал нас диаграммами остойчивости и способами загрузки судна так, что они нам снились во сне. Двойки ставил налево и направо, но при этом дублировал все оценки в своем блокноте.. При наличии двойки в журнале выход в город автоматически запрещался.. Мы пытались переправить оценки разными путями, но до его блокнота так и не добрались. Это был для нас «секретный» документ, который он прятал в кармане своего кителя. Пришлось «грызть» его науку.

Выписка из личного дела Иванова Всеволода Николаевича:
«Родился 1920 года рождения, старший преподаватель цикла ВМП с 1958 года, начальник организационно-строевого отдела ЛМУ ВМФ с 1960 года. Поступил в Военно-морское училище НКВД в 1940 году. С началом войны курсантов бросили на Ленинградский фронт, а училище расформировали. Эвакуирован из блокадного Ленинграда в г. Баку для продолжения учебы. Курсант Каспийского ВВМУ (1942), курсант ВВМУ им. М.В.Фрунзе (1944). Командир БЧ-2 на плавбазе «Нева» КЧФ (1945) и катере «БО-105» (1946). Флагманский артиллерист ОВР в г. Лиепая (1948). Преподаватель в Рижском ВВМУ (1958). Награжден медалью «За оборону Ленинграда» и «Боевые заслуги».
Гносеологические корни Великой Отечественной войны оставили свой след на подготовке специалистов для судов обеспечения ВМФ. Проекты больших морских танкеров предусматривали их вооружение артиллерийскими орудиями, хотя по роду своей деятельности эти суда не предусматривались для участия в боевых операциях. В 60-е годы прошлого века еще сохранялись тенденции вооружения гражданских судов, но чем их вооружать никто не знал, тем более, что большая часть судов строилась на зарубежных верфях. Преподаватели об этом знали, а курсанты догадывались.
Всеволод Николаевич отличался выдержкой и спокойствием. Он хорошо знал артиллерийское вооружение кораблей ВМФ. В училище отсутствовали реальные экспонаты и он ничего не мог показать на практике. Он так об этом и говорил: «Поживете — узнаете».
Медаль «За оборону Ленинграда» на груди преподавателя говорила о многом. Он рассказывал как после окончания первого курса их роту бросили на защиту Ленинграда. Оборона города была организована плохо. Никто не знал направления главного удара. Немцы искали дыры в обороне и постепенно их нащупывали. Не встретив должного сопротивления, немцы заняли Ропшу и по дороге на Стрельну разрезали наши части пополам. Его взвод оказался на стороне Ленинграда и занял оборону в районе Автово.
В 1942 году его отправили в Баку для продолжения учебы в ВВМУ. На фронте он снова оказался в 1945 году и был участником в боевых операциях Балтийского флота.
Способности Всеволода Иванова мы оценили в Либаве (Лиепае), где он служил после войны. Стажировка была на малых противолодочных кораблях, где согласно учетной воинской специальности мы проходили практику. Мы вышли в море на МПК на поиск подводной лодки противника. Нам продемонстрировали работу реактивных бомбометов. Зрелище было впечатляющим. На будущей работе это никак не отразилось, но мы стали иметь представление о работе реактивного оружия.

Выписка из личного дела Захаренкова Андрея Гавриловича:
Старший лаборант лаборатории судовых вспомогательных механизмов. Участник Великой Отечественной войны прослужил 26 лет на кораблях Военно-морского флота. В ЛМУ ВМФ пришел после демобилизации и возглавил лабораторию Судомеханического цикла. При его непосредственном участии на цикле были созданы учебные действующие модели компрессоров, автоматизированные электрические схемы испарительных и холодильных установок. Впоследствии А.Г.Захаренков возглавил кружок технического творчества курсантов, внедрил десятки рационализаторских предложений. Хорошо зная материальную часть, Захаренков проводил практические занятия, помогая преподавателям реализовать на практике понимание теории. А.Г.Захаренкова любили и уважали курсанты и преподаватели.
Выписка из личного дела Сиранчук Бориса Мефодиевича:
Капитан 2 ранга, преподаватель Военно-морского цикла. Прослужил в училище более 16 лет. Окончил в 1952 Электромеханический техникум в г. Николаев. Добровольно поступил в ЧВВМУ им. П.С.Нахимова в г. Севастополь. Командовал опытовым судном «Палтус» на Балтийском флоте, командир БЧ-2- 3 корабля ПЛО «МПК-300». Убыл вместе с кораблем на ЧФ. Вернулся в Лен.ВМБ в качестве командира БЧ-3 опытового судна «Палтус». Преподавателем ВМЦ служил с 1965 года.
Учить молодых людей морскому делу – сложная задача. Здесь нет отработанной теории, есть практика, которая состоит в знании структуры корабля, умении управлять шлюпкой на веслах и под парусами. Знание минно-торпедного оружия Сиранчук считал обязательным для курсантов. Выпускники училища занимались погрузкой боезапаса на боевые корабли флота. Борис Мефодьевич руководил практикой курсантов на судах Вспомогательного флота, принимал участие в оформлении кабинета боевых средств флота, проводил большую методическую и партийно-политическую работу.





Зарубин Николай Владимирович (фото) прибыл для дальнейшего прохождения службы в ЛМУ ВМФ в сентябре 1966 года. Судомеханический отдел возглавлял капитан 1 ранга Аристов, а Судомеханический цикл – Соколов А.С.. Курсанты – судомеханики были объединены в две роты. Зарубин вступил в командование 1-й роты СМО, 2-й ротой командовал подполковник Костров И.М.. Работа с личным составом требовала большого напряжения сил. Кроме учебы, курсанты принимали активное участие в благоустройстве училища, художественной самодеятельности, спортивно-массовой работе. Начальник ЛМУ ВМФ П.А.Керенский был строгим и требовательным человеком. Ежедневно он заслушивал доклады начальников отделов о состоянии учебы и воинской дисциплины. В зависимости от результатов следовали организационные выводы.
В 1968 году Николай Владимирович назначается на должность старшего преподавателя цикла Военно-морской подготовки. Как выпускнику ВВМИУ им Ф.Э. Дзержинского и специалисту по двигателям внутреннего сгорания, ему поручают создание кабинета ВМП-3. Эта работа требовала больших усилий со стороны преподавателей и лаборантов цикла. Прежде всего, требовалось найти образцы материальной части и на основе их создать наглядные макеты технических средств.
Малые противолодочные корабли проекта 1134 строились в Зеленодольске большими сериями и шли на вооружение морских частей погранвойск. Эти суда имели водоизмещение 950/1200 тонн, вооружались ракетами ОСА, артиллерийскими установками, торпедными аппаратами и реактивными бомбометами РБУ-6000. Энергетическая установка кораблей включала 1 газовую турбину мощность 15000 л.с. и 2 дизеля мощностью 16000 л.с.. Попытка достать образец газовой турбины на заводе-изготовителе не увенчалась успехом. Время шло, дело стояло на месте. Выход из положения нашелся совершенно случайно. Как-то собирая грибы в окрестностях Ломоносова, Зарубин наткнулся на интересный объект похожий на двигатель реактивного самолета. Об этой находке он сообщил Соколову.
Двигатель осмотрели и пришли к выводу, что его можно использовать в качестве учебного экспоната. Керенский распорядился выделить машину, чтобы привезти двигатель в училище. Над макетом работали больше месяца. Он и сейчас занимает достойное место в кабинете на Судомеханическом цикле.
В 1982 году Зарубин Н.В. был уволен в запас. В учебный процесс был введен предмет охраны труда для обучения курсантов всех специальностей, который стал преподавать Зарубин. Оставаясь одновременно преподавателем судовых энергетических установок, Николай Владимирович 41 год работает в ЛМК ВМФ, отдавая свои знания будущим специалистам Вспомогательного флота ВМФ.

Позывной RZ1AWC

Идея создания коллективной радиостанции рождалась долго. Класс манипулирования, оборудованный на РТЦ, не обеспечивал практику радиообмена в «живом» эфире. Курсант работал ключом в идеальной среде, где не было помех. Ему не следовало производить перенастройку аппаратуры на разные частоты, крутить рукоятки для ухода от радиопомех. Идеальный случай. Принимай и передавай заданные преподавателем радиограммы и получай соответствующие оценки в классном журнале.
Александр Арутюнович Кайфаджан прибыл на радиотехнический цикл после демобилизации из ВС СССР. Профессиональный связист занялся нелегким преподавательским трудом. Первая мысль была внедриться в учебную сеть дивизиона вспомогательных судов и бригады гидрографов:
-Я всегда стремился заниматься подготовкой профессиональных радистов. Начальные навыки должны приобретаться в идеальных условиях. Как только человек выходит на профессиональный уровень, так сразу же меняются условия, в которых он находится.
-Что же вы придумали?
-Первая мысль была внедриться в учебную радиосеть дивизиона вспомогательных судов и бригады гидрографов. На узле связи нас знали , поэтому переговоры с начальством прошли на конструктивном уровне. Связисты прекрасно понимали, что колледж готовит для них кадры. Однако уровень подготовки наших курсантов не совпадал с уровнем подготовки судовых радистов. К нашему сожалению, время работы радиоцентра в учебно-тренировочном режиме для нужд дивизиона и гидрографов совпадало с расписанием наших занятий по дисциплине «Радиосвязь морской подвижной службы». Поэтому мы невольно вклинивались в обязательную программу подготовки судовых радистов. После двух – трех тренировок мы отказались от этой затеи.
-Что делать дальше? Пришлось отступить на прежние позиции?
-Нет. Цель осталась прежней, но появилась мысль создать собственную радиолюбительскую радиостанцию с возможностью работы в режиме CW (слуховой радиотелеграф).
Кайфаджан не занимался радиолюбительством. Служба в Военно-морском флоте приучила к жесткой дисциплине работы в эфире. Полувоенная организация сжимала рамки свободного радиообмена. Один радист сказал: «Кто не слышал мелодии морзянки, тот не знает музыки Листа и Моцарта». Переливчатые трели, состоящие из точек и тире, ласкали слух. Далекий корреспондент из какой-нибудь Новой Гвинеи сообщал о жизни слонов. Австралиец жаловался на кенгуру, которые в этом сезоне съели весь урожай. Яхтсмен в океане передавал привет жене и близким родственникам, обещая скоро вернуться. За трелями стояли жизни людей.
В 1995 году на РТЦ поступил паренек из Мурманска Иван Пожидаев. Выпускник радиомонтажного ПТУ имел опыт работы в радиолюбительской сети SSB (телефонный режим). Парнишка приглянулся Александру Арутюновичу своей любознательностью. Голова и руки у парня были на месте. Вечерами парень бродил по улицам Ломоносова, осматривая крыши домов на предмет наличия необычных антенн. Увидев необычный объект, Иван наводил справки, после чего бесцеремонно направлялся к хозяину. Так он познакомился с ветераном Ломоносовского радиолюбительства Бородой Георгием Михайловичем (позывной UW1CE), с которым завязались дружеские отношения. Несколько ранее в 1987 году РТЦ окончил Меньшиков Павел Евгеньевич, который окончательно «заболел» радиолюбительством, создавая схемы трансиверов, и просиживал ночами у приемника. Получив назначение на дивизион судов обеспечения в Ломоносове, он часто заходил в колледж и высказал мысль о возможности создания коллективной радиостанции.
Обдумывая предложение молодых людей, Кайфаджан связался с Шумеровым Максимом Александровичем, который возглавлял радиолюбительскую радиостанцию в ВВМУРЭ им А.С.Попова. Шумеров сказал, что командование колледжа не должно возражать против создания такой станции, а наоборот – приветствовать. Препятствия может чинить только Ассоциация любителей радиосвязи. Надо было действовать быстро и активно.
Кайфаджан рассказывал: «В Ассоциацию направились втроем Иван, Павел и я. Павел представил нас секретарю Ассоциации и председателю квалификационной комиссии Б.В.Ильину (позывной UA1JC), а также президенту Ассоциации Якову Семеновичу Лоповко (позывной UA1FA). «Профессионалы посмотрели на нас несколько удивленно и предложили сдать экзамены по радиотелеграфии».
Экзамены были сданы успешно. Кайфаджан получил свидетельство на право возглавлять радиостанцию, а Иван Пожидаев утвердился в должности заместителя. Оставалось решить вопросы с Госсвязьнадзором.
Начальник РТЦ Сергей Борисович Грошев отнесся к идее создания радиолюбительской радиостанции равнодушно. Идею поддержал начальник колледжа Николай Васильевич Скородумов и ветеран цикла А.Ф.Харитонов. Написали письмо в Госсвязьнадзор с просьбой зарегистрировать радиостанцию и присвоить ей позывной.
Радиолюбительским отделом заведовала Лариса Васильевна Ульянова. Дама с причудами. Она спросила:
-Вы собираетесь использовать передатчик «Ерш-Р»?
-Да, - ответил Кайфаджан, не подозревая подвоха.
-Там имеется частота 500 кГц?
-Да.
-Вы понимаете, что курсанты могут использовать ее не по назначению?
-Нет.
-Простите, тогда я не понимаю вас тоже, - ответила Лариса Васильевна. – Представьте себе, как профессионал, что курсант случайно выйдет на связь на этой частоте. Вся поисково-спасательная служба тут же придет в движение.
-Хорошо, мы ее заблокируем, - покорно согласился Александр Арутюнович.
-Вот тогда ко мне и придете с актом о том, что эта частота у вас заблокирована, - спокойно ответила Ульянова.
Домой Кайфаджан возвращался расстроенным. Нужных документов на радиостанцию он так и не получил. Требовалось продумать вопрос, как обойти частоту 500 кГц, на которой выходили суда в случае Бедствия.
Помог Алексей Федорович Харитонов. Именно он предложил Кайфаджану использовать судовой радиопередатчик «Ерш-Р». Ламповый передатчик средних и коротких волн использовался для радиотелеграфной и радиотелефонной связи судов морского флота между собой и береговыми радиостанциями.
Передатчик средних волн имеет плавный диапазон настройки 365 – 550 кГц в пределах которого имеется семь фиксированных частот 410,425, 454, 468, 480, 500 и 512 кГц для работы радиотелеграфом колебаниями А1 – немодулированные и А-2 – тонально-модулированные. Мощность передатчика 100Вт.
Харитонов снял средневолновый блок передатчика, открутил все ручки его настройки и передал в руки Александра Арутюновича, исключив таким образом опасную с позиций Госсвязьнадзора фиксированную частоту 500 кГц.
Следующий визит к Ларисе Васильевне состоялся через неделю. Дама сидела в кресле и просматривала прессу. Увидев Кайфаджана с кучей бумаг в руках, она улыбнулась и предложила присесть на стул. Улыбка женщины позволила расслабиться темпераментному мужчине. Просмотрев бумаги, Ульянова спросила:
-Скажите, какая выходная мощность вашего передатчика?
-100 ватт, - спокойно ответил Кайфаджан.
-Вы, что смеетесь?
-Нет. Я знаю характеристики передатчика. Много лет на нем работал.
-Поймите меня правильно. Я не хочу к вам придираться, но согласно Положению о радиолюбительских станциях, ваша радиостанция относится ко второй категории, и ее мощность не должна превышать 50 ватт, - монотонно промямлила Ульянова.
Кайфаджан готов был упасть со стула. Он медленно встал, пытаясь убить «змею» горящим взглядом, но дама спокойно уставилась в газету.
В антенный контур впаяли гасящее сопротивление, снизив мощность до требуемых пределов. После этого Ульянова подписала все документы на право использования радиостанции. Однако на этом эпопея не завершилась.
Передатчик требовал смешанного электропитания. Одна часть приборов работала от стандартной сети, а другая требовала частоты 400 герц. Такую частоту вырабатывал электромашинный агрегат, который находился в заведывании у Харитонова. Чтобы не обременять Алексея Федоровича лишней заботой, схему электропитания изменили, применив блок питания от передатчика Р-657. В качестве приемника можно было использовать либо стандартную «Волну-К», либо «Русалку». Оставалось соорудить приличную антенну.
Иван Пожидаев нашел подходящий провод от силового трансформатора, списанного передатчика Р-641. Из него и соорудили антенну. Вскоре над крышей колледжа повис провод длиной 42 метра со снижением в центре. Параметры антенны никто не считал.
Лицензия на эксплуатацию коллективной радиостанции второй категории в ЛМК ВМФ за № 649 была получена в марте 1996 года. Позывной RZ1AWC получил официальное право появляться в эфире.
Первыми курсантами, допущенными к работе на радиостанции, были С.В.Дрочев, П.А.Андреев, А.В.Езерский, Е.А.Щеколдин, А.А.Соколов, Д.В.Подколзин. Ребята учились хорошо. Во всяком случае, увлекались радиотелеграфией и стремились к знаниям. Это радовало руководство РТЦ. Огорчил Иван Полежаев, который написал заявление и ушел из училища по собственному желании. Кайфаджан переживал, не понимая, почему уходит человек, который так много сделал для создания коллективной радиостанции. Доводы о том, что в Мурманске рядом с домом есть Мореходное училище, не казались убедительными. Смирившись с потерей, Александр Арутюнович назначил заместителем начальника радиостанции курсанта Евгения Щеколдина.
«Т-образная» антенна, установленная на крыше, оказалась хитрой. Основной лепесток диаграммы направленности оказался ориентированным на Западную Европу, а противоположная часть восьмерки на Поволжье и Урал. Представители этих регионов стали первыми корреспондентами любительской радиосвязи. Позывной ЛМК радиолюбители еще не знали. Курсант, выходивший на связь, сначала ловил приемником подходящего корреспондента, затем настраивал передатчик на эту частоту и выходил на связь.
Практика и каникулы у курсантов вызывали вынужденный перерыв. Основная работа радиостанции начиналась в сентябре – октябре, когда в колледже начинался учебный процесс. Первые QSL карты стали приходить в начале 1997 года. 19 сентября 1997 года в эфире поймали позывные UA4HQM. Корреспондентом оказался выпускник ЛМУ ВМФ Королевский Эдуард Николаевич. На вахте находился курсант Александр Пудовкин. Он сообщил, что работает из Ломоносова. Эдуард ответил, что когда-то учился в мореходке на РТЦ. Когда Саша ответил, что работает именно из стен этой мореходки, корреспондент был очень удивлен. Так началась активная переписка и радиообмен.
В апреле 1998 года город Тольятти отмечал свой 260-летний юбилей. Радиостанция радиоклуба города имела связь со многими любителями приключений, в том числе и мореходами Ломоносова. В ЛМК прислали памятный диплом «Автоград».
Совместно с коллективом радиостанции автозавода договорились о проведении экспериментальных исследований качества прохождения радиоволн на трассе Санкт-Петербург – Тольятти. Позывной радиоклуба завода RK4HYG регулярно выходил в эфир. Характер связи фиксировался в журнале радиостанции.
Экспериментальные данные, полученные в процессе радиосвязи, использовались в учебном процессе и служили основой для защиты дипломных проектов. Так курсанты А.Ерохин, С.Никифоров и Ф.Карев на основании экспериментальных данных построили реальную диаграмму направленности антенны и доказали, что ее следует менять, чтобы расширить диапазон корреспондентов других стран.
У связистов дивизиона вспомогательных судов свободных антенн не нашлось. Подсказал преподаватель РТЦ Н.С.Манов: «Александр Арутюнович, посмотрите на крыши корпусов ВВМУРЭ им. А.С.Попова. Там полно антенн, оставшихся со времен существования факультета радиосвязи».
Идея была принята. Подходящую антенну нашли и доставили в колледж. Фидер взяли со списанного судна обеспечения. Вскоре четырехметровый штырь закачался над крышей учебного корпуса колледжа.
Курсанты балдели по ночам, сидя за передатчиком. Спектр корреспондентов сразу расширился. Радиограммы полетели из Австралии, США, Канады, Японии и Китая. Это был всплеск восторга, смешанный с высоким уровнем профессионализма. Судоводители «вяли», слушая рассказы радистов. Началась борьба за количество DX-ов (дальних связей). Курсанты Е.Щеколин, И.Алексеев, П.Зубарев, Д.Урусов и др. включились в соревнование по установлению дальних связей. Подтверждением служили QSL карты. Их присылали до 200 штук в год. Рейтинг связистов вырос на порядок по сравнению с другими специальностями ЛМК.
В 1999 году продолжалась работа радиостанции в режиме SKED (по расписанию) с позывными RK4HYG. Отчеты составлялись два раза в год. Самые дальние связи были зафиксированы с Австралией, США, Канадой и Африкой. Работа курсантов открытом эфире стимулировала самостоятельную работу курсантов. Старшекурсники посмеивались над младшими, слушая их передачи корявым детским почерком. Молодежь было не выгнать из кабинета манипулирования. Они оттачивали операторское мастерство.
Курсант Алексей Захарченко удивлял всех своей целеустремленностью. Радиолюбительского опыта у него не было. Однако, еще обучаясь на первом курсе, он стал самостоятельно нести радиовахту на радиостанции. За четыре года обучения парень набрал наибольшее количество связей. Их было около 800. В архиве радиостанции карточка, присланная обществом слепых из Японии. Захарченко завоевал непререкаемый авторитет среди товарищей. Его назначили заместителем начальника радиостанции, которую он добросовестно исполнял до выпуска из колледжа. После завершения учебы Алексей пошел служить в ВДВ, и дальнейшая его судьба неизвестна.
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 16 - Ими можно гордиться
Ими можно гордиться

Сергей Андреевич Осипов родился 10 января 1935 года – ст. Померанье Тосненского района Ленинградской области. Осенью 1941 года Сергей оказался на оккупированной территории. После войны он окончил среднюю школу и поступил в Ломоносовское мореходное училище ВМС на Судоводительское отделение. Получив диплом штурмана, Осипов был направлен на работу в Мурманск в Управление Вспомогательного флота КСФ, где проработал всю свою жизнь.
Становление было нелегким. Первая должность – старший помощник капитана БСС-66150. Старое судно в море не ходило. Ожидание у моря погоды не входило в планы молодого специалиста. Появилась вакансия на транспорте «Кола». Работа в должности 3-го, 2-го и старшего помощника капитана заняла десять лет. Освоить плавание в приполярных районах требовало хорошей подготовки и, прежде всего, знания лоции. Карское море, острова Новая Земля стали привычными для слуха моряков Вспомогательного флота.
Назначение капитаном танкера «Саяны» сулило новую перспективу и признание как бывалого моряка. Это судно имело ледовое подкрепление и скорость до 12 узлов. Численность экипажа составляла 36 человек. Осипов сумел сплотить личный состав, не иметь транспортных происшествий и выполнять задания командования с оценкой «отлично».
Следующим судном стал танкер «Прут» водоизмещением 7300 тонн. Команда увеличилась вдвое, а дальность плавания до 8600 миль. Впереди был Атлантический океан, Куба и Красное море. Обеспечение топливом боевых кораблей ВМФ в различных точках мирового океана. Заход в Марокко не представлял труда. Встреча с консулом и представителями посольства стали обычными. Смущали восточные обычаи и незнание арабского языка. Большинство жителей говорило по-французски. В ЛМУ ВМФ этому языку не учили, поэтому приходилось нанимать переводчика. К советским морякам местные власти относились доброжелательно, но осторожно. На танкер заходили гости, которые интересовались советскими моряками и странным «джинсовым» флагом на корме.
На переходе морем в районе Болеарских островов танкер неоднократно подвергался облету американских патрульных самолетов. Осипов реагировал спокойно, не менял курса и скорости. Разглядев кормовой флаг, американец набирал высоту и уходил в сторону берега.
Встреча с кораблями ВМФ СССР приносила радость. После дозаправки боевого корабля топливом, моряки делились впечатлениями о плавании. Особенно радовала встреча с подводниками. Подводников называли «бледнолицыми», а моряков танкера – «темнокожими». Точки «рандеву» заранее не назначались, поэтому встречи носили неожиданный характер. В радиограмме указывались координаты района и время нахождения танкера в нем.
В ноябре 1976 года капитан Осипов был назначен на танкер «Генрих Гасанов», с которым не расставался 20 лет. В конце 1996 года танкер выполнял обычный рейс на остров Новая Земля. После распада СССР противостояние на море «флот против флота» отошло на второй план. Суда Вспомогательного флота все дольше простаивали у пирса. Некогда могучий советский ВМФ оказался ненужным Российской Федерации. Сергею Андреевичу исполнился 61 год, но он никак не мог расстаться с морем. Как обычно капитан находился на мостике и слушал доклады. Смерть наступила внезапно в результате инфаркта.
Приказом ГК ВМФ РФ №52 от 10.02.1997 года большой морской танкер «Днестр переименован в БМТ «Сергей Осипов»

Не все будущие капитаны начинали свою морскую карьеру с юнг и матросов. Некоторые молодые люди, попав на судно, быстро набирались опыта. Некоторым товарищам даже разрешали совершать самостоятельные выходы на судах небольшого водоизмещения. После нескольких аварийных ситуаций, командование Тыла флота решило такую практику прекратить. В рамках ВМФ организовали курсы «двухсоттонников», после окончания которых выдавалось удостоверение на право управлять судами водоизмещением не более 200 тонн. Курсы просуществовали недолго и закрылись. Получить официальный диплом судоводителя можно было только окончив мореходное училище. В ЛМУ ВМФ открыли заочное отделение, куда потянулись за знаниями молодые капитаны маломерных судов желающие самостоятельно ходить в открытое море. Константин Панов, Леонид Павловский, Александр Даниленко, Анатолий Васильев, Ким Явинцев и другие, не отрываясь от основной работы, вечерами садились за учебники и готовились к экзаменам. Так от сессии к сессии бежало время до защиты диплома.
Из матросов в капитаны долго пробирался Михаил Митрофанович Шрам, хорошо известный на Черноморском флоте. Мальчишкой он окончил 42 мореходную школу специалистов рядового плавсостава в Кронштадте и был распределен в Севастополь на танкер «Индигирка» рулевым. Затем работал на буксирах, пока не понял, что нужно учиться дальше.
В Ломоносовском училище Михаил Шрам познакомился с такими же ребятами, мечтающими стать капитанами. Среди них Николай Бобров, Иван Давидюк, Виктор Петрусенко. Получив диплом, М.Шрам получил должность 3-го помощника капитана, через два года у него родился сын.
Приглашение из Владивостока на должность 2-го помощника нового рефрижераторного судна «Лама» пришло от капитана Георгия Антоновича Мадеева. Шрам согласился и улетел на Дальний Восток.
Переход из Владивостока был долгим и серьезным. Путь пролегал через четырнадцать морей и три океана вокруг Африки. Суэцкий канал был закрыт для судоходства в связи с минной опасностью. Капитан судна «Лама» Мадеев сразу предупредил своих помощников: «Мое дело руководить, а ваше – управлять». Третий помощник капитана Владимир Ларин отвечал за навигационное обеспечение судна, второй помощник Михаил Шрам – за размещение груза. Подготовкой перехода занимался старпом Николай Бобров. Цель перехода – обеспечение кораблей ВМФ продовольствием в Индийском океане и Красном море. Для небольшого экипажа «Ламы» такой поход был первым. Только тогда, вдали от родной земли М.Шрам понял, что учиться надо не заочно, а непосредственно.
В 1974 году М.Шраму предложили должность старпома на танкере «Иван Бубнов», который строился в Ленинграде. 19 июля 1975 года на судне был поднят флаг Вспомогательного флота СССР. Капитан танкера Константин Николаевич Панов мысленно перебирал кандидатуры и остановился на Михаиле Шраме. К этому времени Шрам уже занимал должность старпома на «Ламе», заменив Николая Боброва, который уехал принимать новый рефрижератор. Но, одно дело «Лама», построенная на базе средних морозильных траулеров, а другое – «Иван Бубнов». Длина судна 162 м при ширине 21 м, водоизмещение 18280 тонн.


""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Ходовые испытания проходили в Финском заливе. После их завершения в октябре месяце танкер ушел в Средиземное море.
Передачу топлива на ходу отрабатывали последовательно. Сначала траверзным, затем кильватерным способом. Константин Панов внимательно следил за действиями экипажа, делал замечания и повторял несколько раз одну и ту же операцию, пока не добился полного автоматизма в действиях экипажа. 7 ноября 1975 года танкер впервые осуществлял одновременную заправку сразу трех боевых кораблей: крейсера «Ленинград», БПК «Николаев» и эсминца «Находчивый». Работа прошла без замечаний и получила высокую оценку со стороны командования 5-й оперативной эскадры. Затем «Бубнов» ушел в Атлантику, где находился три месяца. В Севастополь вернулись только в марте 1976 года.
Еще во время ходовых испытаний капитан Панов сформировал молодой экипаж, состоявший в основном из выпускников Ломоносовского мореходного училища. Людей разных профессий объединяло море.
В процессе повседневной напряженной работы командование 9-й бригады судов обеспечения ЧФ не могло не заметить старпома с «И.Бубнова» и предложило ему должность капитана танкера «Золотой рог». Шрам попрощался с экипажем и принял новое судно.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Средний морской танкер «Золотой рог» был построен в Финляндии на судоверфи «Репола». Длина судна 105,4 м, ширина – 14,8 м, осадка 6,2 м., максимальная скорость – 14 узлов. Танкер имел топливный бункер на 1500 т, 500 т дизельного топлива, 150 т смазочного масла, 500 т воды, 50 т продовольствия. Экипаж составлял 52 человека. Танкер вошел в состав ЧФ в 1960 году и пробороздил много морей и океанов. Ученик Панова внимательно присмотрелся к команде, отработал курсовые задачи и начал осуществлять перевозку грузов.



Вскоре он ювелирно выводил «Золотой рог» в море и порою даже не пользовался буксиром. Так шаг за шагом Михаил Митрофанович оттачивал свое мастерство.
Пришло время ставить танкер в док, хотелось отдохнуть и капитану. На ремонт судна согласился пойти капитан Николай Бобров. Шрам пошел «отдыхать» на рефрижератор «Бузулук», который вскоре ушел в рейс в Средиземное море.
Рефрижератор «Бузулук» был построен на Ярославском судостроительном заводе. В июле 1971 года на нем был поднят флаг Вспомогательного флота. Судно имело водоизмещение 963 т, длину 54,2 м, ширину 9,4 м, скорость хода 12 узлов 12 узлов, грузоподъемность 150 т.По проекту судно было предназначено для лова рыбы донным или кошельковым неводом и доставки улова на плавбазу в охлажденном или замороженном виде. Модернизация судна для ВМФ состояла в снятии рыболовного оборудования. Своим ходом по Волге с экипажем из 17 человек капитан Бобров привел судно в Севастополь, быстро сдал курсовые задачи и ушел в свой первый рейс.
Поменявшись с Бобровым судами, М.Шрам не считал, что проиграл или получил шкуру не убитого медведя. Он говорил: «Мал золотник, да дорог». На «Бузулуке стоял надежный главный двигатель, современная радиоаппаратура, штурманское оборудование, локационная станция. Бытовые условия были вполне удовлетворительными. В уютной кают-компании хватало места и для командного и для рядового состава. Здесь же проводили культурно-массовые мероприятия.
Главными достоинствами судна была хорошая мореходность и автономность плавания. Рефрижератор мог пройти 8300 миль без дозаправки топливом при скорости 9 узлов. Возможно, эти качества и привлекли внимание к данному проекту военных специалистов.
На «Бузулуке» Шрам задержался надолго. К 1984 судно сделало 26 выходов в море, прошло 170 тысяч миль. За это время транспорт успел попасть под обстрел в Порт-Саиде, спасал у Кибирны греческое судно с грузом хлопка, а под Кипром – турецкий пароход с сигаретами. Работало международное морское право и человеческие отношения между людьми в море. В зоне действия 5-й ОПЭСК несли вахту выпускники ЛМУ ВМФ радисты Виктор Савва, Роман Матусевич.
В августе 1981 года в состав бригады судов обеспечения вошло госпитальное судно «Енисей, которое сразу включили в боевую работу. После ходовых испытаний и государственных испытаний судно перешло с Балтики в Средиземное море для решения задач боевой службы в составе Средиземноморской эскадры ВМФ СССР. Перед экипажем были поставлены задачи по медицинскому обеспечению экипажей надводных кораблей и подводных лодок. Первая боевая служба длилась 91 сутки. Плавучий госпиталь перешел в Индийский океан и обеспечивал медицинским обслуживанием моряков кораблей находящихся в Индийском океане. По окончанию службы судно вернулось в Севастополь.
В 1987 капитаном на «Енисей» был назначен Михаил Митрофанович Шрам, старшим помощником Валерий Анатольевич Пестуев, главным механиком Виктор Николаевич Филипович.
На юбилейный день рождения капитана, на борт «Енисея» пришли многие люди. В просторной кают-компании не осталось свободного места. Старший капитан-диспетчер В.В.Топчий за праздничным столом подарил М. Шраму такие строки:

Тебя мечты на крыльях уносили
В далекий край отважных моряков.
И с ними ты ходил, отсчитывая мили
У Зурбаганских скал и Лисских маяков.
Фото



Выпускники – литераторы

На мой стол легла небольшая брошюра «Слово о флоте» (сборник стихотворений). Автор Николай Беседин. Читаю: «В судьбу Николая Беседина море и флот вошли, когда ему было 14 лет, и он поступил в школу юнг. Ходил в море на кораблях Балтийского, Северного флотов. Окончил Ломоносовское Мореходное училище в 1956 году, работал на судах вспомогательного флота в Севастополе». Впоследствии Беседин учился в Литературном институте им А.М.Горького, работал инженером в НИИ, Госплане СССР и других организациях. За время службы Николай Васильевич опубликовал ряд стихотворений. Процитирую одно из них:
Поверишь ли,
Опять шумят ветра,
Пропитанные солью океана,
И провода, как будто леера,
И шляпа, словно кепер капитана.
Поверишь ли, я слышу и сейчас
Гул дизелей, идущих на пределе,
И тот последний боевой приказ:
- Так и держать!
А мы держать умели.
Сейчас зима. На Северном опять
Гремят шторма, на взлете леденея.
Они зовут. И зова не унять,
Как голоса воскресшей Лорелеи.
И на вокзал случайно забредя,
Я становлюсь как будто бы моложе.
Поверишь ли,
Мелодия дождя
Сейчас наверно мне всего дороже.
Его неторопливый плеск вдали,
Как будто ял отчалил от причала
Туда, где ожидают корабли,
Где нашу юность палуба качала.

Слова стихотворения словно срисованы с натуры. Автор обращается к человеку, который его понимает и разделяет с ним общую юность. Первая книжка стихов Беседина была выпущена в 1978 году под названием «Цветы на скале», затем появилось несколько сборников. Николай Васильевич не стремился к известности. Надо было работать совсем не области литературы. С 1990 года он возглавляет коммерческую фирму. Начинается эпоха становления постсоветского капитализма. Рушатся представления о ценности жизни, вера в добро и справедливость, сформированная на флоте, меняет оттенки. В 1992 году зрелого поэта принимают в Союз писателей России. Многие произведения Николая Беседина имеются в библиотеке ЛМК ВМФ.


Борис Игоревич Корда заочно окончил с отличием Ломоносовское Мореходное училище заочно в 1963 году. Будущий капитан дальнего плавания начал служить юнгой на морском буксире в 1944 году. Двадцать лет проработал на судах вспомогательного флота, совершил кругосветное плавание, 34 раза водил суда в Антарктику, побывал в 51 стране мира. Автор десяти книг прозы, в том числе: «Нет счастья под оливами», «Легенда о страусе», «Белая негритяночка». Печатается с 1975 года. Член Союза писателей России. Последние две книги «Крестники фортуны» и «Сундучек Христофора Колумба» опубликованы в Севастополе в 2006 году. Эти книги он прислал в ЛМК ВМФ с пожеланием:

«Ломоносовскому Мореходному училищу ВМФ. Товарищи курсанты! Мировой опыт убеждает, чтобы пахари морей и океанов не плавали обыкновенными сундуками. Необходимо изучать достопримечательности тех стран, которые посещаете. Лично у меня исписано 24 столистовых тетради. Пригодится. Желаю удачи!»


Гарий Сельянов родился в г.Гатчина Ленинградской области, окончил школу, профтехучилище, постиг морские науки в Ломоносове. Стихи начал писать в училище. Одно из них «Призвание»:

Свое призвание у ветра
Ласкать и нежить,
Мять и рвать,
Осенний с клена лист срывать
И тихие поселки снежить.
Свое призвание у солнца:
Струить тепло и жечь цветы;
Рабом всесущей темноты
Порой смотреть в мое оконце.
СВОЕ призванье у рассвета:
Туманы гнать седые прочь,
Смывать росой глухую ночь
И умирать в цветеньи лета.
Свое призванье у меня:
Жить лишь томленьем ожиданья,
Изменой, верностью, изгнаньем,
Любовь и ненависть храня
В покое льда, в пылу огня.


Александр Баюров родился в 1923 году в Ленинграде, окончил десятилетку и первый курс ВВМУ им. М.В.Фрунзе. В 1942 году ушел добровольцем на фронт. Воевал на торпедных катерах и служил на крейсере «Молотов». Демобилизовался в 1948 году и в звании мичман и поступил в Ломоносовское Мореходное училище ВМС. Более 30 лет проработал капитаном на судах вспомогательного флота. Значительная часть его жизни связана с Кронштадтом. Поэзию любил с детства. Начиная с 1958 года, публиковал свои стихи во многих областных и флотских газетах. Со сборником стихов не повезло. Рукопись была отвергнута и возвращена автору без особых веских причин. Александр Прокофьевич продолжал работать и углублять тематику морских тем. Он ушел из жизни в 1989 году, но оставил нам прекрасные строки:

Опять мне снилось до утра,
Что в трудном долгом споре
Все ж разрешили доктора,
Как прежде выйти в море.
Я доказал, просил учесть,
Рассеял их сомненья:
Нет, не одно земное есть
Другое притяженье, …
Всю ночь был слышен моря шторм,
Взрывался в окна ветер,
И думал я:
« Не в руку ль сон явился на рассвете?»
Мне б снова в крутоверть,
Где вечно волн броженье …
Да, есть земное,
Но и – есть – Морское притяженье.



Борис Степанович Романов. Родился в 1936 году. После семилетки окончил Судоводительское отделение Ломоносовского Мореходного училища. Боле двадцати лет – штурман и капитан дальнего плавания возглавлял Мурманскую писательскую организацию. Окончил Литературный институт им. А.М.Горького, писал стихи и прозу: «Тревожные сутки», «Через ярус», «Капитанские повести», «Причалы мужества». Был избран первым секретарем правления Союза писателей РСФСР. Проживает в Новгороде и продолжает активно работать на литературном поприще. Литературные герои Бориса Степановича – моряки. Это люди чаще всего образованные интеллектуалы, наделенные чувством юмора. Его повесть «Почта с восточного побережья», опубликованная в журнале «Север», читается с большим интересом. Затем следует хроника одних суток танкера «Балхаш», рассказы «Утро», «День», «Вечер», «Ночь». За каждым коротким заголовком прячется целая жизнь. Писатель похож на художника. Фраза: «.. из иллюминатора радиорубки весело выглянула седая голова радиста Василия Николаевича. Он вкусно причмокивал дежурным, как он говорит сухарем и добавляет – плотно поешь – наушники лучше держатся». Танкер идет к берегам Кубы в момент Карибского кризиса. Сегодня, благодаря кинохронике, мы знаем, как и что там происходило. А тогда? Команда ничего не знает. Рядом следует американский сторожевик, над палубой кружит самолет с опознавательными знаками США. В такой обстановке ярче всего проявляются человеческие характеры. Атмосфера повести густа от метафор и сравнений. Флотский фольклор уместен и естественен, на что не скупится литературный мастер.
К сожалению, в жизни все происходит не так, как хочется. Большинство жен любит своих мужей «посмертно». Типичный случай для тех, кто влюблен в море и любит свою профессию. Таких мужчин женщины ненавидят и стараются сделать все, чтобы отравить им жизнь, сделать ее бессмысленной. Им нужен муж, которой был бы опорой на земле, помогал воспитывать детей и обеспечивал материально. Романов прошел через стерню испытаний. Это подтверждает повесть «Бабий узел».
Повесть «Святое озеро» - день нынешний. Романов больше не ходит в море, а гуляет вокруг Новгородского монастыря по аллее из старых понурых елей с темной монастырской хвоей. Позади Успенский собор, рядом заросшая бурьяном бомбовая воронка, разбитые надгробия. На перевернутом кем-то камне можно было прочесть: «Егор Васильевич, сын Ергунев, брат наш во Христе…»
Нельзя обмануть самого себя, нельзя обмануть жизнь, если даже она прожита, нельзя отгородиться от мира заборами частной собственности. Мы рождены в другом мире и живем не капиталистическими понятиями, которые нам навязывают средства массовой информации. Жизненное благополучие основано не на воровстве и обмане людей. Оно основано на вере в свои силы и человеческие возможности. В этом правда, которую несет писатель Б.С.Романов – выпускник ЛМУ ВМФ.
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 15 - Глава VII. Перелом
Глава VII. Перелом

Капитан 1 ранга Скородумов Николай Васильевич вступил в должность начальника колледжа 22 мая 1992 года. (фото)
Выпускник ВВМУ им М.В.Фрунзе 1972 года Николай Скородумов начал службу на малых противолодочных кораблях Северного флота командиром БЧ-2-3. В 1977 году после окончания учебы на Высших офицерских классах был назначен командиром МПК-86. После окончания Военно-морской академии им. Н.Г.Кузнецова в 1983 г. он был назначен заместителем начальника штаба бригады кораблей Охраны водного района. С 1884 г – начальник штаба оперативной бригады, которая несла боевую службу вдоль западного побережья Африки. На боевой службе Николай Васильевич вплотную познакомился с работой судов обеспечения, которые доставляли топливо и продовольствие на боевые корабли, несущие боевую службу от Западной Атлантики до мыса Горн. Он приобрел хороший опыт планирования совместной работы с судами обеспечения, принимал непосредственное участие в дозаправке кораблей топливом и продовольствием на ходу в море.
С борта флагманского корабля он знакомился с портами Африканского побережья: Луанда (Республика Ангола), Конакри (Республика Гвинея), Котону (Республика Бенин) и другими. Боевого офицера, имеющего боевой опыт, в 1985 году назначают командиром бригады кораблей ОВРа, а через год командируют в качестве советника командующего ВМС и береговой обороны в Йеменскую Арабскую республику.
Обстановка в мире оставалась напряженной особенно в зоне Ирано–Иракского конфликта. В Персидский залив были направлены тральные силы, которые были должны устранить минную опасность и обеспечить безопасность мореплавания в этом районе.
Вступив в должность начальника ЛМУ ВМФ Скородумов начал комплектовать высококвалифицированными кадрами, имеющими академическое образование. К этому времени многие офицеры выслужили положенные сроки службы и подлежали увольнению в запас. В августе- сентябре 1992 на должности начальников циклов были назначены выпускники Военно-морской академии. Судомеханический цикл возглавил капитан 2 ранга Иванов, а Электромеханический цикл – капитан 2 ранга Мельников. В это же время судоводительский факультет возглавил капитан 1 ранга В.И.Сыров, который до этого возглавлял Штурманский факультет КВВМУ им С.М.Кирова в Баку. В связи с выходом Азербайджана из состава Союза ССР, училище осталось на территории другого государства и было расформировано.
В 1993 году Судоводительский цикл возглавил выпускник ВМА капитан 2 ранга Задесенец, бывший штурман бригады на ЧФ. В 1994 году начальником цикла «Управления судном и морской практики» назначается капитан 2 ранга Ю.В.Кольцов, а заместителем начальника училища по МТО выпускник Академии Тыла и Транспорта подполковник И.В.Волощук, сменив на этой должности подполковника Е.И.Скрыпник. Начальником РТЦ назначили капитана 2 ранга С.Б.Грошева, которому было суждено стать последним военнослужащим возглавляющим РТЦ.
С Евгением Ивановичем Скрыпник расставались с большим сожалением. Честный и добросовестный офицер много сделал для училища. Это был настоящий хозяйственник. При нем в училище была построена теплица, в которой с мая по октябрь выращивались огурцы и помидоры. Продукты теплицы существенно улучшали питание курсантов. В течение двух лет специально на грядке выращивали тюльпаны к Международному женскому дню 8-е Марта. В этой работе большую помощь оказывали курсанты всех факультетов.
В условиях развалившегося Советского Союза образовалось новое государство Российская Федерация, которое начало издавать свои законы. Так в 1993 был принят Федеральный закон «Об образовании» и закон «О статусе военнослужащего», который вводил контрактную систему формирования Вооруженных сил. Для офицеров и мичманов был определен срок в один месяц, когда любой военнослужащий мог уволиться из армии по собственному желанию.
Обстановка в стране складывалась тяжелой. КПСС, как правящая партия, перестала существовать. Денежное довольствие военнослужащим выдавали с большой задержкой, полки магазинов пустели, а деньги обесценивались.
Одним из первых кто по собственному желанию решил уволиться со службы, был начальник Судомеханического факультета капитан 1 ранга Ю.И.Федосов. Он имел большой опыт эксплуатации дизельных, паросиловых и газотурбинных энергетических установок. Будучи в должности командира Электромеханической боевой части корабля, он успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук.
Остальные офицеры и мичманы, понимая, что нужно выслужить положенный срок до пенсионного возраста подписали контракты на дальнейшую службу сроком на три и пять лет. Рушилась уверенность в будущем, но оставалась надежда, что Родина защитников Отечества не обидит.
После распада Советского Союза образовалась Российская Федерация. Новое государство возглавил Борис Николаевич Ельцин. Жизнь в колледже шла своим чередом. Учебный процесс – святое дело. Армия стала терять свой авторитет. Офицеры постепенно перешли с ношения военной формы на гражданскую одежду. К присяге на верность службе новому государству никто не приводил. Отдел кадров предлагает заполнить анкеты на службу по контракту. Кто не желает служить дальше, может написать рапорт об увольнении с военной службы. У многих офицеров за плечами приличная выслуга, но не хватало ценза для увольнения в запас по возрасту. Президент РФ Борис Ельцин, выступая в Министерстве обороны, обещает увеличить с нового года в 1,5 раза денежное содержание офицерам, обеспечить жильем и социальную защиту. Однако, ничего подобного не происходит. Начинается раздел Черноморского флота между Украиной и Россией.
Согласно нового закона «Об образовании», высшие военные учебные заведения не входят в перечень, которые могут выдавать диплом о высшем образовании. Начинается преобразование военных училищ в институты и университеты. Понять, что происходит трудно. Срочно меняются учебные планы и программы с ориентацией на родственные по специализации гражданские ВУЗы. Ликвидируется аппарат начальника ВМУЗ и военные кафедры. Ломоносовское мореходное училище автоматически выпадает из системы военного образования.
Колледж попадает в цейтнот. Некуда размещать курсантов на практику. Денег на командировку на Северный флот не дают, Черноморский флот еще не разделили, к Тихому океану не пробраться. Начальник тыла ВМФ ничего сказать не может, так как сам не знает, что ему делать. Николай Васильевич решает разместить одну часть курсантов на практику на суда Лен. ВМБ, а вторую оставить в колледже.
Сужение базы практики сказывается на качестве подготовки курсантов. Маломерные суда находятся в отстое. Нет топлива. Работают только те суда, которые реализуют коммерческие предложения. Страдает штурманская подготовка курсантов судоводительского факультета.
Для повышения квалификации преподавательского состава у Министерства обороны никогда не было денег. «Мудрецы» в Министерстве Обороны считали, что преподавателям пожилого возраста незачем учиться на курсах, а молодые педагоги и так все знают, если их обучить на курсах, то они скоро уйдут на более оплачиваемую работу. Тамара Георгиевна Савкина возглавляла методический кабинет и не разделяла позицию чиновников из Министерства Обороны. Она считала, что повышать квалификацию обязан каждый преподаватель.
В 1994 году Тамара Георгиевна все же добилась, чтобы преподаватели повышали свою квалификацию. 25 человек прослушали лекции по вопросам «Современные технологии обучения», а в 1996 году – 27 преподавателей были подготовлены по «Современным проблемам психологии и педагогики». Благодаря инициативе Т.Г.Савкиной в колледже была создана и успешно работала школа молодого преподавателя, в которой занимались 9 человек.
Параллельно с повышением квалификации преподавательского состава командованием факультетов и должностными лицами учебного отдела были проконтролированы занятия, проведены открытые и показные уроки. По оценочным заключениям 48,5% занятий получили оценку «отлично», 40% - хорошо и только 11,5% - удовлетворительно. Средний оценочный балл качества преподавания составил 4,31, который свидетельствовал о высоком уровне учебно-методической работы в колледже.
В колледже продолжают работать преподаватели с большим практическим опытом и педагогическим стажем. А.Соколов, С.Лобанов, В.Иванов на Судомеханическом цикле, Н.Манов и А.Кайфаджян – на Радиотехническом. На Судоводительском цикле В. Коршунов, Ю. Потуренко, К.Богдасаров и др. Маина Владимировна Матузко уже длительное время возглавляет Общетехнический цикл. Эти люди знали и умели преподносить учебный материал на высоком уровне культуры для тех курсантов, которые в этом нуждались и стремились получить хорошие знания. Но, менялось время и отношение к учебе. На первый план стали выносить не моральные ценности, а материальные. Преподаватель по уровню оценки собственного труда постепенно сползал на задний план развития коммерческих структур, которые требовали совсем других знаний и этики поведения. Молодежь почувствовала эти изменения значительно раньше преподавателей и стала относиться избирательно к потреблению учебного материала.
В 1994 году состав кабинетов колледжа постепенно изменяется за счет перераспределения учебных площадей освобождаемых Военно-морским циклом. Силами лаборантского состава Общетехнического цикла усовершенствованы кабинеты физики, химии, черчения. На Судоводительском цикле введен в эксплуатацию кабинет ремонтной подготовки технических средств судовождения, на Судомеханическом цикле оборудованы кабинеты технической термодинамики и теплопередач. На Радиотехническом цикле появляются первые персональные ЭВМ. Кажется, что прогресс налицо и дальше будет лучше.
Однако все это не так. В августе 1994 г. возникают проблемы с ремонтом крыш и помещений. 2001 ОМИС заниматься ремонтом не хочет. Новоявленные Акционерные общества закрытого типа поглощают денежные средства, выделяемые Министерством обороны, с аппетитом гиганта Гаргантюа. В смету закладываются не только интересы колледжа, но и лиц, осуществляющих посредническую деятельность. В обиход медленно входит таинственное слово «откат».
Постепенно разваливается подсобное хозяйство, которое многие годы кормило курсантов, погибает парник. Старый деревянный корпус прогнил и покосился. Он признан полуаварийным, но продолжает функционировать. Теперь в нем начальник КЭО разместил склад списанной мебели. По дачам растаскивают не только остатки мебели, но и часть облицовки деревянного дома. Зачем? Чтобы зря материальные ценности не пропадали. Одновременно разрушается парник, где выращивали огурцы и помидоры для курсантов.
Для курсантов открыли баню. Ее оборудовали своими силами в помещении заброшенного подвала столовой. Теперь вместо облезших стен появились душевые кабинки. Начальник колледжа капитан 1 ранга Скородумов с грустью в глазах пытался заглянуть в безнадежное будущее.


В середине 90-х годов выходит постановление «О лицензировании и государственной аккредитации учебных образовательных учреждений». Что это такое – никто не знает.
В 1996 году на Судоводительском цикле произведен монтаж и установка гирокомпаса «Курс-4», радиопеленгатора АРП-85 и приемоиндикатора КПИ-8ф. Начальник цикла Константин Рубенович Богдасаров ругался на каждом совещании руководителей циклов. «Что вы мне подсовываете старую технику! – кричал он. - Вся аппаратура, которую мы установили, снята с производства. Через два года этой технике место на помойке! Что я должен делать? Скажите!» Возмущение Константина Богдасарова выслушивают спокойно, понимая, что он прав и обещают гирокомпас «Курс-10А».
В это время мир успешно осваивает спутниковую навигацию GPS, благодаря которой капитаны судов могут определяют свое место с точностью 50-100 метров. Денег у училища на приобретение учебных GPS нет. В качестве дополнения к макетам дизелей на судомеханическом цикле устанавливают автоматизированный паровой котел, работающий на тяжелом топливе, чем устраняют замечание государственной аттестационной комиссии 1996 года.

В 1996 году курсанты колледжа совершили недельный поход на учебном корабле «Смольный» в Балтийское море с двумя ходовыми сутками. Впечатлений осталось много, но результатов мало. Попытка организовать и провести практику на судоремонтных предприятиях ГУ СРЗ ВМФ завершается провалом. Судоремонтные заводы отказываются принимать курсантов на практику в связи с отсутствием ремонтных работ и требуют плату за руководство практикой, что противоречит всем нормативным документам. В декабре 1996 года колледж выпустил 144 специалиста.

В 1997 году конкурс на вступительных экзаменах составил 1,7 человека на место. Члены приемной комиссии отмечали очень низкий уровень общеобразовательной подготовки. На первый курс было принято 186 курсантов. Из них 180 человек – гражданская молодежь и только 6 человек после службы в ВС РФ. Средний балл на вступительных экзаменах составил: математика -3,4, русский язык – 3,5 баллов. Из числа поступивших на 1-й курс 26 курсантов оказались из неполных семей, 2 – круглые сироты, а 56 человек имели дефицит веса. За период учебы с января 1997 года по август 1998 года с 1-го курса было отчислено 33 человека, из них 48% по недисциплинированности и 33% - по нежеланию учиться. В ходе работы приемной комиссии по профессионально-психологической непригодности было отчислено 38 абитуриентов. Николай Васильевич Скородумов прочитал отчет приемной комиссии и ужаснулся.


Аттестация Колледжа

Закон Российской Федерации «Об образовании». Государственный стандарт среднего профессионального образования, введенный в действие приказом № 1216 Министра общего и профессионального образования РФ от 17.06.1997 года, предусматривал подготовку специалистов в колледже по четырем основным специальностям на дневном обучении:
-2405 - «Морское судовождении»;
-2011 – «Эксплуатация оборудования радиосвязи и радионавигации судов»;
-2909 – «Эксплуатация судовых энергетических установок»;
-1807 – «Эксплуатация электрооборудования судов».
С целью упрощения управления личным составом в рамках смежных профессий были созданы два факультета: Судоводительский и Судомеханический. Судоводительский факультет объединял специализации 2405 и 2011, Судомеханический – 2409 и 1807. Общеобразовательная подготовка курсантов осуществлялась «Общетехническим циклом», «Циклом иностранного языка», «Циклом социально-экономических дисциплин», «Циклом физической подготовки и спорта».
Заочное обучение производилось по специальностям «Морское судовождение и «Эксплуатация судовых энергетических установок». Курсы переподготовки и повышения квалификации командного состава судов обеспечения ВМФ предусматривал подготовку по специальностям 2405, 2011 и 2409. Организационно колледж руководствовался штатом 17/139.
Подготовка специалистов для Вспомогательного флота осуществлялась по учебным планам и программам, разработанными в соответствии с требованиями приказа МО РФ № 240 от 28.07.1994 года «О государственном образовательном стандарте среднего профессионального образования». Классификатор специальностей среднего профессионального образования предусматривал непрерывную подготовку специалистов повышенного уровня - техников со сроком обучения 3 года 9 месяцев.
Назначенный начальником учебного отдела Николай Николаевич Задесенец определял идеологию колледжа. За глаза его называли «заусенец». В этом слове было что-то колючее. Но ведь женщины любят розы, потому что они колючие. Благодаря этому качеству колледж благополучно прошел аттестацию и аккредитацию, получив документы на право продолжать учебный процесс в качестве Государственного образовательного учреждения.
Комиссия по аттестации выявила ряд существенных недостатков, которые предстояло теперь устранить. В частности, в колледже отсутствовал кабинет вычислительной техники. Его требовалось срочно создать. Ведущим циклом в решении этой задачи командование выбрало РТЦ.
Начальник Радиотехнического цикла Сергей Грошев смотрел на персональные компьютеры с большим интересом, не понимая, что от этих технологий вспомогательный флот отстал, как парусный от парового.

Три совместимых компьютера IBM подарили выпускники и семь ПЭВМ типа ЕС-1841 4-й технической категории приняли из 24-го НИИ ВМФ. Ввиду отсутствия образовательного стандарта за основу приняли школьный курс информатики. Курс информатики вел Алексей Константинович Полюнин, помогала лаборантка Татьяна Гаева. Ни преподаватель, ни лаборантка опыта работы на персональных ЭВМ не имели, поэтому осваивали основы информатики вместе с курсантами.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Лаборатория вычислительной техники, которую возглавлял Е.Кушаков, постепенно пополняется «новой» техникой. Через год в колледже было установлено и введено в эксплуатацию 35 персональных компьютера типа МС-0511 и ДВК-3.
В период с 4 по 20 декабря 1997 года в колледже была проведена итоговая Государственная аттестация выпускников дневного и заочного обучения. К аттестации заранее готовились. Начальники циклов заранее составили перечень вопросов и на каждом занятии их повторяли. Члены аттестационной комиссии с интересом рассматривали аудитории, знакомились с г. Ломоносов, изучали программы учебных дисциплин. Всего на Государственную аттестацию было представлено 75 курсантов дневной формы обучения и 24 заочника. Средний балл сдачи экзаменов составил 4,24 балла. Курсанты Милошик М.В., Сивков Д.Н., Хабибуллин В.Г. и Коваленко А.В. получили отличные оценки и претендовали на диплом с отличием.
Курсант Егоров Ю.В. едва мямлил на экзамене «Устройство, техническая эксплуатация и управление судном». Начальник Судоводительского цикла Богдасаров К.Р. задавал наводящие вопросы, которые подсказывали ответы, но Егоров упорно молчал. Курсант Колыбердин «завалился» на предмете «Навигация и лоция». Оба выпускника получили неудовлетворительные оценки и не были допущены к защите диплома.
В заключении Государственная экзаменационная комиссия отметила, что уровень теоретической и практической подготовки курсантов-выпускников соответствует требованиям квалификационных характеристик и учебных программ. Это была явная фальсификация фактов. Учебный процесс постепенно катился в непонятную яму.
На выпуске капитан 1 ранга Скородумов зачитал приказ о распределении по флотам: Северный флот – 10, Балтийский флот – 10, ТОФ - 12, Лен.ВМБ – 27. Из-за отсутствия вакантных должностей на судах обеспечения ВМФ 15 выпускников получили свободные дипломы: радиотехников – 4, судоводителей – 7, судомехаников – 2, электромехаников – 2. 19 выпускников с их согласия распределены на должности рядового состава: мотористами – 6, электриками – 6, матросами – 7.
Выпуск 1997 года дневного обучения составил 73 человека, заочного – 24. Судоводителей – 25, радиотехников – 13, судомехаников – 21, электромехаников – 13. Только половина набора 1993 года благополучно дошла до этого знаменательного дня.

Наступает 1997 год – год 50-летия с момента образования ЛМУ (ЛМК) ВМФ. 20 декабря в училище проходит очередной выпуск. Только половина набора 1993 года благополучно достигает заданной цели и получает дипломы об окончании колледжа. Очное отделение оканчивают 73 молодых специалиста (плюс 24 заочника). Отсев контингента составил около 50 процентов. Суда вспомогательного флота не в состоянии принять всех выпускников колледжа. 14 человек получают «свободные» дипломы и трудоустраиваются по своему усмотрению. Заместитель начальника колледжа по учебной работе капитан 1 ранга В.Сыров сетует на отсутствие хорошей штурманской практики и закрытие цикла Военно-морской подготовки. Выпускники колледжа не получают звание офицера запаса с 1994 года, поэтому тех специалистов, которые захотят проститься с флотом до 27 лет впереди ждет срочная служба.
Среди гостей, прибывших в училище отметить пятидесятилетний юбилей учебного заведения, первые выпускники Судомеханического отдела: К.Кочешков, В.И.Козлинский, А.С.Александров, И.Алексеев, В.Буйлов, И.Алепко и многие другие. О.Ильяшенко - бывший капитан ледокола «Волынец» и М.Кравченко – капитан ледокола «Буран» рассказывали интересные истории о плавании в высоких широтах. На торжественном собрании выступил начальник Вспомогательного флота ВМФ контр-адмирал Ю.Кличугин, капитан дальнего плавания А.Шендеров, глава местной администрации Э.Рябов. Выступающие отметили огромный вклад командования и педагогического персонала училища в дело подготовки специалистов для вспомогательного флота. После торжественной части состоялся традиционный концерт художественной самодеятельности и банкет.


Выживание

В 1998 году начальником колледжа стал капитан 1 ранга Борис Сергеевич Тараев. (Биографическая справка, фото)
Смешанная структура управления колледжем потребовала поиска новых компромиссных решений между военными и гражданскими сотрудниками. Министерство обороны стало выделять мизерные средства на обслуживание колледжа. Требовали ремонта крыша, мастерская, котельная и другие элементы инфраструктуры колледжа. Порою казалось, что он сидит на мине с самоликвидатором. Стала беспокоить и текучесть кадров. Мизерные зарплаты сотрудников колледжа никак не укладывались в «потребительскую корзину», придуманную «умниками» из Государственной думы. Понятие МРОТ (минимальный размер оплаты труда) никак не согласовывалось с растущими ценами на продукты питания и ростом инфляции. Сводить концы с концами становилось все труднее. Особенно беспокоила МИС (морская инженерная служба), которая своевременно не переводила деньги на оплату электроэнергии и тепла. Колледж постепенно превращался в отстойник для офицеров, желающих дослужить до пенсии и получить обещанную государством квартиру.
Капитан 2 ранга Юрий Кольцов, назначенный заместителем начальника колледжа по воспитательной работе, отмечал в заметке «Готовимся к зимней сессии в Новом году», опубликованной в «Морской газете» от 2 декабря 1999 г.: « В настоящее время командование колледжа» большое внимание уделяет проведению воспитательной работы в ходе учебных занятий. Ведь приближается зимняя сессия и много времени у курсантов уходит на подготовку к ней. Мне, как начальнику отделения воспитательной работы, приходится постоянно вместе с моими подчиненными определять и формировать воспитательные цели каждой дисциплины, каждого занятия…». Заметка вызывает удивление и даже возмущение со стороны преподавательского состава. Между воспитанием и обучением возникает трещина. Александр Арутюнович Кайфаджан, прочитав заметку, возмущался:
Какие цели? Какие задачи? Эти воспитатели пытаются все свалить на нас. Я не помаю, кого я должен воспитывать? В стране каждый день убивают новоявленных бизнесменов, нам своевременно не выплачивают зарплату. Кольцов сам же пишет, что курсанты выпускного курса не получали стипендию уже 16 месяцев. Нас тоже держат в дураках. А мы должны еще и воспитывать?!
-А как насчет идеи? – спросил обычно молчаливый Николай Семенович Манов.
-Какая идея? – распалялся Кайфаджан. – Когда было государство. Тогда была и идея. Мы знали, кому и зачем служим. Я всегда гордился своим воинским званием. А сейчас люди прячут свои погоны под старыми куртками.
Тем не менее, учебный процесс идет своим чередом по утвержденной программе.

Мехряков Дмитрий Владимирович (2000 – 2006)
Глущенко Валерий Александрович (2006 – 2011)
СВЦ – уход Богдасарова, развитие цикла
РТЦ - прибытие Серебряков (2002), развитие цикла, компьютеризация, тренажер ГМССБ
СМЦ- Безбородова, Лобанов, Иванов
ЭМЦ – Белов Алианс Иванович
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 14 - Глава VII. Образование морского колледжа
Глава VII. Образование морского колледжа
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Капитан 1 ранга Горбунчиков Юрий Ильич, 1939 года рождения вступил в должность начальника училища 29.12.1987 года. Выпускник Тихоокеанского ВВМУ 1963 года прошел нелегкий служебный путь от лейтенанта до капитана 1 ранга. Юрий Ильич хотел стать подводником, но судьба распорядилась иначе. После окончания первого курса ВВМУПП им. Ленинского комсомола его перевели для дальнейшего обучения во Владивосток. Первые назначения: командир МПК-90, затем командир МПК-65, затем начальник штаба – заместитель командира 62-го отдельного дивизиона противолодочных кораблей Северного флота (1974). Став командиром 81-й бригады судов обеспечения тыла Северного флота, Юрий Горбунчиков не раз ходил в Средиземное, Карибское море, к берегам юго-западной Африки. Совместно с сослуживцами и экипажами судов обеспечения он успешно осваивал передачу оружия и боеприпасов кораблям и подлодкам во льдах Арктики. Имея огромный служебный опыт, и зная возможности судов обеспечения, Горбунчиков понимал важность и значение выпускников Мореходного училища ВМФ. Он назначается заместителем начальника ЛМУ по учебной работе – начальником учебного отдела, а затем становится начальником училища.

В 1989 году в газетах был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР «О сокращении Вооруженных сил СССР и расходов на оборону в течение 1989-1990 годов». В 1990 года стало ощущаться ухудшение отношения к армии со стороны правительства. Политические события в стране приносили все новые идеи и изменения. Состоялись II и IV съезды народных депутатов, учредительный съезд компартии России и, наконец, – XXVIII съезд КПСС. Страна вступила в смутное время перемен. Введение должности Президента СССР и роспуск Совета министров, исключение из Конституции СССР статьи о руководящей роли Коммунистической партии подорвали основу управления государством. Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев начал проводить демократические преобразования, которые коснулись и учебных заведений.
Страницы текущей прессы пестрели подкупающими новизной заголовками. В июле 1990 года в газетах печатают Программное заявление XXVIII съезда КПСС под общим заглавием «К гуманному демократическому социализму». Рядовым членам партии становится не совсем понятно, почему предыдущий социализм был не гуманный? Откуда возник кризис общества? Оказывается, что до 1990 года люди в СССР жили в каком-то другом обществе, которое является теперь чуждым. Бред прямо какой-то. Горбачев явно лукавил, пытаясь убедить людей, к какому обществу они стремятся. « Суть политики перестройки, - говорил Генсек с трибуны Дворца съездов, - состоит в переходе от авторитарно-бюрократического строя к обществу гуманного, демократического социализма. Это хотя и трудный, но единственный верный путь к достойной жизни, к реализации материального и духовного потенциала страны.». В качестве экстренных мер по выходу из кризиса предлагалось изменить договор о союзе республик, осуществить нормализацию потребительского рынка, стабилизировать денежное обращение, сократить затраты на оборону и т.п.
Судя по фотографиям со съезда, многие военачальники Министерства обороны явно не питали симпатии к тому, о чем говорилось на съезде. Чувствовалось, что Горбачев предает идеалы, завоеванные революцией и победы в Великой Отечественной войне. НАТО ликовало, празднуя победу в «холодной войне», считая, что Советский Союз не вынес экономического прессинга. За словами Генсека стоял развал и анархия. КПСС теряло свой контроль над государственными структурами, а, следовательно, и над управлением государством, которое научились уважать западные страны.
Так на основании решения Госкомитета СССР по образованию и приказа МО СССР от 19 марта 1991 года Ломоносовское Мореходное училище ВМФ преобразовано в Ломоносовский Морской колледж ВМФ. Слово «колледж» иностранного происхождения и означает высшее или среднее учебное заведение в Англии, США и других странах. От переименования практически ничего не меняется. Эти вопросы решает Москва, где идет возрождение космополитизмом – буржуазной теории, требующей отказа от национального суверенитета и проповедующей безразличие к родине и национальной культуре. Командование и педагогический совет училища пытаются понять смыл изменений, но не находят ответа. Суть перехода к многоступенчатому образованию выглядела странно на уровне стройной советской системы, которой так завидовали за рубежом.
Изменения предусматривали ликвидацию Военно-морского цикла, что вызвало недоумение у многих преподавателей. Это значило, что выпускники больше не будут аттестоваться на звание младшего лейтенанта, подлежат призыву на срочную военную службу.
Финансирование вооруженных сил затормозилось. Люди не понимали, что происходит. Денежная реформа, проведенная Егором Гайдаром – внуком знаменитого писателя Аркадия Петровича Гайдара привела к отпусканию цен на продукты питания. Цены стремительно взлетели вверх, быстро превратив в прах накопления граждан, нажитые нелегким трудом. Начались перебои с выплатой денежного довольствия офицерам и зарплаты служащим колледжа. Начался период выживания, который был равносилен блокаде Ленинграда.
Капитан 2 ранга Сергей Михайлович Крылов был назначен начальником РТЦ в 1991 г. Он заменил ушедшего в запас капитана 2 ранга Виктора Лобко, который несколько переслужил сроки, определенные приказом МО СССР о прохождении воинской службы. Сергей Михайлович не собирался долго задерживаться в Морском колледже. Его отец – начальник управления связи ВМФ вице-адмирал М.М.Крылов к этому времени уволился в запас. Сергею хотелось пересидеть «смутное» время в тихой и спокойной атмосфере под защитой вспомогательного флота. Люди начали уходить в бизнес. Коммерческая деятельность стала приносить неплохие доходы. Во всяком случае, на фирмах в отличие от военных организаций заработную плату выплачивали регулярно.

27 сентября 1991 года начал работу Чрезвычайный XXII съезд ВЛКСМ. На повестке дня единственный вопрос: «О судьбе ВЛКСМ». Съезд принимает решение о самороспуске организации.
В результате преобразования Мореходного училища в Морской колледж ВМФ был ликвидирован цикл Военно-морской подготовки. Учебное заведение потеряло право присваивать выпускникам звание офицера запаса. По сути дела колледж превращается в сугубо гражданское учебное заведение. Юрий Ильич, как и многие офицеры и преподаватели, не мог понять, зачем надо менять привычное слово «училище» на английское - «колледж». Август 1991 года показал, что страна серьезно больна и находится на грани развала. Разобраться в том, где истина, где – ложь трудно. На занятиях курсанты ведут себя вяло. Многие лекции превращаются в политические дискуссии. Курсанты задавали вопросы о будущем государства, но никто не мог на них ответить. Горбунчикову идет 51-й год, и он подает рапорт об увольнении в запас.

От капитанов судов вспомогательного флота поступает информация об эвакуации Таллиннской Военно-морской базы. Начинается интенсивное движение судов на трассах Ленинград – Таллинн и Ленинград – Калининград. Командование Балтийским флотом ставит задачу передислоцировать учебный центр из Палдиски в Сосновый Бор Ленинградской области. В решении этой задачи принимают участие курсанты ЛМК ВМФ, распределенные на практику на суда обеспечения. Вскоре эвакуации подверглись ВМБ, расположенные в Риге и Лиепае. Бегство русских из стран Прибалтики напоминает события августа 1941 года. На судах обеспечения вывозят все, что угодно, включая рояли, пианино, художественные ценности. Все это осуществляется на глазах людей, которые выражают негативное отношение к тому, что происходит в стране.
В начале августе 1991 года приемная комиссия колледжа заканчивала работу. В учебном отделе подводились итоги набора. Конкурса практически нет. Приняли тех, кто не сумел поступить в высшее учебное заведение. Зачисленных курсантов быстро переодели в форму и направили на уборку урожая. Члены приемной комиссии отправились в отпуска. Колледж опустел и находился под охраной дежурного офицера.
Телефонограмма, подписанная командиром Лен.ВМБ, пришла в ночь на 17 августа. В ней предписывалось повысить боевую готовность, усилить охрану колледжа и обеспечить сохранность оружия и боеприпасов. Дежурный по колледжу тут же позвонил Горбунчикову. Город Ломоносов спал, и только в редких домах светились окна.
23 августа радио сообщило об аресте членов ГКЧП и назначении Министром обороны Евгения Шапошникова. В колледже перекрестились, командование направилось в колхоз проверять уборку урожая курсантами. Ни о какой боевой готовности не быть и речи. Никто не понимал, что происходит? Юрий Горбунчиков позвонил командиру Лен.ВМб и пытался выяснить обстановку. Ответ был коротким: «Слушайте радио».
1 сентября 1991 года появилась директива № Д-54 «О практических мероприятиях по прекращению деятельности политорганов в Вооруженных Силах», а на следующий день № 53 «Об особенностях работы с военными кадрами на современном этапе». Директивы предписывали постоянным аттестационным комиссиям рассмотреть персонально каждого офицера на предмет увольнения из ВС по возрасту, отделить не желающих служить, от тех, кто намерен продолжать службу.

Цель, которую преследовали эти директивы, заключалась в том, чтобы объединить, обучение, воспитание и морально-психологическую подготовку личного состава в единый орган, создать систему социально-правовой защиты и ввести юридическую службу. На самом деле, это была ширма, за которой решался вопрос развала армии и флота. Ликвидация политорганов создавала хаос, который был выгоден верхушке людей, захватившей власть в государстве. Курсанты ликовали, освободившись от гнета политработников. «Инженеры человеческих душ» собирали чемоданы.
7 декабря 1991 года Украина, Белоруссия и Россия подписали договор, согласно которому Советский Союз аннулируется, союзные законы не действуют, прекращают функционирование структуры управления. Так развалился когда-то «великий и могучий» Советский Союз.


Последний памятный поход по местам боевой славы

26 августа 1991 года командиры Ленинградской и Таллиннской военно-морских баз утвердили план мероприятий, посвященных 50-летию прорыва кораблей Балтийского флота из осажденного немцами Таллина в Кронштадт. В состав отряда входили: учебный корабль «Смольный», исследовательское судно «Академик Крылов», учебное судно «Луга», морской тральщик «МТ-179», морской тральщик «Костыгов» и малый противолодочный корабль «МПК-228».
26 августа отряд прибыл в столицу еще Советской Эстонии и стал на рейде в районе 3132, где в 1941 году стоял крейсер «Киров». Отряд возглавлял командир Лен. ВМБ вице-адмирал В.Селиванов. Командира Лен.ВМБ встречал начальник штаба Таллиннской ВМБ контр-адмирал Гаврилов А.В. На борту УК «Смольный» план мероприятий был уточнен. Штаб отряда, ветераны, гости и представители прессы в количестве 100 человек перешли с ИС «Академик Крылов» на УК «Смольный». В обратном порядке перешли курсанты ВВМУ им. Ленинского комсомола. Ветераны-преподаватели Мурашко, Морфицин, Завгородний, Сергеев и курсанты ЛМУ ВМФ оставались на учебном судне «Луга».

27 августа планировались историко-патриотические мероприятия. Состоялось возложение венков к памятнику В.И.Ленина и к памятнику погибших кораблей в годы Великой Отечественной войны. После возложения венков ветераны пошли осматривать город, зашли на Вышгрод, откуда открывался прекрасный вид на город и Таллиннский рейд, где стояли корабли отряда. «Мессершмидты» не летали над головами, как в 1941 году. Таллинн был опрятен и свеж. Русскую речь можно было услышать чаще эстонской. Но в универмагах уже чувствовалось некоторое пренебрежение к людям русской национальности. «Тере, тере (Здравствуй, здравствуй)» еще звучало по дружески, но глаза эстонцев уже не светились былой любовью и уважением.
За формирование экскурсионных групп отвечали подполковник Л.Малков и капитан 1 ранга К.Шопотов. Для ветеранов выделили автобус ПАЗ. Группа №1 направлялась на подводную лодку «Лембит», которой во время войны командовал Матиясевич. Вторая группа посещала музей ДКБФ. Через час группы менялись, что позволяло осмотреть экспозиции обоих музеев. В состав групп входило по 20 человек ветеранов и по 10 курсантов. Командование Таллиннского гарнизона уделило ветеранам 30 минут для встречи в доме Офицеров флота. Далее состоялся обед и просмотр фильмов, посвященных Великой Отечественной войне. Героизм и предательство шли в одну ногу. Ветераны молчали, прекрасно понимая, что и через 50 прошедших лет им никто не скажет правды. Одним из немногих людей, кто прислушивался к ветеранам, был контр-адмирал в запасе Лебедько В.Г. Его отец, военврач, одним из последних покидал Таллинн в 1941 году. Ему довелось попасть на транспорт «Казахстан», когда немецкие мотоциклисты ворвались в порт и стали расстреливать из пулеметов всех, кто метался по пирсу. Крейсер «Киров» находился на рейде и обстреливал город из своих тяжелых орудий. Огрызались огнем береговые батареи островов Аэгна и Найссар. «Казахстан» терпеливо ждал окончания погрузки, чтобы войти в историю Советского ВМФ и стать единственным транспортным судном, которое достигнет Кронштадта ценой тяжелых потерь.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Венки на море. Таллин 1991 г

28 августа 1991 года отряд покинул Таллин. Никто из ветеранов не знал, что они покидают Эстонию навсегда и оставляют события пятидесятилетней давности в совсем другом временном пространстве. Командир Лен.ВМб вице-адмирал В.Селиванов и контр-адмирал А.Гаврилов — командир Таллинской ВМб дружески распрощались, у всех впереди наступало другое время. Оно формировалось в Москве под аплодисменты Ельцину и шарканье ног бывших у власти членов правительства, которые, как и большинство людей, были не согласны с развалом Советского Союза. Мнения этих людей никого не интересовали. Политический переворот в России можно было считать свершившимся фактом.
Отряд построился в строй каравана. Впереди шел малый противолодочный корабль, за ним два тральщика, УК «Смольный», ОИС «Академик Крылов» и учебное судно ЛМУ ВМФ «Луга». За мысом Юминданина в воду полетели заранее припасенные венки. Именно с этого места началась трагедия Балтийского флота. Корабельное радио захлебывалось от пропаганды, взятой из Боевой летописи ВМФ, ветераны поминали погибших, курсанты вели учебную прокладку курса, а судомеханики обслуживали механизмы. У острова Родшер в воздухе появились самолеты. На УК «Смольный» объявили воздушную тревогу, зенитные орудия ощетинились стволами, пытаясь нащупать реактивную авиацию ДКБФ.
Остров Гогланд, стоянка на якоре. В бухте Сууркюла-Лахт – митинг у памятника погибшим. У обелиска белая мраморная плита, на которой начертано, что здесь похоронен контр-адмирал Святов. Он командовал отрядом прикрытия, вывозил умерших и спасал живых. Сейчас он среди умерших, а сколько их там захоронено никто до сих пор не знает. Скромный обелиск, обнесенный якорной цепью, будет вечно хранить свою тайну.
С острова Лавенсаари (Мощный), разрезая волну, навстречу каравану вышли торпедные катера. На кораблях сыграли учебную боевую тревогу. Торпедная атака завершилась маневрированием катеров. Вице-адмирал В.Селиванов по радиотелефону поблагодарил катерников за отлично проведенные учения.
В 22.00 29 августа корабли стали на якоря у мыса Флотский. Малый противолодочный корабль и тральщики ушли в Кронштадт. У приемного буя Ленморканала светились яркими гирляндами огней корпуса торговых суда, стоящие на рейде. Впереди слабым светом призывал к бдительности Толбухин маяк. Ярким лучом бил маяк на Красной Горке. Команды спали, и только вахтенные несли свою нелегкую морскую службу.
30 августа УК «Смольный» и ОИС «Академик Крылов» ошвартовались в Средней гавани города Кронштадт. Учебное судно «Луга» ушло в военную гавань города Ломоносов. Утром на Якорной площади состоялся митинг, посвященный окончанию похода. Вице-адмирал В.Селиванов в митинге не участвовал. Он срочно отбыл в Ленинград.
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 13 - Боевой орден – радисту
Боевой орден – радисту

Указом Президиума Верховного Совета СССР, - сообщала газета «Известия», - 10 октября 1988 года начальник судовой радиостанции танкера «Олекма» Балтийского флота Михаил Григорьевич Новиков награжден орденом Красной Звезды (посмертно).
Так было отмечено мужество и отвага выпускника ЛМУ ВМФ, проявленные при выполнении воинского долга.



В ЛМУ долго гадали, что могло произойти до тех пор, пока не появилась статья корреспондента Р.Игнатьева, проливающая свет на события разыгравшиеся в Персидском заливе. « Информация о нападении на советский танкер в проливе Массау-Северный стала известна в ГШ ВМФ спустя несколько часов после получения сигнала «Бедствие». Экипаж танкера «Олекма» уже не нуждался в помощи…
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Почти шесть месяцев этот танкер работал в Персидском заливе, обеспечивая боевые корабли ВМФ СССР топливом и пресной водой. Танкерная война, развернутая правительствами Ирана и Ирака, была направлена на блокаду нефтяных промыслов в Красном море. Для защиты торговли и обеспечения безопасности мореплавания советского торгового флота в зону военных действий были направлены корабли советского ВМФ.
31 мая 1988 года капитан судна получил приказание возвращаться на родную базу. В южных широтах быстро темнело. Танкер шел с ходовыми огнями. Особым прожектором подсвечивался флаг вспомогательного флота ВМФ СССР. Освещалась и надпись, указывающая порт приписки. На дымовой трубе хорошо был виден серп и молот. Неожиданно из темноты выскочили быстроходные катера, которые шли на большой скорости без ходовых огней и опознавательных знаков. В 23.45 катера взяли курс на советский танкер. Подвахтенная команда отдыхала. На мостике находился капитан, рулевой и вахтенный помощник. Выстрелы прозвучали резко и отозвались громким эхом. Вслед за ними вздрогнул ходовой мостик, и раздались взрывы. На корабле сыграли пожарную тревогу.
Все произошло быстро. Нападавшие катера скрылись в темноте. Танкер получил попадания в радиорубку и рефрижераторную камеру. В радиорубке погиб начальник судовой радиостанции Михаил Григорьевич Новиков, который в ту ночь как раз нес вахту. Других жертв не было». Такова была официальная версия.
Окончив Ломоносовское Мореходное училище в 1967 году, Михаил Новиков получил назначение на вспомогательный флот радиооператором. К 1975 году Михаил Григорьевич стал опытным радиоспециалистом и ему предложили должность начальника радиостанции на танкере «Олекма».
Танкер строился в Финляндии на судоверфи Раума-Репола как транспортное судно морского флота. Танкер имел водоизмещение 4000/6700 тонн. Дизельная энергетическая установка фирмы «Бурмейстер и вайн» позволяла развивать скорость до 14 узлов, а запас топлива обеспечивал автономность плавания до 8000 миль. В середине 70-х годов танкер был передан в состав ВМФ, переоборудован для передачи груза на ходу.
Служба на танкере вырисовывала хорошую перспективу. Судно планировалось использовать на дальних рейсах. Привлекала возможность увидеть далекие страны, да и зарплата в иностранной валюте существенно увеличивала бюджет семьи. Поэтому Новиков принял предложение без колебаний.
Просторная радиорубка, выкрашенная в светлые тона, и современное радиооборудование радовали глаз. Особенно нравился немецкий магнитофон «Грюндик». Его качество воспроизведения магнитных записей намного превышало отечественные аналоги. Мощная система внутрикорабельной связи разносила модную музыку по всему судну. Ее в любой момент времени мог выключить капитан, если требовалось передать команды, касающиеся всего экипажа. Вообще музыку «гоняли» только во время общекорабельных авралов. На ходу трансляцию включали только утром днем и вечером для прослушивания последних известий. Капитан строго придерживался этого расписания. Исключение составлял помполит, который иногда просил передать радиогазету. Новиков записывал радиогазету на магнитофон и просил «добро» у капитана на передачу по судовой трансляции.
Рост могущества СССР на море вызывал раздражение у зарубежных средств массовой информации. Радиостанция «Свободная Европа» из Мюнхена рассказывала слушателям о диссидентах и слабости советской экономики. Отдельные факты политической жизни страны комментировала английская вещательная компания «Би-Би-Си». Ей вторил «Голос Америки».
Экипаж танкера состоял из сорока человек. Радиостанцию обслуживали трое: начальник радиостанции и два радиооператора (один из них женщина А.А.Лемешко). Они всегда узнавали первыми последние новости из различных источников.
Командно-штабные учения «Запад-81» на Балтике потребовали задействовать все средства вспомогательного флота. В учение были втянуты мощные корабельные соединения и огромная масса десантных средств. «Олекма» металась по Балтийскому морю разбитому на квадраты, ожидая очередных указаний из штаба флота. Опустошив танки с мазутом и дизельным топливом, танкер возвращался на базы снабжения и снова уходил в море.
Связь работала бесперебойно. Чуткие уши радистов выхватывали из эфира точки и тире морзянки, из которых складывался текст. После расшифровки радиограмма докладывалась капитану. Судовая радиостанция работала в основном на прием. Натовские средства радиоперехвата цеплялись за каждую группу цифр, проскакивающих сквозь заборы помех. Танкер словно подводная лодка должен был соблюдать скрытность. В точках встречи танкера с боевыми кораблями часто появлялись надоевшие «Фантомы» с опознавательными знаками ФРГ и Дании. Швеция соблюдала нейтралитет и не вмешивалась в маневры стран Варшавского договора. В результате активных действий экипаж танкера отработал все операции по передаче топлива на ходу в море и получил высокую оценку со стороны командования.
Завершив командно-штабные учения, командование ДКБФ получило указание подготовить предложения по выводу сил Балтфлота в Северное море проливами Скагеррак и Каттегат. Оба пролива находились под неусыпным контролем НАТО.
После учений «Олекма» отстаивалась в Калининграде. Команда отдыхала, посещая местные увеселительные учреждения. Механики ремонтировали машину. Новиков позвонил домой и поговорил с женой. Она просила приехать в Ломоносов. Михаил доложил капитану, который разрешил краткосрочный отпуск.
Новиков вернулся на судно через неделю. Встреча с женой его порадовала. Дочери подрастали, жене помогали родители. Жена пожаловалась, что он редко бывает дома. Михаил только усмехнулся. Ему было приятно быть в теплой домашней обстановке, но звал корабль, без которого трудно жить.
На танкере ждали новости. Капитан сообщил, что судно собираются направить в Атлантику, попросил подготовить аппаратуру и узнать подробности в отделе связи.
Суда вспомогательного флота мало отличались от своих гражданских собратьев. Те же танкеры, водолеи, буксиры. Их выдавал только флаг, под которым ходило судно. Темно-синее полотнище с крыжом флага ВМФ в левом верхнем углу порою сливалось с цветом корпуса. Моряки такой флаг часто называли «джинсовый» за сходства цвета ткани. Определить национальную принадлежность судна с далекого расстояния было трудно даже в бинокль. Идентификатором служила дымовая труба, на которой красовался традиционный «Серп и молот». В странах НАТО на Балтике хорошо знали суда обеспечения не только по позывным и названиям на борту, но и по почерку радистов.
Сведения о выходе танкера в Атлантику подтвердились. Михаил Григорьевич разобрал формуляры, заполнил акты на перевод аппаратуры в другие технические категории и направился в отдел связи.
В отделе предложили установить на судне приемник «Прибой», который можно было использовать для автоматического приема и регистрации телеграфных сигналов на шести частотах в коротковолновом диапазоне. Радиоприемник «Сибирь» использовался в качестве эксплуатационного приемника на судах морского и промыслового флота при плавании в любых широтах. Приемник обеспечивал стыковку с магнитофонами любого типа и телеграфными аппаратами. «Сибирь» позволяла входить в связь и работу без подстройки в процессе приема информации. Сотрудники отдела убедили Новикова, что замена и монтаж оборудования не займут много времени.
Пока судно перекрашивали и приводили в порядок, группа монтажников успела произвести монтаж и проверку радиоаппаратуры на судне.
На Ближнем Востоке разгорался очередной международный конфликт между Ираном и Ираком. Причиной конфликта была нефть, в которой остро нуждалась Америка и страны Европы. В апреле 1984 года разыгралась «танкерная война». Каждые три дня поступали сообщения об очередной жертве конфликта.
В зоне Персидского залива находились военные корабли ВМФ СССР и США. В их задачу входило наблюдение за зоной конфликта, проводка конвоев с зафрахтованными судами. В ГШ ВМФ было известно, что США направляют в зону конфликта крупную группировку в составе авианосца, крейсеров УРО, эсминцев и фрегатов. Суэцкий канал был закрыт для плавания всех судов.
Командующий ВМФ принял решение направить в Персидский залив нейтральное судно, способное заправлять топливом боевые корабли Черноморского и Тихоокеанского флотов в зоне конфликта, а также прояснить обстановку на месте. Решение о посылке танкера «Олекма» принималось в Москве.
Ранним утром от стенки Калининградского порта как обычно отошел танкер. Провожающих не было. Швартовая команда сбросила концы с кнехтов. Прощальный гудок разбудил уснувших чаек, сонный диспетчер прошептал по УКВ «Добро». Танкер медленно пополз вдоль камышей канала. Михаил Новиков, стоя на крыле мостика, докуривал сигарету. Солнце медленно всходило на востоке. Он впервые отправлялся в далекое плавание.
Почти перед самым отходом капитан «Олекмы» представил Новикову двух прикомандированных членов экипажа. Одного звали Алексей, который был специалистом по спецсвязи, второй назвался Сергеем – по радиоразведке. Оба товарища по судовому расписанию подчинялись начальнику радиостанции.
-Михаил Григорьевич, - сказал Сергей. – Мы установили на танкере специальную аппаратуру. О ней знаете теперь только вы и мы, вопросов задавать не надо. Вахту будем нести вместе. Танкер уходит в зону конфликта арабских государств. Сами понимаете, что наши действия не для чужих ушей. В случае чего оборудование подлежит уничтожению.
-Делайте, что хотите, - безразлично ответил Новиков.
Алексей и Сергей действительно делали свое дело. Как по «щучьему веленью» к судну подъезжали машины, с которых выгружали аппаратуру. Бригада монтажников прокладывала провода и подсоединяла блоки. На крыше средней надстройки появились новые антенны.
Сергей настраивал аппаратуру и не обратил внимание на вошедшего Михаила. Знакомые точки и тире радовали слух. Он крутил ручку настройки приемника, проверяя знакомые частоты. Стук закрывающейся двери в радиорубку заставил его оглянуться.
-Привет, - сказал Сергей, увидев Михаила. – Как дела?
-Все в порядке, подходим к Балтийску.
-Что слышно в эфире?
-Так, обыкновенная болтовня. Работают немцы. Переговариваются насчет проводки какого-то судна по Кильскому каналу.
Экватор пересекали в районе Гвинейской впадины. Эфир предательски молчал. За пределами берега Республики Конго мирно шлялись львы и пантеры. В мощный бинокль можно было разглядеть только одинокие пальмы. Папуасками явно не пахло, что вселяло грусть в душу второго помощника капитана, который часто напевал песню Александра Городницкого о пальмах, баобабах и жене французского посла. О крокодилах временно забыли. Хватало акул, которые посещали корму танкера после каждого обеда, когда за борт выкидывали пищевые отходы. Жадные рыбы заглатывали все, что оставалось от обильной пищи экипажа танкера..
Сергей не вылезал их рубки радиостанции. Позывные американского авианосца едва прослушивались. Сообщали о запуске вертолетов и атаке иранских катеров. Случайно промелькнуло имя советского танкера «Маршал Чуйков», который подорвался на мине на подходе к Кувейту. Судно получило пробоину около 40 м2 Однако, благодаря хорошему состоянию водонепроницаемых переборок танкер своим ходом дошел до порта назначения. Сергей не стал информировать об этом капитана, считая, что такое сообщение может внести элемент неуверенности в достижении поставленной цели.
С минами сталкивались и американцы. Взрыв под днищем танкера «Бриджстон» произошел в носовой части. Судно продолжало идти вперед. Экипаж не сразу понял, в чем дело. Увидев куски обшивки, которые загнуло наверх, матросы помчались на мостик. Судно шло в балласте. Капитан выровнял танкер и самым малым ходом достиг Кувейта. Созданием серьезной минной опасности Иран поставил род угрозу срыва вывоза сырой нефти.
МПК-127 «Комсомолец Грузии» находился в зоне конфликта с 1 сентября 1987 года. Вскоре к нему присоединись корабли севастопольской бригады тральщиков «Курский комсомолец» и «Снайпер». В их задачу входило противоминное обеспечение судоходства в этом районе. Африканская жара действовала на экипажи, разлагая дисциплину. Тропическая одежда не спасала от жары. Командиры кораблей периодически объявляли учебную пожарную тревогу и обливали всех забортной водой.
Танкер «Олекма» был в 15 милях от порта Кейптаун. Мыс Доброй Надежды остался за кормой. Боцман рассказывал о страшных людоедах. Помполит молчал и посмеивался. Вечером он распорядился найти фильм «Дети капитана Гранта», считая, что его просмотр поможет экипажу расслабиться. Приближался канун Нового 1988 года.
Михаил читал книгу Джой Адамсон «Пиппа бросает вызов». Ему нравились книги о животных, а это произведение особенно. Гепардов он видел только в зоопарке. Здоровые пятнистые кошки с серьезным видом бродили по клетке, не обращая внимания на зрителей. Он никак не мог понять женщину, которая много лет провела в Африке и посвятила свою жизнь изучению поведения диких кошек. Он мысленно сравнивал поведение людей и животных. Убежденное повествование Адамсон наводило на мысль, что дикие кошки лучше цивилизованных. «Они по крайней мере знают, чего хотят», - думал Новиков, дочитывая главу о любовных играх молодых гепардов. Ему вспомнились дочери, и он решил, что после плавания обязательно прочитает им эту книгу.
По данным радиоперехвата американцы вели активные действия против ВМС Ирана. Эсминцы «Кидд», «Лефтунч», «Янг» и «Хоэл» обстреливали нефтеперерабатывающие платформы под прикрытием самолетов палубной авиации. Обстановка в Персидском заливе продолжала оставаться напряженной, вызывая негативную реакцию со стороны правительств Японии, Англии и Франции. Капитаны иностранных супертанкеров отказывались следовать самостоятельно к берегам Саудовской Аравии. Эфир гудел сообщениями корреспондентов радиостанций всего мира. Телеграфное агентство Советского Союза воздерживалось от комментариев. Американцы вели себя дружелюбно и даже снабжали советские боевые корабли информацией.
На танкере заканчивались продукты и пресная вода. Приказом капитана на судне ввели режим экономии. Михаил Григорьевич жадно вслушивался в эфир, желая получить информацию о координатах места встречи с рефрижератором, который вез запас продовольствия. КП Балтийского флота на связь не выходило. Танкер перешел в распоряжение оперативной эскадры. На мостике Михаил встречал укоризненный взгляд капитана, которому отвечал молчаливым покачиванием головы.
Наконец на нужной частоте прозвучал тонкий писк морзянки с позывными «Олекмы». Передача была зафиксирована чуткими приемниками. После расшифровки на стол капитана легла радиограмма с предписанием прибыть в точку 26º25´ S и 57º00´ Е. Далее следовало время прибытия и позывные при встрече.
Ормузский пролив был окутан вуалью темной южной ночи. Не спалось, хотя ночь спасала от дикой дневной жары. Корпус судна прогревался до 60º С. Ходить по палубе в тапочках стало невозможно, голые пятки страдали от ожогов. Капитан танкера не покидал мостика в ночное время. Прикуривая папиросу от папиросы Александр Николаевич Иванов откровенно ругался: «Черт знает, где оказались. Темно как у негра в ж… . Ни маяков, ни гакабортных огней проходящих судов – ничего не видно вообще.
Танкер медленно полз по проливу, дожидаясь рассвета. Хотя в этом районе минной опасности не было, тем не менее капитан не посчитал нужным увеличивать ход. Штурмана работали в поте лица, перелистывая лоции в поисках данных о приливно-отливных течениях, вычисляли скорость течения и направления ветра. Полученные данные ложились на карту, показывая направление движения судна. Очередной сеанс связи должен был состояться утром. Москва ждала информацию. Оставив Лемешко на вахте, он взял подушку и пошел спать на спардек.
Громадное южное солнце вывалилось из-за предгорий Аравийского полуострова. Палуба танкера покрылась утренней росой, спать стало неуютно. Мощный дизель «Олекмы» гнал судно по спокойному морю в точку рандеву со скоростью 10 узлов. Новиков забрал постельные принадлежности, потянулся и направился в радиорубку. Разница во времени между Москвой и южным полушарием составляла четыре часа по поясному времени. Регламент в сетях дальней радиосвязи требовал доклада о местоположении судна.
Второй помощник капитана устал всматриваться в радар. По карте до точки рандеву оставалось 20 миль. Однако умный прибор ничего не показывал. Помощник уменьшил масштаб экрана и с удивлением обнаружил яркую отметку.
-Иван Иванович! Проснитесь! Я вижу цель! – воскликнул он.
-Включите систему опознавания, - пробормотал капитан, протирая глаза.
-Цель не отвечает. Видимо это американский фрегат, - ответил помощник.
-Новикова в рубку! Быстро!
-Ответьте фрегату открытым текстом: «Идем без конвоя, следуем на Дубай».
-Я патрулирую в этом районе. Становитесь в кильватер! – просигналил американец.
- Миша! Бери наши координаты и готовь радиограмму. На связь по УКВ с американцем я выйду сам.
Иван Иванович матерился на мостике, мысленно проклиная «джинсовый флаг», болтающийся на корме. Американцы видимо не разглядели, что танкер принадлежит советскому ВМФ. Теперь наши думают, что американец нас законвоировал. От соленой воды яркого солнца флаг давно превратился в визуально неопознанный объект. Выдавала труба с «Серпом и молотом». Капитан вызвал боцмана и приказал заменить флаг.
Американец различил флаг принадлежности судна и пожелал «Счастливого плавания».
Рефрижератор покачивался на волне. Судно стояло на якоре. Любители утреннего клева ловили рыбу. Прозрачное море позволяло выбирать добычу. Вокруг сновали рыболовецкие суда. Вахта внимательно наблюдала за морем. Уверенности в том, что какой-нибудь араб не достанет из под пайол «Стингер» и не влепит ее в борт не было. Танкер заметили давно. Он ответил на сигнал опознавания и был виден на экране радара.
Через час в цистернах танкера клокотала вода, вбирая в трюм живительную влагу. Продукты передавали грузовой стрелой с борта на борт. Капитан получил личный презент, который отнес в каюту. Дальнейшие действия «Олекмы» не были известны. Во всяком случае Москва уже знала , что рандеву состоялось.
Командир МПК-127 нервничал. Радиолокацию в активном режиме не включали. Топлива оставалось мало. Камрань сообщила, что танкер «Олекма» уже на подходе. Место встречи определено. Передача топлива должна состояться ночью в заданном районе. МПК должен был сместиться на 30 миль к востоку и присоединиться к тральщикам «Снайпер», «Дизелист» и «Разведчик».
Танкер «Олекма» следовал в новую точку. Предстояла заправка топливом МПК и тральщиков. После этого можно возвращаться в родной Калининград. Судно несколько раз облетали «Фантомы» с американского авианосца и скрывались в южном направлении, оставляя шлейф дыма и грохот ревущих двигателей.
Михаил Новиков обрабатывал очередное сообщение, полученное по линии циркулярной связи. С МПК-127 сообщали новую точку рандеву 15º05´ S и 40º00´ Е. Записав радиограмму на бланке, он направился к капитану.
Пробежав глазами текст, Александр Николаевич направился к штурманскому столу. На карте жирной чертой был обозначен остров Дахлак. Глубины в этом районе менялись от 30 до 300 метров. Чтобы достичь нужного места, танкер должен был выйти из Аденского залива в Красное море через узкий Баб-эль-Мандебский пролив. На острове находилась база ПМТО группировки советских боевых кораблей. Судя по координатам корабли прятались за остров и заправлялись топливом. Рядом находился порт Массауа, связанный железной дорогой с республикой Судан. В этом порту разгружались и загружались танкеры с нефтью.
-Хреновое место, - заметил капитан, продолжая рассматривать карту.
-А в чем дело? – задал вопрос Новиков.
-Пролив узкий, наверняка, находится под контролем иранцев и американцев. Удобное место для удара ракетными катерами. После прохода пролива нас возьмут под контроль и те и другие. Подходы к Массауа могут быть минированы.
-Но мы же идем не в Персидсий залив, а в Красное море. Иран останется по другую сторону Аравийского полуострова, - возразил Новиков.
-Какая разница, - ответил капитан. – Зона, она и есть зона. Где нас накроют никому не известно. Ты думаешь, зря нас сюда заслали.
-Нет, конечно, - ответил смущенно Новиков.
Капитан набросал короткий текст ответа и передал радисту.
МПК и тральщики по ночам отстаивались у острова, а днем выходили в Красное море. На фоне зеленовато-голубой воды в дымке виднелись силуэты эсминцев «Кидд», «Янг» и «Хоэл», которые зачем-то шли в сторону Суэцкого канала. Высоко в небе барражировал самолет ДЛРО и управления Е-3 системы АВАКС, действовавший с авиабазы Эр-Рияд Саудовской Аравии. Воздушная и морская обстановка в Персидском заливе и Красном море находилась под полным контролем враждующих сторон и американцев.
Архипелаг Дахлак в юго-западной части Красного моря у берегов Эретрии состоял из 130 мелких островов. Два из них были большими (Дахлак Кебир, около 750 км2 и Нокра, около 130 км2). В 1978 году на основании межправительственных соглашений на острове Нокра был создан пункт материально-технического обеспечения (ПМТО). База изначально предназначалась для обслуживания советских ПЛ, оперирующих в зоне Индийского океана, а затем была переоборудована для ремонта кораблей ВМФ. В первой половине 1978 года на о Нокра был доставлен плавучий док «ПД-66». Док обладал подъемной силой 8500 т и был установлен в начале бухты Губейт-Мус Нефит острова Нокра. В 1980 году мобильный инженерный батальон КЧФ выполнил строительные работы по созданию пункта маневренного базирования с системами электро- и водоснабжения. На базе появились причалы, плавмастерская, создана судоремонтная база, оборудованы хранилища для топлива и воды, а также построены жилые и служебные здания для военнослужащих.
Танкер «Олекма» отстаивался на кромке кораллового рифа. Ждали распоряжения из Москвы о командования оперативной эскадры о дальнейших действиях. Эфир кишел сообщениями на арабском языке. Московская радиостанция «Маяк» прослушивалась плохо. Последние известия сообщали о перестройке в стране, создании кооперативов на производстве, визита Генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачева в страны Западной Европы. Радиостанции «Голос Америки» и «Би-Би-Си» впервые за многие годы расхваливали руководителя СССР. Здесь у берегов Африки, это сообщения воспринимались совершенно иначе. В дружественной Эфиопии было неспокойно. Здесь шла гражданская война между сепаратистами и правительством Менгасту Хайле Мариаме. Базу на острове готовили к эвакуации.
Утром 31 мая 1988 года разрешение на отход было получено. Танкер был пуст. Последнее топливо и воду перекачали в емкости, стоявшие на берегу. Штурман проверял работу РЛС. На кромке экрана были видны две зеленые точки, которые были приняты за свои корабли, возвращающиеся на базу. Старпом пытался что-то разглядеть в заданном направлении в мощный бинокль. Глаза слезились от яркого солнца, береговую черту скрывала дымка. Через несколько секунд огненная игла влетела в борт средней надстройки, разворотив тонкую конструкцию. Затем последовали пулеметные очереди.
Радиооператор А.А.Лемешко вспоминала: «Смотрю в иллюминатор, и вижу как в борт летят гранаты. Я выскочила из каюты и побежала к радиорубке, проскочила под пулями. Я не боялась – просто тревожно было, когда помполит побежал за пистолетом. Начальник радиостанции лежал у рубки мертвый. Всего-то и успел перед смертью несколько раз крикнуть «Помогите!». Начался пожар. Капитан приказал работать в открытом эфире – и я, вся в пене огнетушителя стала передавать: «Олекма» подверглась нападению неизвестных катеров. Погиб начальник радиостанции. Четырнадцать часов я провела в радиорубке».
Радист МТЩ «Дизелист» не понимал, что творится в эфире. Он переключил «Каштан» на прямую связь с мостиком:
-«Олекма» орет благим матом, - транслировал старшина 1 статьи. Текст открытый. Работают почему-то не на той частоте. Я случайно настроился на нее по старой памяти. Эскадра работает на другой уже месяц. Начальник радиостанции убит первым снарядом. В радиорубке пожар. Катера продолжают обстрел. Координаты…
Через несколько дней, устранив повреждения на судне, капитан А.Н.Иванов повел танкер обратно. Почти в это же время ему навстречу из Калининграда вышел танкер «Шексна».
В феврале 1991 года корабли 8-й ОПЭСК эвакуировали пункт базирования на острове Накра, перевезли имущество в йеменский порт Аден, а оттуда в СССР.
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 12 - Эксперимент: А ну ка девушки!
Эксперимент: А ну ка девушки!

Вспомогательный флот переживал взлет. Мужчин не хватало. Указание из Москвы о наборе группы девушек на радиотехнический цикл Мореходного училища ВМФ было равносильно взрыву термоядерной бомбы. Начальник ЛМУ капитан 1 ранга Потехин собрал офицеров и зачитал приказ ГК ВМФ. Зал ответил глухим молчанием.
Детали обсуждали в узком кругу. Начальник политического отдела мысленно понимал, что при таком подходе к подготовке специалистов для вспомогательного флота ВМФ, его служебная карьера может скоро завершиться. Жалобы на безнравственное поведение отдельных курсантов регулярно поступали в училище от родителей юных дам г.Ломоносова. Многие вопросы решались просто и завершались свадьбами. Были и сложные моменты, когда требовались доказательства о причастности того или иного курсанта к появлению будущего наследства. Партийно-политическая работа стала приобретать острый социальный характер. Немного подумав, он попросил добавить несколько слов:
-Товарищи офицеры! Перед нами поставлена командованием серьезная задача. Опыт преподавателей и традиции училища позволяют мне выразить уверенность, что этот эксперимент пройдет благополучно. Начальнику РТЦ капитану 2 ранга В.Н.Лобко прошу подготовить свои предложения по организации нового набора.
-Новый набор 1987 г будем проводить на общих основаниях, - добавил Потехин. – На РТЦ набираем 3 группы: две юношей и одну девушек. Жить девушки будут на частных квартирах. Вопросы есть?
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Новый набор действительно прошел удачно. Конкурс составил три человека на место. Многие абитуриенты, не прошедшие по конкурсу, плакали, уезжая из училища. С девушками оказалось проще. Они лучше парней сдавали вступительные экзамены, поэтому с их зачислением не было проблем. К 1 сентября всем, зачисленным в училище, выдали новую форму. Курсанты носили голландку с голубым воротником. Девушки ходили в тужурках, кремовых рубашках и при галстуке. Внешне они выглядели весьма элегантно, смущая своим необычным нарядом местную молодежь.
С.Аксенович, С.Якимчук, С.Войшвилло (210 группа) прибыли в училище из разных мест. Три Светланы уверенно осваивали специальность радиотехников. Девушки учились на «отлично». В отличие от ребят, они лучше работали на ключе и использовали пишущие машинки для записи радиограмм. Занятия с ними проводили преподаватели: М.Журавлев, Н.Манов, Г.Саприга, Р.Гаврюшина. Дисциплину «Судовое оборудование радиосвязи» вел начальник цикла. Практические занятия на материальной части проводили лаборанты цикла. Об успехах девушек-радисток писала газета Лен.ВМБ «Советский моряк» в марте 1988 г.
Юля Кулакова приехала в Ломоносов из Москвы. О море она мечтала с детства, читая запоем приключенческие романы Стивенсона, Жуль Верна, Джека Лондона и многих других авторов. Отец привел девочку в «Клуб моряков, речников и полярников», когда она училась в пятом классе. В Клубе занимались многие мальчики и девочки. Однако не все доходили до выпускного финиша. Строгая дисциплина, единая форма одежды и дополнительная учебная нагрузка стали хорошей проверкой на прочность и привели к выбранной цели.
Однажды в Клуб пришел высокий пожилой мужчина. На лацкане его пиджака красовалась золотая звезда Героя Советского Союза.
-Кто это? – спросила Юля преподавателя.
-Это наш знаменитый радист и полярник Эрнст Кренкель.
Вскоре по его инициативе в Клубе создали любительскую радиостанцию и стали учить работе на ключе. К моменту окончания 10-го класса Юля свободно принимала до 75 знаков, что совсем неплохо. Работа в эфире позволяла погружаться в совершенно иной, полный романтики мир.
О том, что в Ломоносове есть Мореходное училище, где готовят радистов, Юля узнала от Александра Преснякова, ее одноклубника. Он же рассказал, что в училище принимают и девушек. Решение созрело мгновенно, и Юля летом 1988 года направилась в Ленинград.
О Юле Кулаковой и ее подруге Виолетте Забела-Забелиной написал в короткой статье А.Мешков «Дорога к морю» в марте 1989 г. В газете «Советский моряк». К этому времени Юля стала командиром отделения группы, которая завершала программу обучения в Мореходном училище. После выпуска Юля получила назначение на должность радиооператора одного из судов вспомогательного флота.
Годом ранее Юлии и Виолетты диплом получила Раиса Алабердина. Девушка училась блестяще. Она прекрасно принимала и передавала радиограммы, знала материальную часть радиооборудования. Ее хорошо помнил Алексей Федорович Харитонов. Раю уважали и любили на цикле. Строгая к себе и другим Алабердина не давала спуску тем, кто относился к учебе халатно. Ребята даже ее побаивались. «Идейная» - называли ее в кулуарах. Рая одна из немногих девушек после выпуска была назначена начальником радиостанции госпитального судна «Енисей».
Судьбы «девичьего набора» складывались по-разному. Не всем девушкам удалось завершить обучение в Мореходном училище. Одних отчислили по неуспеваемости, другие вышли замуж и стали домохозяйками с радиотехническим уклоном. Все зависело от характера людей, способности учиться и строить собственную жизнь. Их было немного, но они оставили свой след в истории училища.
Во время подготовки рукописи оказалось, что нет списка девушек, которые учились в 210 и 223 группах. Списки пропали вместе с архивом, который вовремя не сдали в Гатчину. В помещении, где хранились документы, прорвало батарею отопления. Водой затопило множество папок с бесценными документами. Опять таки выручил Алексей Федорович Харитонов, которого можно назвать «Ангелом – хранителем истории учебного заведения». Он нашел телефон Ревекки Ароновны Гаврюшиной, которая в течение нескольких лет была «классной дамой» в группах девушек. Списки групп были установлены по старой тетрадке, где все расписывались за технику безопасности при проведении практических занятий.
Ревекка Ароновна специально приехала в Ломоносов и привезла свои воспоминания: « Я пришла работать в училище по объявлению. Естественно никого не знала и в воинских званиях ничего не понимала. В отделе кадров посмотрели на мой диплом с некоторым сомнением. Институт киноинженеров, который я окончила, по понятиям кадровых работников был далек от радиотехники. Тем не менее, меня представили Афанасию Терещенко, который возглавлял РТЦ. Мужчина в военном кителе без погон суровым взглядом осмотрел меня как жираф попугая. Я вся сжалась и онемела. Меня парализовал страх. Афанасий Михайлович спокойно сказал:
-Мы проведем пробный урок, а там посмотрим.
-Надеюсь, что вы дадите мне тему занятия, и я смогу подготовиться, - робко спросила я.
-Конечно, - ответил он, и я почувствовала, что за его суровостью скрывается огромная доброта.
На пробном уроке не было ни одного курсанта. Аудитория была заполнена офицерами разных рангов и людьми в гражданской одежде, которые с любопытством смотрели на молодую женщину, которая отважилась преподавать в чисто «мужском» учебном заведении. Урок им понравился и меня приняли на работу. Это было 11 мая 1974 года. Мне поручили вести четыре дисциплины и дали классное руководство. Учебные классы располагались на одном этаже с лабораториями, где проводились занятия.
Через некоторое время начальником РТЦ был назначен Мстислав Дмитриевич Журавлев. На одном из совещаний он как-то странно посмотрел на меня. Мне показалось, что мое присутствие на цикле в качестве преподавателя не совсем уместно. Свое пренебрежение к женщинам он не скрывал. Возможно, у него были на этот счет свои причины. Совсем другим человеком оказался Николай Семенович Манов. Он был всегда спокоен и доброжелателен. На все вопросы, которые у меня возникали, он отвечал спокойно и уверенно.
Мне пришлось делом доказывать, что женщины тоже не «лыком» шиты. Вскоре Мстислав Дмитриевич меня все же признал, и нас сложились хорошие деловые отношения.
В то время женщины работали в основном в службах обеспечения. Обучение юношей в закрытом учебном заведении накладывало свой отпечаток на контингент преподавателей. Кроме меня женщины преподавали английский язык, вели курс черчения, учили химии и другим общеобразовательным предметам. Маина Владимировна Матузко, являясь начальником общетехнического цикла, преподавала математику, без знания которой радисты не могли обойтись. Спокойная выдержанная женщина не откликалась на едкие шуточки курсантов. Я читала курс цепей и сигналов. От качества моей деятельности зависело, насколько хорошо курсанты освоят приемники и радиопередатчики.
Наша лаборатория была хорошо оборудована измерительной техникой. Практические занятия по цепям и сигналам проводятся с использованием генераторов стандартных сигналов и осциллографов, имеются макеты узлов и блоков радиотехнических устройств. Журавлев и Манов были довольны экспериментальной работой курсантов. Макеты до сих пор сохранились и в ламповом и в транзисторном вариантах, напоминая нам об истории развития судовой радиоэлектроники тех лет.
Однажды молодой человек решил проверить, что такое 220 В в розетке электропитания. Не совсем понимая, что такое амплитуда напряжения и сила тока, он воткнул щуп осциллографа в розетку. В результате из прибора повалил дым. Занятия пришлось прекратить и вернуться к терминам и определениям.
К набору девушек я отнеслась скептически, привыкла к мальчишкам и их проказам. Мне казалось, что девочки тоньше и изобретательнее мальчиков. Меня назначили классным руководителем первой группы девушек, считая, что это естественно и неоспоримо. Николай Лобко со мной даже не посоветовался, принимая это решение. Моему расстройству не было границ хотя бы потому, что меня не спросили, а назначили. Пришлось смириться.

Впервые 210 группу в полном составе я увидела на торжественном построении 1 сентября 1987 года. Как обычно состоялся парад. Сначала торжественным маршем проходили старшие курсы. Первокурсники были замыкающими в общем строю. По сравнению с юношами девушки выглядели ослепительно нарядными. Новая форма с нарукавными нашивками и белые блузки с черными галстуками делали их неотразимыми в лице руководства училища, стоящего на трибуне.
Девушки оказались очень милыми, и я подружилась с ними. Если бы этого не случилось, то вряд ли смогла с ними работать. Как-то один из командиров рот сказал мне:
-Курсанты говорят мне, что вы их любите всех вместе и каждую в отдельности. Мне нравится, что вы никогда на них не кричите.
-Знаете, вы правы, - ответила я ничуть не смутившись.
Первые занятия показали, что девушки совершенно другие в учебе. Они старались вовсю, чтобы не ударить в грязь лицом перед мальчиками. Многие учились очень хорошо: Алабердина Рая, Аксенович Света, Ерохина Оля, Орлова Марина, Петрова Ира и другие. Мужчины-преподаватели сначала делали им некоторые поблажки, но потом признались, что у девушек лучше слух и реакция.
Поначалу девчонки держались кучкой, ходили друг за другом и делали вид, что юноши им безразличны. Мальчики страдали от отсутствия внимания со стороны слабого пола и становились рассеянными на уроках. Нам – преподавателям все было видно со стороны. Вскоре в коридорах стали появляться парочки. Девичий смех и радость юношеского задора стали создавать новую атмосферу в «мужском монастыре».
Однажды девушки решили организовать вечер для своей группы в клубе училища. Женсовет училища поддержал хорошее начинание, привлекли и курсантов, которые обладали некоторыми талантами. В результате получился хороший концерт художественной самодеятельности. Вечеринка завершилась танцами, которые окончательно сблизили многие пары.
Диана Леонидовна Бельвег заведовала библиотекой. Она отмечала, что девушки читают художественную литературу больше, чем юноши. Мы организовали встречу с писателем Притулой. Он занимался историей города и рассказал много интересного. В результате мы организовали с курсантами несколько экскурсий по Ленинграду. Побывали в Разливе, где скрывался В.И.Ленин, Зеленогорске, Сестрорецке и других памятных местах. Эти мероприятия были полезными во всех отношениях. Молодые люди проявляли себя и выказывали свой интерес к истории страны, в которой мы жили.
На втором курсе появились постоянные пары. Совместное обучение сближало молодых людей, объединенных романтикой моря. После замужества стали изменяться фамилии: Аксенович – Рева, Петрова – Мартынова. Не все браки оказались удачными. Ира Петрова вскоре развелась с мужем и снова вышла замуж за курсанта-радиста, который увез ее с ребенком в Балтийск.
Самым тяжелым испытанием стала практика. Я была в Севастополе. Девушки жили на судах и были предоставлены сами себе. Корабли часто выходили в море, что сближало их с экипажем. Отзывы командования были положительными. Еще в поезде я заметила, что Рая Алабердина стала какой-то другой. Она все время смотрела в окно, отвечала односложно. Я поняла, что она влюбилась. Рая окончила училище, получила назначение в Севастополь, где и осталась работать вместе с мужем на судне.
Аналогичная история произошла с Оксаной Мирошниченко. Она уехала в Мурманск, где вышла замуж, родила детей. На судах обеспечения ВМФ долгое время работали Маслина Люба, Орлова Марина из первого выпуска. На Смоленском проспекте в Мореходном училище оказалась Федорова Света, которая работала инструктором по радиосвязи. Кто-то остался в Ломоносове. Всех не вспомнишь, ведь прошло много лет.
Можно считать, что в целом эксперимент с набором девушек прошел удачно. К сожалению их было мало, поэтому делать выводы о целесообразности их набора в колледж считаю преждевременным.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Классным руководителем группы 223 набора 1988 года была В.М.Таболина – преподаватель математики общетехнического цикла. Группа оказалась небольшой, поэтому ее сделали смешанной. Картина поведения людей оказалась схожей. Были упорные девушки, которые любили свою специальность. Были и другие, которые хотели создать свою семью. Маркова вышла замуж за курсанта судомеханика Киреева, родила ребенка и снова вернулась в училище».
Во время беседы с Ревекой Ароновной складывалось впечатление, что всех девушек она любила как своих дочерей. Естественно, что по прошествии лет впечатления потускнели. Самое печальное, что она уничтожила все записи после увольнения из училища. Восстановить ряд реальных событий в данный момент невозможно. Но даже этой короткой истории вполне достаточно, чтобы показать роль и значение училища в подготовке специалистов для вспомогательного флота.
Конкурсов Красоты в мореходном училище не проводили. Эти идее возникли позже с появлением шоу бизнеса и внедрением в нашу жизнь «чуждых» идеологий. В сентябре 1996 года газета «Гардемарин» опубликовала фотоэтюд Е.Назарова «Незнакомка». С фотографии на читателей газеты смотрела приятная девушка с загадочными глазами, чуть полными губами и красивыми волосами. Она действительно была красива, но совершенно не умела позировать. На темном фоне снимка можно было разглядеть какие-то мнемосхемы. Просматривая старые газеты в читальном зале, кто-то из служащих опознал незнакомку. Это была Анжела Гусева – выпускница ЛМУ ВМФ.
Последней девушкой-радисткой, окончившей РТЦ и получившей диплом с отличием, стала Н.Киреева. Встреча с ней состоялась случайно в электричке в 2004 году. Мы возвращались из колледжа в Петербург с преподавателем судоводительского цикла В.Г.Коршуновым. Он как всегда травил флотские байки. Напротив нас сидела молодая женщина и смотрела в окно поезда. Когда речь пошла о дебильности современного поколения курсантов, мы рассмеялись вспомнив отдельные эпизоды из педагогической деятельности.. Женщина оторвалась от окна, в упор посмотрела на Коршунова и спросила:
-Вы обо всех курсантах так думаете?
-Нет только о выдающихся, - отшутился Коршунов.
-Вы меня наверно не помните. Я тоже училась в мореходке. Вы преподавали нам радионавигацию.
-Что-то не припоминаю. Вы наверно хорошо учились.
-Да, окончила РТЦ и даже с отличием, - с гордостью в голосе произнесла дама.
-Вот поэтому я вас и не помню. У меня на уме одни двоечники.
-Нам радиотехнику преподавал Саприга. Высокий такой мужчина. Так вот, мы никак не могли понять, что такое боковые частоты. Спектральные характеристики были еще понятны. Я знала, что по ним можно определить полосу пропускания усилителя. Об этом мне рассказывали в институте. В свое время англичанин Джон Флеминг – изобретатель вакуумного диода категорически отрицал их наличие. Эксперимент поставил советский ученый Мандельштам, который собрал простую схему частотомера и телеграфного ключа. При манипулировании ключом начинали колебаться пластины соседние с отметкой основной частоты. Так было доказано наличие боковых частот. Флеминг был повержен, а Мандельштам подтвердил теорию Шулейкина.
-Теперь я понимаю, что на РТЦ зря диплом с отличием не выдают. – ответил Коршунов.
Женщина встала и пожелала нам удачи.
-Никогда не думайте о курсантах плохо, - сказала она на прощанье.
-Как вас зовут! – воскликнул я.
-Запомните – Нина, - донеслось из конца вагона. – Последний женский выпуск РТЦ.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 11 - 5.4. 40 лет ЛМУ ВМФ
5.4. 40 лет ЛМУ ВМФ

Директива Министра обороны СССР и начальника Главного политического управления СА и ВМФ № Д-1 от 5 января 1987 года предписывала организовать очередное социалистическое соревнование. На совещании с начальниками отделов и циклов было решено приурочить соревнование к празднованию 40-летия с момента образования училища. В соревновании намечалось два основных этапа: первый – ко дню сорокалетия училища, а второй – к 70-й годовщине Великой Октябрьской революции. Партийная и комсомольские организации активно включились в работу по подготовке к юбилеям.
Начальник училища Лев Николаевич Потехин предложил провести очередную научно практическую конференцию. Конференция состоялась 19 февраля 1987 года. Л.Н.Потехин отметил в своем докладе, что за 40 лет Ломоносовским мореходным училищем подготовлено и направлено на Вспомогательн6ый флот 7253 специалиста. По дневной форме обучения – 6248. Из них: судоводителей – 2626, судомехаников – 2417, радиотехников – 608, электромехаников – 328. Кроме этих специальностей было выпущено 65 человек морских судоводителей с правом эксплуатации двигателей внутреннего сгорания. По заочной форме обучения училище окончило 1005 человек: судоводителей – 403, судомехаников – 602. Приведенные цифры внушительно доказывали присутствующим на конференции, что училище, как учебное заведение, оправдывает свое назначение.
Среди выпускников училища появились кавалеры высоких правительственных наград: Герой социалистического труда В.И.Бармута, капитан-директор рыболовного флота; капитан танкера «Генрих Гасанов» С.А.Осипов награжден орденами Трудового Красного Знамени и Октябрьской Революции; капитан танкера «Днестр» В.А.Урбанович – орденами Трудового Красного Знамени и Знак Почета. Орденами Трудового Красного Знамени награждены капитаны: А.Г.Поцелуйко, К.Н.Попов, В.П.Винниченко, О.Л.Ильяшенко, А.В.Жуков. Капитан ледокола «Добрыня Никитич» Е.Г.Гуменюк с гордостью носит орден Октябрьской Революции.
Вопрос подготовки и воспитания командных кадров для судов обеспечения возник на повестке дня конференции не случайно. В проекте постановления ЦК КПСС «Основные направления перестройки высшего и среднего специального образования в стане» была поставлена задача обеспечить опережающее развитие высшего и среднего специального образования, производства и науки.

Опыт идеологической и политико-воспитательной работы в училище подробно раскрыл начальник политического отдела В.Т.Светильков. «Время требует инициативы и творчества во всех сферах жизни, - сказал он с трибуны. – Оно выдвинуло беспрецедентные по своей новизне и масштабам задачи, которые должны быть решены в самые сжатые исторические сроки». Анализ последних двух выпусков (1985 и 1986 гг) показывал, что на Вспомогательный флот было направлено более 500 выпускников. Каждый девятый специалист ушел на флот коммунистом, а каждый десятый окончил училище с отличием. Численные показатели выглядели весьма внушительно, если не считать текущих издержек, характерных для каждого учебного заведения. Так в 1986 году было выпущено 258 специалистов, а отчислено за три года обучения 104 человека. Из них: 50 по недисциплинированности, 40 – по нежеланию учиться и только 14 – по неуспеваемости. Потери составили 40,3%. Основное количество отчисленных курсантов приходилось на второй курс, который, как известно, являлся наиболее сложным с позиций формирования будущего моряка. Командиры рот Мокринский, Сокульский, Исаенков проявляли высокую требовательность к курсантам, но не считались с личными интересами молодых людей, не имеющих флотской закалки. Формализм в отношениях с людьми стал процветать во многих подразделениях. Политический отдел, партийные и комсомольские организации обращали внимание на факты равнодушного отношения к людям, но не всегда вовремя реагировали на зарождавшиеся негативные явления.

Особое внимание командование училища обращало на вести, приходящие с флотов. Представитель 85 инспекции по безопасности мореплавания ВМФ капитан 2 ранга Ю.Н.Яковлев сообщил, что в 1986 году значительно увеличилось количество аварий на Вспомогательном флоте. Причинами аварий являлись неудовлетворительная базовая подготовка судов к плаванию, слабая морская выучка командного состава, безответственность должностных лиц. Пожар на ледоколе «Вьюга» на Тихоокеанском флоте 30 марта был характерным примером.
Ледокол проекта 97 был построен в 1962 году и вошел в состав УВСГ ТОФ. Текущий ремонт судна был произведен в 1982 году. Ледокол считали сравнительно новым судном, поэтому плановые профилактические работы на нем не производились. Судно находилось в двухчасовой готовности. На борту из 42-х членов экипажа присутствовало только 14 человек. Отсутствовал старший механик. Его обязанности исполнял второй механик – служащий А.П.Виноградов. 30 марта капитан ледокола Н.М.Бублик получил приказ о выходе в Амурский залив для проводки ПЖК-50. В 18 часов 30 минут на судне почувствовали запах гари и обнаружен дым в районе одной из кают на главной палубе.
Капитан объявил судовую тревогу и направил к месту возгорания второго механика и двух матросов из состава экипажа. Механик и матросы вооружили пожарный ствол и огнетушители. Расписание по борьбе с пожаром отсутствовало, а действия личного состава по борьбе с пожаром для одной смены экипажа не отработаны. В результате неразберихи пожар на начальной стадии не был потушен. Огонь распространялся под нашивными листами подволока, поэтому применение огнетушителей и пожарного рукава оказалось неэффективным. Огонь распространялся быстро и вскоре охватил всю надстройку. По УКВ капитан доложил дежурному диспетчеру о пожаре, приказал покинуть внутренние помещения и обесточить судно.
В 18 часов 50 минут к борту ледокола подошел ПЖК-50 и приступил к тушению пожара водой через иллюминаторы ледокола. К этому времени подошел спасатель «Машук», который высадил на ледокол аварийную партию. В 21 час 40 минут спасатель начал буксировку «Вьюги» к пирсу мыса Артур. К причалу подошли ПЖК-43, ПЖК «Алтай» и спасатель «Алатау». Усилиями экипажей ПЖК, аварийных партий спасателей, пожарных команд города и гарнизона ночью пожар был потушен. В тушении пожара не участвовал лишь экипаж самого ледокола.
Последствия были печальны. Выгорели все каюты командного состава, коридоры, ходовой мостик и радиорубка. Пострадало шкиперское, водолазное и техническое имущество стоимостью свыше 100 тысяч рублей. Судно было направлено на ремонт. Комиссия установила, что причиной пожара явилось замыкание кабельных трасс сети освещения за потолочной обшивкой одной из кают.
Капитан 2 ранга Ю.Яковлев высказал ряд предложений по улучшению качества подготовки судоводителей касающихся практики использования радиотехнических средств.
С докладом «Основные направления работы Судоводительского цикла по повышению качества практической подготовки судоводителей» выступил преподаватель СВЦ капитан 1 ранга запаса В.А.Иванов. «Я хотел бы рассмотреть два вопроса: О значении подготовки судоводителей и соотношение времени на теорию и практику, - сказал он. – Штурман, как никто другой, должен обладать целым арсеналом устойчивых навыков: измерение навигационных параметров, их обработка, ведение прокладки, определение и уничтожение девиации магнитных компасов, знание радиодевиации. К этому арсеналу добавляются умении производить расчеты на расхождение судов. Знание маневренных элементов судна – индивидуально. Таким образом, мы готовим не капитанов, а штурманов. Путь на мостик у каждого человека свой».
Согласно существующей программе на дисциплину «Навигация» отводилось 199 часов. По учебному плану практике уделялось 50% учебного времени. Такая система подготовки штурманов складывалась годами и вполне себя оправдала. На СВЦ имелось два кабинета навигационной прокладки, где были установлены полигоны для пеленгования. Такой подход давал возможность тренировать курсантов в измерении пеленгов и приближать условия ведения учебной прокладки к реальным. В радионавигационном кабинете силами лаборантов Евграфова и Линева был создан тренажер для определения места по радиомаякам. В кабинете девиации магнитного компаса преподаватель Коршунов и лаборант Муленко сделали макет, позволяющий понять и усвоить способы уничтожения полукруговой и определения остаточной девиации. Учебные кабинеты пополнились магнитным компасом КМ-145, эхолотом «Молога», приемоиндикаторами «Пирс-2», «Шхуна», КПФ-7.
Практика курсантов СВО проводилась на учебном судне «Луга». Основной формой практической учебы являлось несение штурманских вахт. Преподаватели навигации Алексеев и Рожков приучали курсантов к оценке точности счисления места судна и обсервации. Дуэль и Маковиз добивались точности решения астрономических задач. В целом практика подготовки судоводителей была организована на хорошем уровне и не уступала подготовке курсантов военно-морских училищ.

Обзорную характеристику задач, выполняемых судами обеспечения Черноморского флота, дал капитан 3 ранга И.В.Леонов-Москаленко. Он отметил работу капитана-наставника 58 группы судов обеспечения, капитана дальнего плавания Анатолия Григорьевича Поцелуйко (выпускник 1951 года), капитана танкера «Койда» - Шкокова Вячеслава Петровича (выпускник 1965 года) и его однокашника капитана танкера «Борис Чиликин» Панова Константина Николаевича. «За последние 10 лет суда УВФ ЧФ, на которых ходят в море выпускники ЛМУ ВМФ, не имели ни одной аварии из-за штурманской ошибки».
По мнению докладчика, выпускники училища обладали следующими недостатками:
1. Слабо воспитано чувство командира – человека способного руководить рядовым составом. Так штурман Шереметьев, заступив на дежурство по судну, привел себя в нетрезвое состояние, подделывал записи в судовом журнале. Сменный помощник капитана В.А.Потапов за низкие моральные качества переведен в матросы и уволен. Козишкурт несколько лет занимал должности помощников капитана, но был уволен за пьянство.
2. Слабо развито чувство любви к морю. Этим недостатком страдают выпускники, которые довольствуются мелкими плавсредствами и не стремятся к продвижению по должности.
3. Недостаточное знание материальной части. Приходится сталкиваться с тем, что на старых судах встречается техника производства 40-х и 50-х годов.

Важным вопросом конференции было материальное обеспечение выпускников. Начальные оклады составляли 115 – 150 рублей. Оклады в сумме 225 -250 рублей получали капитаны в возрасте старше 45 лет. Немаловажным фактором была и жилплощадь, которую не предоставляло УВФ вопреки распоряжению Совета Министров СССР.

Флагманский связист соединения капитан 3 ранга В.С.Туркин подробно осветил деятельность выпускников Радиотехнического цикла. «Подавляющее число радистов не отстает от требований времени, грамотно обслуживает самую сложную технику, мастерски работает в эфире, - сказал офицер. – Среди них особое место занимает начальник радиостанции ледокола «Добрыня Никитич» Леоненко Владимир Петрович (выпуск 1958 года), начальник радиостанции транспорта «Печора» Кизенко Владимир Владимирович (выпуск 1966 года), начальник радиостанции транспорта «Хопер» Петровский Иван Семенович (выпуск 1967 года), начальники радиостанций Теслер, Казаков, Балабанов и многие другие».
Управление связи Северного флота оценивало работу радиоспециалистов ЛМУ ВМФ в сетях дальней оперативной связи только на «хорошо» и «отлично». Радиооператорская подготовка на РТЦ была поставлена на высоком профессиональном уровне. Флотские связисты отмечали, что по качеству радиопередач специалисты Вспомогательного флота превосходят радистов боевых кораблей, имеющих более высокую техническую оснащенность и количественный состав специалистов.
По штату численный состав радиостанции судна Вспомогательного флота состоял из трех человек: начальника радиостанции и двух радиооператоров. Они могли обеспечить непрерывную круглосуточную работу с заданными корреспондентами, оперативно справляться с ремонтом аппаратуры в море. В 1986 году лучших показателей добились радиотехнические службы танкера «Дубна», транспорта «Печора», танкера «Генрих Гасанов. Эти успехи базировались на фундаменте хороших практических навыков в радиообмене, знаниях техники связи. Достаточно вспомнить первого начальника РТЦ Афанасия Михайловича Терещенко, Григория Михайловича Семенюта, Николая Ивановича Смирнова, преподавателей: С.А.Иванова, М.Г.Карнаухова, Ф.Я Херувимова и других.
Из-за продления сроков использования судов обеспечения, остро встал вопрос модернизации аппаратуры связи. На судах постройки 50-х и 60-х годов уже стояли новые передатчики и приемники. Исключение составляли радиостанции УКВ «Акация» и радиопередатчики «Ерш». На судах старых конструкций не хватало площадей постов, отсутствовала вентиляция и системы электропитания переменного тока. Однако, и эти задачи решались радистами в полном объеме и с высоким чувством ответственности.
Проблема жилья была основной причиной ухода радистов в другие организации. Их с удовольствием брали на суда Минморфлота и Министерства рыбного хозяйства. В итоге получалось, что радиоспециалистами ЛМУ ВМФ обеспечивало весь гражданский флот.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

О подготовке специалистов по радиотехнической специальности рассказал старший преподаватель РТЦ капитан 2 ранга запаса А.Е.Смирнов. Анатолий Евграфович вместе с коллегами по циклу занимался внедрением в учебный процесс прогрессивных методов обучения. Начальник РТЦ капитан 2 ранга В.Н.Лобко предложил опробовать функционально-структурный метод обучения. По мнению ведущих преподавателей цикла М.Журавлева и



Н.Манова этот метод имел право на внедрение в случае, если курсанты будут лучше усваивать технологию ремонта радиоаппаратуры. На РТЦ закипела работа. Была создана действующая радиолиния, разработаны структурно-функциональные схемы узлов и блоков радиопередатчиков. В одном из кабинетов был установлен и введен в эксплуатацию тренажер «Радиотелеграфист», который позволил привить курсантам практические навыки в радиообмене. Кроме этого на цикле начаты монтажные работы по установке комплексного тренажера «Разлив».
Творческий процесс соединения учебной деятельности курсантов с производительностью труда давал хорошие результаты. Приобретенные знания воздействовали на характер труда курсантов, а трудовая деятельность формировала профессиональные умения и навыки.
Практические навыки по ремонту радиоаппаратуры курсанты получали после 1-го и 2-го курсов обучения. Радиомонтажная практика проводилась на лабораторной базе РТЦ. Курсанты выполняли электро- и радиомонтажные работы, устраняли неисправности КИП и РИП, изготавливали макеты отдельных узлов и блоков радиоаппаратуры. По заданию руководителя практики. Производственную практику будущие радисты проходили в Кронштадте в цехах КМОЛЗ. Они осваивали ремонт, настройку, регулировку и контрольную проверку радиоаппаратуры.
«За 10 лет на РТЦ накоплен значительный опыт работы с выпускниками, - сообщал докладчик. – На цикле ведется журнал учета пожеланий и предложений выпускников. Мы организуем встречи курсантов с выпускниками, что оказывает большое влияние на формирование будущих специалистов. Привожу одну из записей: ХИЛОВ С.А. (КТОФ) – 2-й радиооператор м/т «Борис Бутома» (28.09.1978 г.):
«После выпуска из училища в 1977 году получил назначение радиооператором на «МБ-24» Тихоокеанского флота. В апреле 1978 года буксир ушел на боевую службу в Тихий океан в район Гавайских островов. Теплый климат и высокая влажность воздуха оказывали влияние не только на людей, но и на радиоаппаратуру. Поломки средств радионавигации и радиосвязи следовали одна за другой. Вот тут я и понял, зачем меня учили разбираться в схемах, паять и изучать радиодетали. Мне повезло тем, что радиостанцией командовал радиолюбитель. В радиорубке хранилось множество всякого барахла: радиодетали, провода, транзисторы, радиолампы и т.п. Поиск неисправности занимал много времени потому, что не было опыта и практики. Как правило, неисправности отсутствовали в перечне типовых, поэтому приходилось лазить по схемам, проводить измерения и принимать решения. За время плавания я набрался опыта и знал отдельные блоки наизусть. Капитан буксира оценил мои старания, и после возвращения во Владивосток меня временно назначили начальником радиостанции на танкер «Тагил». Радистов на судне не было, поэтому делать все пришлось самому. Особенно мучили формуляры и документация, которые требовалось периодически заполнять. Судно постоянно работало на линии перевозок и свободного времени оставалось мало. Через два месяца меня сменил штатный начальник радиостанции, который вернулся с боевой службы. Я устроился на м/т «Ижора», ходил несколько раз на Камчатку и обратно.
Зимой меня командировали в Ленинград принимать м/т «Борис Бутома». Приятно было гулять по улицам любимого города. Заехал в Ломоносов повидать преподавателей РТЦ. Особых изменений не увидел, поговорил с курсантами и пожелал им учиться работать на машинке, заниматься радиообменом и изучать технику. На ТОФе я встретил много хороших людей, к которым можно было обратиться за помощью. Теперь, имея собственный опыт, я сам стараюсь помогать другим людям».

Опытом работы по подготовке электромехаников поделился начальник Электромеханического цикла капитан 2 ранга М.К.Ульянов. «Развитие Электромеханического цикла во многом задерживалось отставанием его материально-технической базы, полной сменой коллектива, отсутствием педагогической школы у новых преподавателей. На сегодняшний день циклом освоено нестандартного оборудования на 180 тысяч рублей и табельного на 50 тысяч рублей. Старшие преподаватели Белов А.И., Кемайкин Н.В. и преподаватель Андреев А.М. имеют опыт работы на судах и передают свои знания курсантам. Преподаватель Москалев Ю.К. – выпускник академии только приобретает педагогический опыт. Большим уважением у курсантов пользуется преподаватель Лобанов С.А.. Большую часть своего личного времени он отводит работе в лаборатории. Являясь опытным наставником молодежи, Сергей Александрович привлекает к творчеству не только отличников, но и тех, чьи способности еще не развились.
В практику преподавания на цикле за последние годы прочно вошли технические средства обучения. Многие из них, «Наборное поле», «Универсал» были задействованы на приеме Государственных экзаменов. Этими средствами хорошо овладели преподаватели Белов, Кемайкин, Лобанов. На цикле идет процесс непрерывного поиска и внедрения новых методов обучения, развивается рационализаторская работа, создание атмосферы технического творчества.
Слаженная работа всех звеньев ЭМЦ была бы неполной без самоотверженного труда лаборантов: Аненко Г.И., Асламова П.Р., Черныша Г.Т., Соколовой Е.М. . Именно эти люди создали сегодняшний облик лабораторий».


Цикл иностранного языка

Цикл английского языка представляла старший преподаватель-методист Фирсова Л.Г. «Английский язык является обязательной дисциплиной для курсантов всех специальностей. Основная задача курса состоит в практическом освоении разговорным языком. Выпускники должны уметь читать литературу по специальности, владеть терминами и объясняться на уровне бытового общения. Существует специфика в знании определенных терминов у судоводителей и радистов, которым приходится чаще судомехаников и электромехаников использовать разговорный язык.
Обучение английскому языку складывается из общеязыкового курса и специального. Общеязыковый курс ориентирован на знании фонетики, грамматики и лексики. Подавляющее большинство курсантов, поступающих в училище, изучало в школе немецкий язык. В связи с этим задача преподавателя состояла в выработке у курсанта нормативного произношения, и привитие минимального грамматического и лексического минимума. На основе этих навыков начиналось развитие устной речи. Такой подход давал определенную экономию времени и формировал опорную базу для дальнейшей работы над языком.
На цикле введен в эксплуатацию лингафонный кабинет, который играет большую роль для постановки лексики и запоминания типовых грамматических конструкций. Кабинет использовался в процессе аудиторных занятий и во внеурочное время. Контроль изученного материала осуществляется посредством диктантов, а также путем перевода текстов с одного языка на другой».

Результаты конференции показали, что за последние пять лет училище достигло высокого уровня и подошло к своему сорокалетнему юбилею с отработанной системой подготовки специалистов для Вспомогательного флота ВМФ.