+1 RSS-лента RSS-лента

Блог Ровбут Михаила Олеговича

Автор блога: ЛМУ ВМФ
Все рубрики (34)
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 2 - 1.4. Третий набор курсантов
1.4. Третий набор курсантов

В январе 1948 года работы по восстановлению учебного корпуса № 1 были полностью завершены. В нем разместилось управление училищем, библиотека, санитарная часть, спортивный зал, а также кабинеты навигации, химии, чертежной и цикл военно-морской подготовки. В период летнего времени силами курсантов были построены: навес гаража, конюшня, скотный двор, склад во дворе училища и выполнены работы по благоустройству территории.
В феврале 1948 года в корпусе № 1 был завершено оборудование дизельного кабинета – первого в училища, что позволило начать практическую подготовку курсантов. Кабинетом заведовала Нина Георгиевна Чернявская. На должность лаборанта дизельного кабинета приняли бывшего танкиста Ивана Семеновича Семенова, который выполнил сложную и трудоемкую работу. Иван Семенович был тяжело ранен в верхнюю часть лица и испытывал некоторое неудобство в общении с красивой женщиной. Он прекрасно знал дизельные установки и внес много хороших предложений связанных с наглядностью обучения курсантов.
Являясь руководителем практики, Нина Георгиевна не стеснялась спускаться в машинное отделение и давать практические советы молодым механикам. Своим отношением к делу она заслужила почет и уважение со стороны курсантов. Практика доказывала ей, насколько хорошо курсанты усвоили теоретический материал. Нина Георгиевна хорошо знала дизельные энергетические установки теоретически и практически. Посещая различные суда Вспомогательного флота, она убедилась, насколько разнообразна судовая механика. Немецкие, английские, американские, шведские дизели по принципу работы не различались. Изменялась система включения, а дюймовая нарезка труб не совпадала с метрической. Свои наблюдения Нина Георгиевна тщательно заносила в тетрадь. Эти материалы она впоследствии использовала при написании учебника «Двигатели внутреннего сгорания». В начале 60-х годов Чернявская перешла на работу в Ленинградское Арктическое училище.

15 марта 1948 года в должность заместителя начальника училища по политической части вступил полковник Галиченко Константин Семенович, 1906 года рождения. Отношения между полковником и капитаном 1 ранга Рагушенским не сложились. Константин Семенович ничего не понимал в вопросах подготовки специалистов для вспомогательного флота, поэтому занимался чистым администрированием. Самой важной бумагой для него являлся протокол партийного собрания и факты, изложенные в прениях. Рагушенский четко расставил грани между работой замполита и руководством училища, что явно не нравилось Галиченко. Несмотря на возникшие разногласия, Константин Семенович принимал участие во всех мероприятиях, проводимых в училище.
Приемная комиссия работала быстро, и к 20 августа набор был завершен. Во время заседания мандатной комиссии возник спорный вопрос о зачислении кандидата Горева в курсанты. В анкете значилось, что Горев некоторое время пребывал на территории оккупированной немцами. Полковник Галиченко проявил разумную твердость и определенное мужество. Он резко упрекнул членов комиссии, сказав: - Мальчишке в то время было всего 10, зачем же вы ему жизнь ломаете? – Горев был зачислен курсантом в училище и успешно его окончил. Третий набор составил 4 группы: 10-я – судоводители, 11 и 12-я – механики-дизелисты, 13-я – механики-паросиловики.
Первокурсников объединили в учебные роты и направили в район деревни Усть-Рудице на заготовку сена. Работа была тяжелая, но командование на все жалобы курсантов отвечало с юмором по-флотски. Роптать было некогда, после заготовки сена командование обещало кратковременный отпуск.

Новый учебный год начался с торжественного построения. Рагушенский поздравил курсантов и преподавателей, и пожелал успехов в учебе. Училище значительно увеличилось по численности курсантов, появились новые преподаватели и предметы. Математику преподавал Градусов, черчение – Градусова (лаборант А.Кудрявцев), историю народов СССР и русский язык – Эрлих и Русакова (лаборант О.А. Качанова.). Английский язык – Дюков, позднее пришли Элла Иосифовна Гинсбург и Л.А.Татарская. Кабинет химии возглавляла В.Е.Елацкова, а физики – Новиков. Электротехника была общеобразовательным предметом, который вел Е.Р.Гаазе. Библиотекой заведовала Мария Александровна Нечаева, которая заменила Т.Н.Маругину, уехавшую в другой город к месту службы мужа. Нечаева по крохам собирала библиотеку. В основном поступали книги из частных коллекций. Очень не хватало специальной литературы, которая пользовалась большим спросом у курсантов.

Майор Фридлянский Залман Гелимович (15.10.1908 г/р). Окончил Ленинградский институт водного транспорта по специальности инженер-теплотехник. В 1933 году прослушал 3 курса ВВМИУ им Дзержинского. Воентехник 3 ранга (1941), инженер капитан (1942). Мобилизован в Красную армию в 1941 году и направлен в распоряжение отдела Тыла КБФ. Служба проходила в Тылу: начальник станции горячей промывки котлов (1942), начальник 4 отдела УВСГ (1945). В 1946 году назначен начальником судомеханического отделения ЛМУ ВМС. Отношения с капитаном 1 ранга Декалиным не складываются. Залман Гелимович ищет новое место службы и получает назначение старшим преподавателем на цикл ВМП в Мкрманское мореходное училище рыбной промышленности (1951). В 1955 году он уволен в отставку по болезни. Награжден орденом Отечественной войны 2 ст. (1945) и медалью за Боевые заслуги (1949).
Судомеханический отдел быстро развивался. Майор З.Г.Фридлянский нашел преподавателей-специалистов по паровым котлам – Стародуб, паровым машинам Н.А.Маренков, паровым турбинам – А.Г.Веретэ. Занятия по вспомогательным механизмам проводил А.Е.Богомольный, теории и устройству корабля – Катин. А.Богомольный и А.Веретэ впоследствии стали авторами учебников, которые до сих пор не потеряли практической ценности.
Больше остальных преподавателей курсанты уважали и любили Богомольного, Маренкова и Чернявскую. Опытные судовые инженеры механики отлично знали свои предметы, имели плавательный стаж и умели передать свои знания курсантам.
Подводя итоги нового набора на партийном собрании, Константин Семенович Галиченко с удовлетворением отметил, что за год партийная организация увеличилась до 46 членов ВКП(б), а комсомольская до 240 членов ВЛКСМ.
В октябре в училище прибыли старший лейтенант И.В.Коньков, капитан 2 ранга Ф.И.Иванцов, капитан 2 ранга Климович.

Капитан 2 ранга Ф.И.Иванцов вступил в должность начальника Судоводительского отдела. Капитан-лейтенант Ф.Иванцов во время Великой Отечественной войны командовал подводной лодкой Щ-323, которая успешно действовала в Балтийском море. Осенью 1941 года Щ-323 уничтожила 2 транспорта и 2 танкера противника. За этот подвиг Щ-323 стала первой на КБФ подводной лодкой, награжденной орденом Красного Знамени.
Подводная лодка Щ-232 погибла 1 мая 1943 от взрыва мины на Морском канале, но Иванцов уже ею не командовал, поэтому остался жив.
Судоводительского отдела как такового еще не существовало. Занятия по судовождению проводили преподаватели цикла Военно-морской подготовки Д.Муленко и Г.Панго. Учебные планы и программы изучения навигации и лоции отсутствовали, их предстояло создать и согласовать.
В начале ноября 1948 года в ВМБ Поркаллауд были командированы командир 1-й роты старший лейтенант И.В. Коньков и капитан транспорта «Тиина» М.А. Коврайский. для приемкм баркентины «Зенит», которую предполагалось использовать в качестве учебного судна училища. Представитель торгпредства старший лейтенант Чумак представил все документы для регистрации судна в Морском Регистре СССР. Для приема баркентины была создана комиссия в составе: капитана 1 ранга Савина, подполковника В.Д.Грустан., инженер-майора З.Г.Фридлянского, майора м/с В.А.Симанкова. Старший лейтенант И.Коньков, вольнонаемный Коврайский и механик Орлов были включены в состав экипажа. За успешный переход баркентины из Финляндии в Ораниенбаум офицеру Конькову и Каврайскому приказом начальника училища была объявлена благодарность. После регистрации в Морском регистре баркентина получила наименование «Чайка» и бортовой номер.

Структурно в состав Мореходного училища ВМС входили:
1.Управление: начальник училища Е.Рагушенский, заместитель по политической части К.Галиченко, начальник учебного отдела А.Елацков, начальник строевого отдела А.Улыбин, начальник МТО В.Грустан, начальник медицинской службы В.Симанков.
Учебные подразделения в зависимости от специальности делились на отделы:
Судоводительский отдел – начальник капитан 2 ранга Ф.Иванцов.
Судомеханический отдел – начальник майор З.Фриднлянский.
Цикл Военно-морской подготовки - капитан 2 ранга С.Савин.
Гидротехнический отдел – начальник инженер-подполковник Н.Алексеев.

В поздравительном приказе № 509 от 6 ноября 1948 года начальник училища Рагушенский отмечал: «…Наше училище создано после Великой Отечественной войны. Это еще одно свидетельство непрестанной заботы тов. Сталина о Военно-морском флоте. Наше училище по своей задаче призвано готовить высококвалифицированные кадры для вспомогательных кораблей ВМФ».
(Читая подобного рода приказы, невольно на ум приходит вопрос: чем отличаются высококвалифицированные кадры от просто квалифицированных? Училище не может готовить высококвалифицированные кадры потому, что существует учебный план, который предоставляет обучаемому необходимый объем знаний в рамках заданной учебной программы. Государственная экзаменационная комиссия определяет, насколько выпускник по своим знаниям усвоил учебную программу. Высокая квалификация приобретается в процессе практики на основании проб и ошибок – прим. автора)

Федор Иванович Иванцов не был профессиональным преподавателем. К курсантом он относился как к матросам. Первокурсников он называл почему-то турками, много рассказывал о мощи минно-торпедного оружия и живучести боевых кораблей. На одном из занятий он привел пример непотопляемости немецкого линкора «Тирпиц», потопленного англичанами в 1941 году. Линкор получил 11 попаданий от самолетов торпедоносцев и почти все в левый борт. Только повреждение рулевого устройства не позволило командиру привести линейный корабль во французский порт Брест. Несомненно, что Иванцов знал много, но рассказывал сумбурно и бессистемно.
Вскоре Иванцова сменил капитан 2 ранга Климович. Его прозвали «Академиком» за безуспешные попытки поступить после войны в Военно-морскую академию им. Ворошилова.
В это время вышло постановление ЦК ВКП(б) «О борьбе с иностранщиной». Преподавателям пришлось разбираться в истине и вспоминать кто, когда и что изобрел. Русскими учеными стали Бернулли, Эйлер, Якоби и другие. Слово «дизель» исчезло из учебной программы, теперь его стали называть двигателем с воспламенением от сжатия. Изменениям подверглись и другие названия машин и механизмов.
Курсанты с большим интересом читали книги. Небольшая библиотека в основном комплектовалась учебными пособиями, художественной литературы было пока мало. Книги разбирались нарасхват, за некоторыми изданиями устанавливалась очередь. В Ораниенбауме разбирались разрушенные здания. Иногда находились книги, изданные еще до революции. Они поражали солидными переплетами и текстом, в котором встречалась буква «ять». Буква «и» писалась по латыни как «i». Почти все курсанты перечитали книгу Степанова «Порт-Артур», в которой говорилось о братьях Шульц, придумавших конструкцию трала для уничтожения якорных мин. После испытаний конструкция была одобрена адмиралом С.О.Макаровым, верой и правдой служила Российскому флоту. Вопрос о том, кто такие братья Шульц был задан Климовичу на занятиях по военно-морской подготовке. Он видимо никогда не слышал о братьях, называл их немцами и поправлял, что правильнее называть «парный буксируемый трал». Таким же изменениям подверглись и другие термины типа «фонарь Ратьера», «якорь Холла», «стопор Легофа» и другие общепринятые термины.

Новый 1949-й год начался с благодарностей в адрес столовой и пищеблока. Капитан и /с Шпак постарался, чтобы приготовили праздничный ужин. Столы покрыли белыми скатертями. Рагушенский выразил надежду, что качество приготовления пищи и культура обслуживания будут всегда на высоком уровне.
Курсантская столовая действительно была на высоте. Кормили сытно и вкусно. Для бывших фронтовиков, отъевшихся на пайках и американской тушенке, было организовано щадящее диетическое питание. На пищевых отходах столовой откармливались несколько свиней. Обслуживание свинарника было возложено на курсантов. Курсант 13-й группы Боровик по документам считался выходцем их сельской местности. Он был назначен на свинарник старшим. В его ведении находились корма и другие ценности, шедшие в виде отходов из столовой. Парень был неприятный, с вечно сопевшим носом был, видимо, в детстве забит и в группе ни с кем не знался. Он попался на воровстве кормов.
Рагушенский мог отправить дело в суд, но поступил иначе. Он пригласил родителей Боровика и устроил общее собрание. Курсанты высказывались резко в адрес курсанта и родителей. Мать явно испугалась такого исхода и задала президиуму смешной вопрос: «А нельзя ли вместо моего сына кого-нибудь другого посадить?». В зале все громко рассмеялись. После собрания Боровика никто больше не видел.
Свиней все же вырастили. Накануне праздника Великого Октября Рагушенский распорядился заколот самую большую и сварить студень для личного состава. Начальник продовольственной службы Шпак в этот день дежурил по училищу. Свинью забили рабочие продслужбы, отрезали ножки на холодец и положили на козлы для обработки паяльной лампой. Во время обработки свинья вдруг завизжала, сорвалась с козел и бросилась бежать без копыт. На шум выбежал Шпак. Он быстро оценил обстановку и одним выстрелом из пистолета ТТ прекратил страдания бедного животного. Из окон аудитории на третьем этаже курсанты с интересом наблюдали всю процедуру. Кто-то смеялся, кто-то сочувствовал. С этого момента Шпака стали называть «Свинобоем», хотя студень всем очень понравился.
Капитан Шпак не отличался высокой культурой. Окончив Военно-морское хозяйственное училище перед самой войной, он несколько месяцев пробыл на фронте, получил ранение, а затем служил в тыловых частях. Из наград у него были медали «За Отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда» и орден «Красной Звезды» - за выслугу лет. К курсантам Шпак относился равнодушно. От него можно было услышать фразу: «Дайте мне лошадь или двух курсантов». Из сказанного можно было сделать один вывод: два курсанта по силе соответствовали одной лошади.

В январе 1949 года полковника Галиченко сменил подполковник Свирин Петр Николаевич. Были созданы первичные партийные организации в четырех подразделениях: учебном отделе, ОМО, Судоводительском и Судомеханическом отделах. Выборные органы комсомола были организованы в учебных ротах и группах. Политический отдел Ленинградского военного порта признал такую структуру правильной.
Однако, работа партийной и комсомольских организаций не была направлена на повышение уровня успеваемости и работу служб обеспечения. Проверка состояния учебного процесса и материально-технического обеспечения офицерами управления Тыла ВМС весной 1949 года выявила ряд серьезных недостатков: в частности низкую текущую успеваемость, отсутствие отработанной методической документации, нехватку помещений для классов, учебных лабораторий и мест для проживания курсантов. В заключительном документе комиссии расписались: капитан 2 ранга А.А.Елацков и подполковник П.Н. Свирин.



1.5. Корпус № 3
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Учебный корпус № 3 был собран из деревянной казармы постройки 1939 года, перевезенной с территории дворца Меншикова. Корпус разобрали и перевезли на территорию училища, сделали фундамент и вновь собрали. В нем поместили управление училищем, службы обеспечения и классные помещения на оставшихся площадях. Корпус просуществовал более 50 лет. В 1991 году на основании акта технической комиссии здание было признано негодным к эксплуатации и списано с баланса училища.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Работу по разборке здания выполняли курсанты 13 группы Судомеханического отдела под руководством прораба Грибкова. Они разобрали крышу и столкнулись с многочисленными печами, сложенными из огнеупорного кирпича. Требовалось убрать трубы и воздуховоды. Кто-то из курсантов предложил начать разборку снизу, т.е. выбить кирпичи с нижнего этажа, после чего труба и воздуховоды должны были свалиться самостоятельно. Прораба Грибкова рядом не было. На втором этаже курсант ломом отбивал последний венец кирпичей. Из отверстия летела сажа, которая покрывала лица курсантов и мешала дышать. Казалось, что труба должна уже рухнуть, но она мертво стояла. Последний удар лома привел к обвалу всей конструкции. Кирпичи водопадом летели в комнату, заполняя пустое пространство облаком пыли и сажи. На втором этаже образовалась груда кирпича.
Последние две трубы слетели аналогичным образом. На грохот от обваливающихся труб и столб пыли слетелись местные милиционеры. Вскоре появился и прораб Грибков, который успокоил представителей власти. Курсантам 13 группы объявили благодарность и помыли в бане на транспорте «Тиина». Рагушенский сделал выговор Грибкову за недостаточное внимание к соблюдению правил техники безопасности. Через два дня курсанты отбили внутреннюю штукатурку, освободили стены от дранок и под руководством Грибкова подетально отмаркировали венцы. Часть венцов оказалась гнилой и не годилась для постройки. Сгнившие бревна тщательно измерили и отрядили отделение курсантов на заготовку новых.
В середине июля 1949 года курсанты 11 и 12 групп разобрали и перевезли здание на территорию училища. К этому времени под руководством начальника КЭЧ Горбунова была произведена разметка и закладка фундамента. Оставалось только собрать здание.
На строительстве с большим энтузиазмом работали курсанты первого набора. По возрасту, они были старше курсантов третьего набора на 7 – 8 лет, а Виктор Волынец был 1922 года рождения. Во втором наборе еще было заметно количество переростков. В третьем же наборе число бывших школьников составляло уже большинство. Старанием командования в училище был установлен строгий уставной порядок. Между старшими и младшими не было никакого антагонизма. Отношение командования ко всем курсантам было одинаковым.
Деревянное здание корпуса № 3 простояло более сорока лет, после чего было списано как не пригодное к дальнейшей эксплуатации. На самом деле здание имело право на существование. Однако никто не хотел заниматься его ремонтом. В нем устроили склад коммунально-эксплуатационного отдела, а затем начали «раздевать», снимать обшивку, бить стекла и, совершать другие варварские действия. В конце концов, дом подожгли и он сгорел.


13 группа Судомеханического отделения.

Весной 1948 года в трех школах юнг КБФ (Выборгской, Рижской и Тильзитской) прошли выпускные экзамены и распределение на суда вспомогательного флота. 17-18 мая семнадцатилетние ребята были зачислены в штат. Школы юнг давали среднее образование и подготовку по специальностям – машинисты паровых машин, кочегары, мотористы, рулевые-сигнальщики.
Утром 17 мая уже бывшие юнги Алепко, рулевые Тихонов и Юров получили предписание прибыть на гидрографическое судно «Ижора», стоявшее в Кронштадте. Грачев – на небольшой пароходик «Инженер», который находился на берегу Ораниенбаумской гавани.
Из Выборга в Кронштадт дошли на пассажирском пароходике «Краснофлотский». Дойдя до рейда, пароходик завернул в Ораниенбаум, чтобы высадить пассажиров, не имеющих пропуск в Кронштадт. На всем протяжении пути с палубы никто не уходил. Скромный сухой паек дожевывали на корме и все смотрели, смотрели и смотрели, запоминая маршрут, по которому вскоре придется ходить в море. На Большом Кронштадтском рейде на траверзе Толбухина маяка катерный тральщик типа КМ выполнял учебные стрельбы из крупнокалиберного пулемета ДШК по буйку. Короткие очереди резали слух. Вскоре стрельба прекратилась, катер лег в дрейф. Отвалившая от борта шлюпка направилась к буйку осматривать результаты учебной стрельбы.
На пассажирской пристани матрос, вооруженный винтовкой, тщательно проверил документы и предписания. Сопровождавший молодых моряков капитан-лейтенант, решил показать город. Он провел по чугунной мостовой на Якорную площадь, показал памятник адмиралу С.О.Макарову. Гостиный двор поражал своей изящной архитектурой. Несмотря на разрушения вызванные бомбежками города, дома в центральной части выглядели вполне ухоженными. Поражало изобилие военных и полувоенных людей различного возраста. Казалось, что война недавно закончилась, но город находится на военном положении. Петровский док работал. Первыми от ворот стояли четыре бронекатера с красивым развалом носовых шпангоутов, впечатляющими 85 мм орудиями в танковых башнях и парой пулеметов ДШК по обеим сторонам боевой рубки.
На проходной Морзавода опять проверили документы. Женщина с револьвером в кобуре куда-то позвонила и всех пропустили на территорию, показав куда идти дальше. Вдоль причальной стенки стоял знаменитый линкор «Марат». Отсутствие носовой части позволяла рассмотреть всю его конструкцию вплоть до второй башни главного калибра. Кормой к стенке стоял трофейный немецкий крейсер, переименованный в «Адмирал Макаров», рядом с ним минный заградитель «Марти», весь борт которого был в сплошных заплатках. Дальше стояли эсминцы.
«Ижора» стояла у пирса для гидрографических судов. Рядом с ней – минный заградитель «Ристна» - большой колесный пароход с длинной историей.
Командир и старший механик оказались в отпуске. Молодое пополнение встретил молодой лейтенант. В этот же день поставили на довольствие и распределили по кубрикам. Так начались трудовые будни на полувоенном гидрографическом судне. Каждый вечер лейтенант приказывал спустить за борт шлюпку «четверку» и гонял на веслах по гавани по седьмого пота. После того, как было изучено устройство шлюпки, назначение предметов снабжения и отработан спуск и подъем шлюпки на ботдек, лейтенант лично организовал хождение под парусами. Таким образом, в течение месяца из вольнонаемных пацанов вполне приличных моряков.
В 20-х числах июня лейтенант собрал все новое пополнение и объявил, что они отзываются в распоряжение начальника Мореходного училища ВМС в Ораниенбаум для сдачи вступительных экзаменов.
В июне 1948 года в училище для поступления начали прибывать юнги из разных школ. Из Рижской – машинисты Грачев, Кузьменко, Моисейцев, Парфенов, Халтурин, рулевые: Ксенофонтов, Копьев, Склизков, Стариков, Степанов, Тихонов, Харахонов, Юров и будущие механики: Алепко, Козлинский, Александров. Из Тильзитской: Балашов, Вишняков, Кондрашов, Модин, Музыка, Пройдин, Швецов, Шебеко. Из Выборгской: Антипов, Буторин, Волков и др.
Школы юнг готовили младших специалистов плавсостава для судов вспомогательного флота и гидрографии по специальностям машинист паровых машин и рулевой сигнальщик. Юнги имели хорошую практическую подготовку, умели обращаться с металлом и ходить на шлюпке. Такой контингент вполне устраивал придирчивую приемную комиссию. Однако не всех из юнг зачисляли в курсанты. Первый заслон ставила медицинская комиссия, второй – экзаменационная и третий – мандатная. Юнги обеспечивались бесплатным пайком и деньгами на проезд.
Нагловатых ребят в матросских форменках с полинявшими гюйсами и брюках клеш быстро ставили на место, делая скидку на знания и возраст. Командир роты нового набора старший лейтенант Грухин дневал и ночевал в подразделении, присматриваясь к кандидатам. Ему не нравилось, когда юнги обращались к начальнику строевого отдела подполковнику Улыбину не по команде. Таким наглецам светила гауптвахта сроком на 10 суток или отчисление.
Игорю Алепко, окончившего школу юнг с отличием, сдавать экзамены не требовалось. Вкусив в Кронштадте на гидрографическом судне «Ижора» романтики флотской жизни, он не особенно стремился снова сесть за парту и постигать науки. Он решил, что не пройдет медкомиссию и без скандала вернется на свой пароход, с которого чуть-ли не за ухо его вывел и отправил в училище старший машинист Миша Шохтов, разбитной и веселый одессит.
Болтаясь по Меншиковскому парку, Игорь вспомнил, что в Ленинграде живет его отец и решил его навестить. После развода с матерью в 1935 году они не встречались. Причину разрыва отношений с отцом мать никогда не называла, и Игорю очень хотелось его навестить. Командир роты Грухин не имел права отпустить кандидата самостоятельно в город и посоветовал обратиться к начальнику строевого отдела подполковнику А.Улыбину. На просьбу Алепко Улыбин ответил резким отказом: «Вот станешь курсантом, тогда и будешь в увольнение ходить». Игорь оказался не из трусливых и потребовал вернуть документы и вернуть на свое судно. «Как ты разговариваешь с подполковником? Вот тебя сейчас посажу на 10 суток, а после возвращения поговорим», - ответил Улыбин. Во время разговора в столь резком тоне Алепко заметил, как искажается лицо подполковника. Позднее Игорь Алепко узнал, что во время войны Улыбин получил контузию, которая навсегда лишила его возможности улыбаться.
Тем не менее, через час старший лейтенант Стасевич вручил Алепко увольнительную записку и вскоре сидел в вагоне паровичка, совершавшего рейсы между Ораниенбаумом и Ленинградом.
Прошло два года. Алепко встретился с Улыбиным и напомнил ему об инциденте, на что подполковник ответил: «Курсант, за вами должок. Вы еще не отсидели обещанные мною 10 суток».
После сдачи экзаменов всех Тильзитских и Рижских юнг, зачисленных в училище, отправили в Усть-Рудицу на заготовку сена. Сено было необходимо для лошадей, которые использовались в качестве гужевого транспорта. Экспедицию возглавлял майор Брук. Курсантам выдали косы, один брусок на троих для заточки и отправили в поле. Трудились по шесть часов день. Вставали засветло. Первыми уходили косцы, за ними курсанты, которые ворошили сено. Пищу готовили на костре, а спали в деревянном сарае, чудом сохранившемся после войны. Брук предупредил курсантов, чтобы не ходили по незнакомым местам. Кое-где еще сохранились противопехотные мины, валялось брошенное оружие и военная техника.
Из абитуриентов и бывших юнг были сформированы четыре учебные группы: 10-я – судоводители (штурманы), 11 и 12-я – будущие механики дизелисты и 13-я – паросиловики. Специалисты по паросиловым энергетическим установкам были востребованы потому, что большинство новых и старых буксиров ходили на угле.
В 13-й группе оказалось 30 человек. Кроме рижан добавились Константин Кондрашов из Выборга и Станислав Паромов из Архангельска. Остальные ребята были набраны из числа бывших школьников, которые не нюхали моря.
После завершения первого полугодия курсанты получили двухнедельный отпуск. Не все разъехались по домам. Многие остались в училище – ехать было некуда. Начальник училища как обычно предложил мудрое решение. Курсантов оставить на котловом довольствии и, чтобы не болтались зря привлечь к несению дежурной службы, а тех, кто желает отправить либо в Мартышкино, либо в Усть-Рудицы на второстепенные работы. Мысли о том, что кому-то надо сбежать в голову не приходили. Воспитание и обучение строилось на доверии старших младшим. Этим положением курсанты очень гордились.
После отпуска у механиков появился новый предмет – технология металлов. Его вел бывший металлург-доменщик. Он интересно излагал не очень интересные вещи про руду, кокс, работу доменной печи, мартеновский и бессемеровский процессы производства металла. Все это как-то не вязалось с будущей профессией судового механика. Тем не менее, процессы литья, закалки и прокатки металла до получения листовой стали многие курсанты запомнили хорошо. Мужчина не был навязчив в своих размышлениях, излагал свои мысли просто и доступно. Именно это и нравилось курсантам.
Весной, после экзаменов за 1-й курс из училища бежал Костя Кондрашов, решивший, что учиться ему не под силу. Костю задержали, судили и дали год тюрьмы за кражу обмундирования, которое было на нем. Несмотря на 1949-й год в стране еще действовали законы военного времени, и Косте могли приписать дезертирство. Костя попался на вокзале. Военный патруль арестовал мальчишку во флотской форме и доставил в комендатуру. После выяснения личности, его пытались отправить обратно в Ораниенбаум, но он категорически отказался и поэтому попал в эту историю.
Л О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ (Краткий исторический очерк)
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Содержание:

Введение

Глава I. Создание училища
Глава II. Становление учебного процесса
Глава III. Учебная база вспомогательного флота ВМФ
Глава IV. Совершенствование ЛМУ ВМФ
Глава V. Развитие Вспомогательного флота
Глава VI. Образование морского колледжа
Глава VII. Перелом
Глава VIII. Катастрофа
Глава IX. Что потеряли, и что нашли?
Глава X. Шестьдесят пять лет спустя
Приложение:
-командный состав ЛМК ВМФ
-судоводительский цикл;
-судомеханический цикл;
-радиотехнический цикл;
-электромеханический цикл




Введение

Ломоносовское Мореходное училище ВМФ (в настоящее время Ломоносовский морской колледж ВМФ) создавалось в тяжелых послевоенных условиях. Страна нуждалась в квалифицированных специалистах во всех направлениях жизни и деятельности государства. В октябре 1946 года отдел плавсредств и гаваней был выведен из состава Главвоенпорта и переименован в Управление вспомогательных судов и гаваней (УВСГ) с подчинением начальнику Тыла ВМС СССР. На флотах и флотилиях были созданы отделы, которые сокращенно назывались ОВСГ. В состав отделов на каждом флоте вошли бригады и дивизионы судов, задача которых состояла в обеспечении боевых кораблей транспортными операциями по доставке топлива, продовольствия, воды, вооружения.
Флот обеспечения состоял из разношерстных судов оставшихся после войны и полученных по репарации немецкого флота. В состав УВСГ входили как военные, так и гражданские специалисты (вольнонаемный состав). Многие судоводители и судомеханики, несмотря на огромный жизненный опыт, не имели достаточных знаний для дальнейшей работы на судах обеспечения. Именно поэтому у командования ВМФ возникло предложение создать специализированное учебное заведение, дающее хорошую специальную подготовку.
Учитывая опыт прошедшей войны, командование понимало, что будущие капитаны и судомеханики должны представлять собой резерв, который может быть призван для службы на военные корабли. С этой целью в состав учебного заведения был включен Военно-морской цикл, который имел право после стажировки на боевых кораблях представлять выпускников к воинскому званию техник-лейтенант.
В результате в Ломоносове (Ораниенбауме) было создано единственное в СССР (Российской Федерации) учебное заведение гражданского профиля, ориентированное на морские транспортные перевозки в интересах Военно-морского флота.
За 65 лет своей деятельности Ломоносовской Морской колледж подготовил тысячи специалистов для Вспомогательного флота ВМФ, который не потерял своей актуальности и в настоящее время. О том, как происходило формирование училища, и подготовка специалистов кратко изложено в данном историческом очерке.
В работе над текстом участие принимали:
Алепко Игорь Григорьевич – выпускник 1953 года;
Маина Владимировна Матузко – начальник Общетехнического цикла;
Савкина Тамара Георгиевна – бывший методист училища




ТОРЖЕСТВЕННОЕ И КЛЯТВЕННОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО

Лиц, работающих по вольному найму в частях, учреждениях и заведениях ВС СССР

Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, поступая по вольному найму на службу на службу в Вооруженные Силы СССР, торжественно и клятвенно обязуюсь строго хранить военную и государственную тайну, соблюдать все установленные законом и военными властями порядки, добросовестно и честно выполнять все возложенные на меня обязанности.
Я обязуюсь все приказы и распоряжения моих прямых начальников выполнять в точности и аккуратно, наряду со всеми военнослужащими
Я обязуюсь добросовестно и неустанно изучать и совершенствовать порученное мне дело в интересах развития и укрепления Вооруженных сил Союза ССР.
Я обязуюсь всемерно беречь военное и народное имущество и до конца быть преданным своему народу, Советской родине и Советскому правительству.
За нарушение этого моего Торжественного и клятвенного обязательства я заслуживаю суровой кары советского закона и презрения трудящихся.

Утверждено Указом Президиума ВС СССР от 10 июня 1947 г.




Ломоносовский Морской колледж имеет З Н А М Я. Знамя есть символ чести, доблести и славы. Оно является напоминанием каждому военнослужащему, курсанту, вольнонаемному персоналу о его принадлежности к Военно-морскому флоту Российской Федерации.


""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


27 апреля 1946 года заместитель Главнокомандующего ВМС адмирал флота И.С.Исаков подписал приказ о формировании Мореходного училища Военно-Морских Сил для подготовки командного состава судов вспомогательного флота. Местом дислокации был выбран город Ораниенбаум.




ПРИКАЗ

Главнокомандующего Военно-морскими силами СССР

27 апреля 1946 г. г. Москва № 23

Содержание: О формировании мореходного училища ВМС по подготовке кадров командного состава для вспомогательных судов ВМС.
1. Учитывая потребности в командных кадрах специалистов штурманов, механиков и гидротехников для вспомогательных судов и гаваней ВМС, и руководствуясь Постановлением Государственного Комитета Обороны № 9700сс от 24 августа 1945 года, сформировать к 1 сентября 1946 года Мореходное училище ВМС.
2. Установить, что Мореходное училище является средне-техническим учебным заведением ВМС закрытого типа с 4-х летним сроком обучения.
3. Подчинить Мореходное училище начальнику Управления Кадров вольнонаемного состава ВМС.
4. Утвердить следующие профили подготовки в Мореходном училище ВМС с контингентом на 1946 год:
а) судоводительская специальность – 50 человек;
б) судомеханическая специальность – 75 человек:
- судовых паросиловых установок – 50 человек;
- судовых двигателей внутреннего сгорания (дизелистов) – 25 человек.
в) гидротехническая специальность – 25 человек.
……………………………………………………………………………………………………..
12. Укомплектовать штат Мореходного училища руководящим, преподавательским и обслуживающим составом.


Заместитель ГК ВМС Адмирал флота И.Исаков



Глава I. Создание училища

1.1. Они были первыми

Здание Ломоносовского морского колледжа ВМФ вытянулось вдоль улицы Красного Флота. Улица возникла в конце XIX века и была названа в честь владельца дачных участков И.П.Илимова. В план Ораниенбаума улица вошла только в 1918 году. До этого времени на восточной части улицы были построены отдельные деревянные дома, окруженные огородами местных жителей. Узкая дорога, выходящая вдоль естественного оврага к Дворцовому проспекту, послужила прообразом будущей магистрали, в которой нуждался развивающийся город. Именно здесь на перекрестке с Александровской улицей в конце 30-х годов было построено трехэтажное каменное здание для гидротехнического отдела Балтийского флота. Здание сгорело во время войны, но именно оно послужило основой для создания военного городка, который в дальнейшем был застроен зданиями ЛМУ ВМФ.

В конце сентября 1946 года инженер-капитан 1 ранга Рагушенский Е.Ф.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


получив предписание о назначении начальником Мореходного училища ВМС, попрощался с товарищами по службе в Москве и направился в Ленинград. Ему хотелось прибыть немного раньше срока, проставленного в предписании, чтобы познакомиться с обстановкой, представиться командованию Тыла КБФ, командиру Ленинградского Военного порта и познакомиться с руководством Морской инженерной службы (МИС). Вместе с ним приехали: майор интендантской службы Абельян Г.Б., назначенный начальником материально-технического отдела и капитан интендантской службы Гоцуляк И.К. - начальник финансовой службы. Рагушенского принял начальник Тыла КБФ генерал Москаленко Митрофан Иванович, который сообщил, что под формируемое училище передали трехэтажное каменное здание, разрушенное в период войны и ранее принадлежавшее конторе по ремонту гидротехнических сооружений КБФ. Силами УНР-82 здание начали восстанавливать под учебный корпус. Вместе с офицерами в Ленинград прибыл старший матрос Ярцев Н.А. – старший писарь еще не существующего строевого отдела и повар Е.А.Филимонова.
Приказ № 1 от 1 октября 1946 года гласил: «В исполнение обязанностей начальника Мореходного училища ВМС, формируемого в г. Ораниенбауме, вступил».
19 октября 1946 года приказом Морского министра было утверждено штатное расписание, которое предусматривало организационную структуру будущего училища: наличие управления и учебных отделений. Численность военнослужащих предусматривалась 26 человек, вольнонаемных – 142, курсантов – 325. Училище подчинялось начальнику отдела Труда и Кадров ВМС.
Приказ № 2 от 29 октября 1946 года свидетельствовал, что капитан 1 ранга Рагушенский Евгений Федорович, вступил в должность начальника училища на основании приказа ГК ВМС № 01278 от 29.10.1946 г.

Евгений Федорович Рагушенский 1893 года рождения, русский, член ВКП(б) в 1917 году окончил Петроградское Мореходное училище и получил специальность судового механика. В том же году его направили в Школу унтер-офицеров, которую он успешно окончил, получив образование военного моряка. Служить в царском флоте довелось не долго. Началась Гражданская война. Молодой моряк принимал участие в подавлении Корниловского мятежа, участвовал в ледовом переходе кораблей Балтийского флота из Хельсинки в Кронштадт в 1918 году. Потом судьба закинула его на юг на Азовскую флотилию, где он исполнял обязанности инженер-механика Мариупольского военного порта. 20-е годы были полны перемен, требовались специалисты-механики. С 1921 по 1926 год он исполнял обязанности помощника начальника отдела маячной службы Черного моря. В 1927 году он заведовал мастерскими, а в 1931 уже был в должности начальника производственно-планового отдела Гаваней и портов Черного моря. Командующий Черноморским флотом Иван Кожанов и начальник Севастопольского порта Константин Душенов относились к Рагушенскому как к грамотному специалисту. В 1933 году Евгения Федоровича направили на учебу в Военно-транспортную академию РККА, которую он успешно окончил в 1937 году. Выпускников академии ценили. Воинское звание – военный инженер 1 ранга Рагушенскому было присвоено в 1938 году. Евгений Федорович окончил факультет путей сообщения и специализировался по морским гаваням, поэтому его назначили в строительное управление РККФ. В 1940-м году в связи с переаттестацией офицерского состава ему присвоили воинское звание инженер-капитан 2 ранга. Обосновавшись в Москве, Рагушенский служит в Наркомате ВМФ в должности инженера по гаваням, а с 1941 года становится главным инженером. В 1941 году образуется Управление вспомогательных судов Тыла и гаваней ВМС. Работы много. С началом войны потеряны военные порты на Балтике и Черном море. Рагушенский ездит в командировки на Север, где строится порт на Северной Двине и принимает участие в его оборудовании для приема судов прибывающих из Англии и Америки. В 1943 году его назначают Главным инженером управления ВС и Г и присваивают звание инженер-капитан 1 ранга. Евгений Федорович гордился не столько орденами «Красной Звезды» (1943), «Отечественной войны» (1946), сколько медалью «XX лет РККА», которую он получил в 1938 году. Орденами «Боевого Красного Знамени» (1944) и «Ленина» его наградили за выслугу лет.
9 декабря 1946 года прибыл заместитель начальника училища по политической части капитан 2 ранга Козлов Марк Федорович, 1901 года рождения, член ВКП(б), образование высшее. Училище создавалось как среднетехническое учебное заведение закрытого типа с четырехлетним сроком обучения. В истории военных учебных заведений нечто похожее уже было. Морское училище, которое до революции готовило офицеров флота России, тоже было средним и закрытого типа.
С самого начала деятельности ЛМУ Рагушенский установил строгий уставной порядок. На всех курсантов в полной степени распространялись требования общевоинских Уставов, вплоть до наказания с содержанием на гарнизонной гауптвахте. Особенно нетерпимо Рагушенский относился к различным утратам и разбазариванию социалистической собственности.
В ноябре 1946 года училищу передали деревянный дом, который стоял на Ленинской улице под № 16. С домом решили не спешить, потому что требовалось заниматься набором курсантов, поиском преподавательского состава и искать место для проведения учебных занятий. Такой дом нашли на Александровской улице. Он не сохранился и сгорел в 2008 году.

1.2. Формирование управления

В конце января 1947 года в училище для прохождения службы прибыли: майор медицинской службы Симанков Василий Афанасьевич, инженер-капитан 2 ранга Елацков Алексей Алексеевич, инженер-майор Фридлянский Залман Гелимович, подполковник Г.В.Панго, подполковник Н.К.Алексеев, капитан И.П.Коробко. Прибывших офицеров и преподавателей размещал комендант Федоров М.Ф., который вел домовую книгу в доме 16/1 по улице Ленинская.
Инженер-капитан 2 ранга А. Елацков, назначенный начальником учебного отдела, немедленно приступает к организации учебной части, хотя еще нет учебного корпуса. С этого момента Алексей Алексеевич становится правой рукой Е. Рагушенского. В училище образуются три самостоятельных отдела: Судоводительский, Судомеханический и Гидротехнический. Самым многочисленным по числу планируемого набора курсантов должен стать Судомеханический отдел, который обязан готовить специалистов по паросиловым установкам и двигателям внутреннего сгорания. Первым начальником Судомеханического отдела становится инженер-майор З.Г.Фридлянский.
Заведующим электромеханическим циклом вольнонаемный инженер-механик Е.Н.Никифоров. В командование Гидротехническим отделом вступает подполковник Николай Кириллович Алексеев. Преподаватель цикла ВМП подполковник Г.В Панго., временно назначается на должность начальника строевого отдела.
Начальник учебного отдела инженер- капитан 2 ранга Елацков Алексей Алексеевич, 1912 года рождения, окончил ВВМИУ им Дзержинского в 1937 году, начал службу на ТОФ в должности командира БЧ-5 подводной лодки «М-16». В 1938 году его назначили преподавателем Учебного отряда подводного плавания ТОФ. Во время войны командовал ремесленным училищем плавсостава Тыла ТОФ. Награжден медалью За боевые заслуги, двумя орденами Красной Звезды и орденом Красного Знамени за выслугу лет (1953). Инженер-капитан 1 ранга с 15 июля 1950 года, уволен в запас по болезни в 1959 году. (фото)
Начальники отделов под руководством А.Елацкова приступают к разработке учебных программ. Особое внимание уделяется учебной практике. Опыт работы, полученный Елацковым в учебном отряде во время службы на ТОФе, позволяет создать примерную структуру управления учебным процессом.
В середине марта в училище прибыло очередное пополнение офицеров: капитан 2 ранга С.С.Савин, капитан-лейтенант Д.Ф. Муленко, подполковник и/с Д.С.Петухов– начальник продовольственной службы и старший лейтенант Н.А Грухин. 9 апреля прибывает подполковник Улыбин Андриан Степанович и вступает в должность начальника строевого отдела.
Капитан 2 ранга С.Савин возглавил цикл Военно-морской подготовки. Первыми преподавателями в состав цикла вошли подполковник Г.Панго и капитан-лейтенант Д.Муленко. Рагушенский распорядился найти и подготовить базу для размещения плавсредств училища. Савин направился в Ленинград на прием к командиру Ленинградского военного порта. Мореходному училищу выделили место в Шлюпочном канале порта Ораниенбаум, которая не была занята военными кораблями. Оставалось найти плавсредства.

Савин Сергей Степанович 1909 года рождения, русский, член ВКП(б). Окончил ВВМУ им М.В.Фрунзе в 1931 году штурманский факультет, назначен на Тихоокеанский флот. Занимал должности командира торпедного катера, звена, начальника штаба дивизиона. Находясь на учениях в заливе Де-Кастри, один из торпедных катеров дивизиона налетел на риф и получил пробоину. Савина отдали под суд и уволили из РККФ. В 1939 году судимость сняли, призвали на флот и направили на Черное море. С 1940 года начальник штаба, а затем командир дивизиона ТК. В 1944 году он был назначен в состав союзной комиссии по разделу Румынского флота. Награжден орденами Красной Звезды, Красного Знамени, Отечественной Войны I степени и орденом Ленина (1953). Капитан 1 ранга с февраля 1948 года. С 1952 года – начальник Учебного отдела и заместитель начальника ЛМУ ВМС. Умер 29 мая 1957 года.

16 апреля 1947 года приказом начальника училища № 121 в состав Мореходного училища был зачислен бывший эстонский пароход (военный транспорт ВТ-557) «Тиина», который стоял в гавани Ораниенбаумского военного порта. Транспорт был построен в 1898 году в немецком городе Киль, прошел две войны, чудом избежал гибели и впоследствии был переоборудован в танкер. Капитаном транспорта назначили капитана дальнего плавания Каврайского Михаила Анатольевича из УВСГ Балтийского флота. Капитан и экипаж транспорта были подчинены начальнику цикла ВМП капитану 2 ранга С.Савину. Экипаж состоял в основном из кочегаров. Старый пароход для плавания не годился. На нем работал только один вспомогательный котел, поэтому часть помещений приспособили под общежитие вольнонаемного состава, назначили кока и уборщицу. Для проведения летней практики командование Лен. ВМБ выделило несколько шлюпок, которые переправили в Шлюпочный канал, и паровой катер «К-85». Начальником плавсредств назначили мичмана С.В. Рябова.
К началу апреля 1947 года на довольствии в училище стояло 14 офицеров. Начальника МТО майора и/с Г.Абельяна сменил подполковник В.Д. Грустан. Абельян имел квартиру в Москве и не хотел оставаться в Ораниенбауме.

Прибыл новый начальник продовольственной службы капитан и/с И.Н.Шпак, заменивший подполковника и/с Д.Петухова, который убыл для дальнейшего прохождения службы в Петергоф для прохождения службы во ВВМУС им. А.С.Попова. Таким образом, костяк управления училищем сложился, и можно было приступать к набору курсантов.

1.3 Первый и второй наборы курсантов

С 12 февраля по 6 марта 1947 года был произведен первый набор курсантов на Судоводительское, Судомеханическое и Гидротехническое отделения. Приемную комиссию возглавил Рагушенский, назначив заместителем А.Елацкова. В состав приемной комиссии вошли: капитан 2 ранга М.Козлов, майор медицинской службы В.Симанков, преподаватель математики Куликов, преподаватель русского языка и литературы Бочарова, представитель Городского отдела народного образования по проверке знаний Конституции СССР - Красавина и представитель Управления Кадров вольнонаемного состава инженер-майор Васильев. Приказом № 131 от 11 февраля 1947 года комиссия должна была закончить работу к 28 февраля. По завершению работы предусматривалось произвести строевой расчет, распределить курсантов по взводам и отделениям и поставить на котловое довольствие.
Кандидатов в курсанты прибыло много. Это были молодые люди из Ленинграда, Кронштадта, Московской области, Севастополя. Из Ораниенбаума заявления подали: Масягин Ю.А., Вачунин В.И., Петров Е.П., Иванов П.С., Мазепа И.Е. Среди курсантов первого набора преобладали демобилизованные участники Великой Отечественной войны (Андреев, Бибиков, Вицко, Волынец, Кособрюхов, Кукушкин, Сальников, Рагушенский и др.) Многие абитуриенты имели по нескольку боевых орденов. По результатам работы мандатной комиссии сформировали две учебные роты. Первая рота Судоводительского отдела состояла из двух взводов (групп) в количестве 46 человек. Вторая рота Судомеханического отделения состояла из взвода курсантов паросиловиков и взвода будущих специалистов по двигателям внутреннего сгорания. Подготовительная группа стала пятой по счету. Общее число судомехаников составило 47 человек. Командиром первой роты временно назначили начальника плавсредств мичмана Рябова, а второй роты - начальника Судомеханического отдела инженер-майора З. Фридлянского. Помощников командиров взводов нашли из числа курсантов, прошедших военную службу. Курсанты того времени не были похожи на нынешнее поколение. Это были взрослые люди, которые знали войну не понаслышке. В Мореходку пришли юноши, которые прошли артобстрел, бомбежку и голод. Виктор Волынец 1922 года рождения был самым старшим по возрасту в группе. Старшина роты Андреев имел звание младшего лейтенанта. Во время войны он командовал самоходным орудием и был награжден тремя орденами Красной Звезды. Рассматривая старые фотографии, можно увидеть лица Авербуха, Базияна, Бродского, Гомана, Гмызова, Гусакова, Гулюкина, Дараган, Деревянко, Дробышевского и других молодых людей, которые решили связать свою судьбу с морем.
Образовавшийся недобор в количестве 21 кандидата решили прикрыть подготовительной группой, которая предусматривалась приказом ГК ВМС № 23 от 7 апреля 1946 года. Кандидаты в курсанты имели образование 7, 8 и 9 классов. За время войны молодые люди забыли то, чему их учили в школе. Начальник учебного отдела А.Елацков считал, что с такими знаниями нельзя допускать кандидатов к изучению специальных дисциплин. Подготовительная группа была сформирована 18 апреля 1947 года. По учебному плану курсанты группы изучали математику, русский язык и литературу, Конституцию СССР, физику, химию и английский язык. К занятиям были привлечены учителя средней школы, которых нашли в Ораниенбауме: В.А Бренев. – физика; М.К. Дьяконов и В.П Карпова – история СССР; Пекарская – математика.
Кроме общеобразовательных дисциплин, будущим курсантам следовало пройти общевойсковую подготовку, изучить Уставы, привить навыки морской практики. После завершения учебы в подготовительной группе предполагалось провести экзамены и зачислить кандидатов курсантами училища. Задачи морской практики решал цикл ВМП. Подполковник Г.Панго и капитан-лейтенант Д.Муленко занимались с курсантами навигацией, изучением устройства шлюпки, учили вязать морские узлы и т.п.. Строевые занятия проводили командиры рот. Они же преподавали общевоинские Уставы и оружие.
Муленко Дмитрий Федорович зачислен на должность преподавателя военно-морского дела 15 марта 1947 года на основании приказа ГК ВМС № 01553 от 31.12.1946 г. Он поступил на службу в РКККФ в 1933 году. Окончив Военно-морское артиллерийское училище имени ЛКСМУ, Дмитрий Федорович направился на Дальний Восток, где был назначен на должность командира береговой батареи. В 1938 году ему присвоили звание лейтенант и направили на монитор «Свердлов». Войну Дмитрий Федорович встретил на канонерской лодке Амурской флотилии. Рисовать он начал с детства. Сначала были простые зарисовки природы, людей, животных. Потом в альбоме появились люди, артиллерийские батареи и фрагменты эпизодов с Корейской войны, о которой мы ничего не знали. В ЛМУ Муленко прибыл с должности начальника отдела боевой подготовки «Главамуррыбпрома. Дмитрий Федорович служил преподавателем цикла ВМП, начальником учебно-лабораторного отдела, старшим офицером строевого отдела. Награжден медалью «За боевые заслуги», орден «Красной Звезды» и «Боевого Красного Знамени После ухода в запас, Дмитрий Федорович длительное время остался в училище и работал в должности лаборанта Судоводительского отдела. фото


25 апреля 1947 года приказом начальника училища № 137 впервые был объявлен суточный наряд внутренней службы. Дежурным по училищу назначался офицер. В состав наряда входили: рассыльный, рабочие по камбузу, дежурные и дневальные по ротам. На разводе дежурный по училищу проверял знания обязанностей согласно инструкции. Назначение суточного наряда позволило повысить уровень организации управления учебным заведением. В конце Еленинской улицы рядом с парком был построен деревянный дом, в котором поселился офицерский состав училища вместе с семьями. В настоящее время этот дом снесен как непригодный для проживания.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Подходящего помещения для размещения курсантов еще не было. Рагушенский распорядился временно поселить часть курсантов Судоводительского отдела на транспорте «Тиина». Другим курсантам отвели подвальное помещении арендованного дома в Ораниенбауме и на втором этаже полуразрушенного здания в поселке Мартышкино. Этот дом передали училищу для капитального восстановления под жилые квартиры офицерскому и преподавательскому составу. В июле месяце начальник Училища связи ВМС генерал-майор Зернов М.А. передал капитану 1 ранга Рагушенскому Е.Ф. двухэтажное здание по проспекту Володарского (ул. Еленинская дом 1) под казарму. Училище связи перебазировалось в Петергоф и больше в нем не нуждалось. Евгений Федорович распорядился срочно начать ремонт, планируя к осени переместить всех курсантов в нормальное помещение.
Здание хорошо сохранилось, хотя требовало ремонта. Печное отопление никого не смущало, хотя и требовало заготовки дров, что накладывало дополнительные обязанности на дежурную службу.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Марк Федорович Козлов скучал по политической работе. Партийная организация, состояла из числа 29 членов ВКП(б) и трех кандидатов. Собрания проводились ежемесячно. Повестка дня определялась решениями ЦК ВКП(б). Однако, судя по протоколам, партийные собрания больше напоминали производственные совещания, на которых обсуждались вопросы строительства учебных корпусов училища и сбережения государственной собственности. Козлов часто повторял слова И.В.Сталина: «… Чтобы привести технику в движение и использовать ее до дна, нужны люди, овладевшие техникой, нужны кадры, способные осваивать эту технику по всем правилам искусства …». Должность секретаря партийной организации считалась выборной. Политический отдел Тыла КБФ решил прислать на эту должность своего человека. Им оказался гвардии капитан Н.С.Яковлев. Фактически он стал заместителем Козлова.
После завершения набора курсантов комсомольцы заявили о своем праве образовать свою организацию. На первом собрании комсомольцы выбрали бюро. На учете стояло 143 члена ВЛКСМ. Наличие партийной и комсомольской организаций позволило, насколько было возможно, укрепить дисциплину, обратить внимание на успеваемость и направить энергию молодежи на решение задач, которые ставила партия, правительство и командование училищем.
В мае 1947 года курсантский состав училища был переведен с транспорта «Тиина» и из подвального помещения в летний лагерь в поселке Мартышкино. В летнем лагере жили в палатках. Для курсантов была установлена жесткая воинская дисциплина. Подъем в 7.00, физзарядка, завтрак и 6 часов занятий. После обеда и короткого отдыха курсанты направлялись на хозяйственные работы и восстановление учебного корпуса №1.
Трехэтажное здание было построено в 1939 году. Оно пострадало во время войны и требовало капитального ремонта. Помощь, которую оказывали курсанты военным строителям, давала положительные результаты. К сентябрю 1947 года были восстановлены перекрытия, сделан потолок и возведена крыша. На третьем этаже приступили к отделочным работам, которые были завершены к началу следующего учебного года. В здании предполагалось оборудовать классные помещения и библиотеку. Отделочные работы на первых двух этажах еще продолжались.
27 мая состоялся прием торжественно-клятвенного обязательства 1-й и 2-й рот курсантов. Мероприятие прошло в торжественной обстановке. Инженер-капитан 1 ранга Рагушенский, прозванный курсантами «Батя», поздравил курсантов с вступлением в ряды вспомогательного флота ВМС, пожелал успехов в учебе, отметил успевающих и по-отечески пожурил отстающих.
В июне и июле продолжались учебные занятия на первом курсе. Одновременно проходила шлюпочная практика. Подготовительная группа занималась заготовкой дров на зиму и покосом травы. За отличную заготовку дров 10 курсантов были премированы по 20 рублей каждый. Курсанты первого курса после занятий направлялись на строительные работы. В августе 1947 года в Мореходном училище была проведена первая экзаменационная сессия. Одновременно со сдачей экзаменов прошел второй набор курсантов. Несмотря на требование начальника Управления Труда и Кадров довести численность обучаемых до 300 человек, во втором наборе зачислили только 125 курсантов. При этом общее количество обучаемых составила 229 человек.
К сентябрю 1947 года ремонт казармы был закончен. В нее вселили курсантов.
К этому времени был введен в строй третий этаж учебного корпуса № 1. Курсанты первого набора проживали в части здания прилегающего к Базовому клубу, обращенного окнами к берегу Нижнего пруда. На первом этаже размещался клуб с кинобудкой и радиоузлом, медсанчасть. На втором этаже оборудовали кубрики с двухъярусными железными кроватями и склад вещевого имущества. Жилое помещение курсанты прозвали «Балтийским вокзалом». Сравнение вызывали воспоминания о зале ожидания, где негде было сесть.
31 октября 1947 года Военно-морской министр и министр Высшего и среднего специального образования утвердили Устав Мореходного училища ВМС. Появление Устава позволило узаконить статус Мореходного училища, как полноправного учебного заведения. Училищу был отведен участок земли вдоль улицы Красного Флота. На территории площадью 4,1 гектара предполагалось построить здания и сооружения для обеспечения работы закрытого учебного заведения. Юридически территория была закреплена за училищем решением Ломоносовского горсовета № 25 от 30 января 1975 года. В дальнейшем право на площадь было узаконено много позже приказом командира Лен.ВМБ № 28 только в ноябре 1988 года.
Блог Ровбут Михаила Олеговича - от юнги к судоводителю - продолжение
Это искусство в будущем еще спасет жизнь его семье. Но в те дни результат стал таким удручающим, что пострадавшие курсы и студенты стали устраивать на Олега засады на танцплощадках, в парках и в самом Ленинграде. В Ленинграде жил двоюродный брат, блокадник и фронтовой разведчик, и Олег его часто навещал. Жаль, что он не знал тогда о проживании его близких родственников не только в Ленинграде, но и в … самом Ораниенбауме! Не раз Дик уходил по крышам из города. Мореходка любила Олега и, понимая, что однажды это плохо кончится, большая группа курсантов устроила в Верхнем парке засаду на, жаждущих вендетты, ленинградцев. Все хорошо спланировали, а желанной приманкой стал сам Дикуша. Заманили несчастных в какое-то заброшенное здание в парке и, когда те зашли внутрь, ломоносовцы закрыли двери снаружи. В здании скрывалось до сотни курсантов – на долгую память ленинградцев жестоко выдрали ремнями с бляхами, а Олег дал слово прекратить свою подработку.
Многие годы исторических и социо-психологических исследований рода Олега объяснили все странности его поведения - он оказался генетическим «Отпорщиком», и участие в драках не могло быть и не было характерной, доминантной, чертой его поведения. Может быть, его привлекали такая специфическая «Слава» и «Уважение»? Именно участие исключительно в массовых потасовках дает ключ к пониманию парадокса - Олег был далеким , но очень близким психофизически, потомком Бутадов и как и его предки «нобили», являлся Лидером по ВРОЖДЕННОМУ ПРАВУ и был ОБЯЗАН за предоставленный ему собратьями «высокий общественный статус», за Первенство, ИДТИ ПЕРВЫМ и ПЕРВЫМ ПРОЛИВАТЬ СВОЮ КРОВЬЮ ЗА ВСЕХ, таково ПРАВО и ОБЯЗАННОСТЬ настоящего НОБИЛЯ-ЛИДЕРА.
Изумительные конспекты Дикуши по такелажу, парусному делу, по парусникам получили объяснение не так давно. В ЛМУ долгое время была своя баркентина, на которой курсанты ходили по Балтике со стоянками в Таллинне. У ЛМУ не было сухих доков на зиму и через годы баркентина неизбежно вышла из строя.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Шхуна «ЧАЙКА», учебное судно ЛМУ ВМФ
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Курсанты ЛМУ ВМФ в Кадриорге Таллин, Певческое поле, курсанты- судоводы. ЛМУ ВМФ, 1964

Стажировался Дикуша как круглый отличник всегда в Одессе и Севастополе, в портах Кавказа Поти, Батуми.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Практика на знаменитом буксировочном ледоколе «Волынце» в Кронштадте
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

3-й курс Отъезд на практику – где-то на полустанке
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Коля Андреев стажируется в Мурманске на танкере «Стрельна»
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Практика на «Тюлене» в Таллинне, УВСГ. Флаг закрыл корпус Олега
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Да! Восемь неплохих молодых мужчин стоит на пляже Одессы, и лишь один соответствует «золотому сечению». Хоть сейчас, одевай доспехи и в строй декурионом, рыцарем.
Хранившиеся когда-то фотографии Олега на практике демонстрировали крепких и веселых, дочерна загорелых молодых мужчин на буксирах и на берегу. На одной из не уцелевших фотографий выпускного курса четверо курсантов стояли цепочкой, широко расставив ноги, в закатанных наподобие плавок просторных «штатных труселях , взявшись за руки - в центре Дик. Поверьте, это было достойное зрелище. Мощные ноги Дика, могучий торс с клином широких мышц спины – сегодня так выглядят культуристы, но - то был совершенно натуральный молодой мужчина.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Дик в порту с курсантами разных училищ – выпускной курс
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Одесса пятидесятых

С бандитской Одессой у Дика была связана последняя батальная история. На танцплощадке у моря Дик безбоязненно флиртовал с лучшей барышней, не замечая, как вокруг него стягиваются странные и мутные личности – девочка то «принадлежала» какому-то авторитетному блатному. Дика тихо оттеснили и вывели к обрыву у моря. Друзья-курсанты на тот момент еще ничего не поняли и не заметили. «Урка», играя перышком перед товарищами, не оставлял Дику другой альтернативы как прыгнуть вниз с приличной высоты на камни, что последнего как-то не устраивало . Улучшив момент, Дик прилично врезал урке по физиономии и тот, уронив нож, схватил огромный камень и в ярости кинулся на Дика…, еще незная, что имеет дело с профи. Старый как жизнь борцовский прием привел к тому, что отморозок, перелетев свою жертву, серьезно разбил лицо о свой же камень. Остальные бандючата опешили, и тут подоспели курсанты. Особенно отличились лихие кочегары - у кочегаров, пардон – специалистов по паросиловым установкам, слабаки редко встречались. У некоторых даже были на ремнях ненормативные небольшие молоточки с цепочкой, как палаши у курсантов высших мореходок …
Через некоторое время курсанты и Дик посетили еще раз ту танцплощадку и были удивлены с каким подобострастием те местные хулиганы и их лидер-урка, со свежим шрамом через лицо, к ним отнеслись – «неодолимую силу», Рабуту или Ровбуть, они особенно уважают.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Ботанический сад в Батуми

В Поти у курсантов была популярной шутка над эмоциональными местными обывателями - их легко доводили до каления одним и тем же вопросом …: « Как проехать в ботанический сад Очамчира?» Абхазы тряслись от злости и орали: « В Очамчира нет! Ботанического сада! Сад в Батуми!!!!» Видно их доставали этим вопросом постоянно русские ребята. Все курсанты ржали и убегали.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Два друга с погонялами «Дикуша» и «Пашка»
Его породистый нос был неудобным подарком родителей в драках и на ринге. Дикуша, подсмотрев у друга-йога индийский метод, чайничком с соленой водой и специальным жгутом долго тренировал сосуды носа не кровить.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Жалко, но я не знаю, кто был этот импозантный «Паша». «Пашка» его прозвище.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Шутливое пожелание Саши «наивному другу» за «ангельское поведение» вызовет улыбку, а зря. Дик никогда «не крутил» с девчонками амуры – он либо любил людей либо нет. Все было по-серьезному. Но «наивность» в интимных-амурных делах родовая особенность Ровбутов. Еще в 19 веке один этнолог отмечал, что характерной особенностью жителей района Лиды-Гродно, как минимум, является редкое для тех времен очень уважительное и щепетильное отношение к женщинам. У тех людей почиталось дурным тоном обижать женщин и жен и, «упаси бог», бить жен. Дикуша женился и прожил всю жизнь с одной женщиной.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Ромбик - примерно 1955 год 197-е?
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Примерно так выглядел диплом ЛМУ ВМС у Дика, как у его, похожего пристрастием к боксу, коллеги - Романова Бориса Степановича окончившего училище на 2 года позднее. Странно, что в 1955 г. Романов получил в ЛМУ ВМФ специальность «техник-судоводитель». ЛМУ ВМС в 1953 году не было уже равноценно ЛМУ ВМФ в 1955?
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Дик, судя по нашивке на рукаве и нештатному свитеру под форменкой, старшина
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Дикуша-«здоровый малыш» рядом с Темирбулатовым-«малышом» справа внизу – 4-й курс
На всех групповых фотографиях Олега кто-нибудь обнимает, к нему жмутся поближе ребята подвое и потрое – вы заметили? Дика не просто любили и уважали – было за что – с ним себя чувствовали «надежнее и защищеннее», с ним было светлее и радостнее.

В 1956 давали дипломы всего лишь «техников-судоводителей». Хотя Олег в 1953 году получил в ЛМУ ВМС подтвержденное звание «штурмана дальнего плавания», а непосредственно в Клайпеде ему выдали на основании экзаменационного аттестата диплом ШТД.

Знак штурман-девиатор первое время выдавали штурманам дальнего плавания

Приказ НКПС СССР № 6619 от 18.02.1925 года.
..................................................................
"пункт3: капитану дальнего плавания морского торгового флота присваивается нагрудный знак с золотым секстаном
"пунтк 4: судовому механику 1 разряда морского торгового флота присваивается нагрудный знак с золотым трехлопастным винтом"
"пункт5: Штурману дальнего плавания морского торгового флота присваивается нагрудный знак с картушкой компаса"

И им еще предстояло позднее получить полноценный диплом «капитана дальнего плавания» с вот таким значком, после подтверждения наплаванного ценза КПД.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Но предварительно еще получали диплом «штурмана дальнего плавания». У Олега был такой Клайпедский с № 3246 от 03 05 1960 г..
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Кокарда выпускного курса Ломоносовского мореходного училища
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Кокарда командного состава Вспомогательного Флота и рядового состава

Из ЛМУ ВМФ Олег как лучший попал в Таллинн, в Управление ВСГ. Но об этом вы можете узнать из блога на сайте ООкеан-Эстрыбпром http://ookean-estrybprom.7v8.ru/blogs/primer-bloga-admina/vse-vozvraschaetsja-na-krugi-svoja.html
Блог Ровбут Михаила Олеговича - от юнги к судоводителю
Памяти Олега Михайловича Ровбут
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
«…а Буты, кажуть, то есть Адам и род его весь.
А вер въ Индеи всех 80 и 4 веры, а все верують в Бута.»

А. Никитин, Тверь
В начале 50-х годов прошлого уже века 11 курсантов-штурманов, воспитанников Ломоносовского мореходного училища ВМС, в разное время попали по направлению в город Таллинн. Среди них был и начинающий техник-судоводитель - так раньше называли эту специальность - Ровбут Олег Михайлович, родом из города Калинина-Твери, рожденный почти в день Ярилы, Солнцестояния, 1930 года. Интересно что его будущий сын родится почти в день Равноденствия.

Александра Ивановна и Михаил Теодорович Ровбут 1941 г.
Этому локальному событию предшествовала череда других, выстроившихся в индивидуальную судьбу Олега, заслуженно получившего в мореходном училище странно ласковое прозвище для «Ярилиного человека», «Дикуша». Ласковое звучание оно приобретало от именит капитана Дика Сенда, любимого литературного персонажа Олега, а элемент урожденной «ярости» привносил сам Олег – очень жестко разбиравшийся с наглецами и агрессивными людьми, что не мешало ему, быть всю жизнь заботливым и верным другом, ярым рыболовом и грибником – ярым без остатка он был и в труде, как его далекий предок Бус, «Ярый вояка». «Ярым» был и его более близкий предок Рамбольт Валимунтович, «маршалок земельный» - премьер министр Великого княжества Литовского, дядька князя Витовта. Олег в жизни ничего не делал на 50% или 99% - только на 110% и отличного качества, получая удовольствие от своих возможностей.
Да и что изысканного было можно требовать от «детей войны». Честно говоря, и мирная то жизнь в 30-40 годах у жителей Твери была «спартанской». Семья из четырех человек Ровбут Михаила Теодоровича жила в скромной комнатке флигеля на втором этаже дома на Ново-Бежецкой улице, напротив многострадальной церкви Никитиы Мученика. Убогий туалет как памятник красовался посреди внутреннего двора дома, имелась одна общая крошечная кухонка на всех жильцов, персональные керосинки располагались за дверью комнат в коридоре. Из имущества имелся старинны шкаф, классический кожаный диван с высоченной спинкой-полочкой и обязательными слониками на ней, обеденный стол с четырьмя стульями, тумбочка и письменный стол – по тем временам достаточно не плохо. Места для перемещения детей по квартире оставалось немного.

Олег со старшей сестрой Леной
Родители уходили на работу в 5 часов утра, экономя на трамвайных билетах, как делали многие в рабочих семьях. В эту рань масса народа в любое время года дружно шла от Пожарки через Затверецкий мост под вой заводских сирен, будивших редких сонь и строго предупреждавших всех о наступлении рабочего дня. Позднее Михаил Тодорович удачно устроился работать главбухом во 2-й роддом, который располагался рядом с его домом метрах в ста у реки Тверцы.
Жесткая жизнь создавала и «жестких» людей. Родная сестренка в 3 года чуть не зарезала маленького братика Алю портняжными ножницами в колыбели из ревности – мать перехватила занесенную над сыном руку дочки с орудием убийства в последний миг.
Олег вспоминал как дядьки Егоровы – молодые тогда ребята – научили его, малыша 4-5 лет, за 5 копеек (это были большие деньги!) плавать. Просто дядя Женя или Женька под смех и прибаутки взял ребенка за уши, а они стояли на мостике над рекой, и, переместив дитя за парапет мостика, бросил вниз. Надо думать, Женя контролировал ситуацию, но помощь не понадобилась – ошалевший от неожиданности малыш, забарабанил руками и ногами по воде и … поплыл! Удивительно, но малыш не оказался напуган – именно тогда выяснилось далеко идущее отсутствие у него «трусливой моргалки». С тех пор Олег плавал любым стилем отлично – от кроля, браса до «дельфина».
Жесткость может и должна иногда переходить в жестокость, чтобы народу не говорили лживые либерал-демократы о нормах общественного общежития, стоящие сегодня у Власти. Сами они не часто выполняют собственные «гуманистические» рекомендации, когда это касается отношений к нам, простолюдинам. У меня большие сомнения, что СССР могло вообще состояться как государство рабочих и крестьян или победить в Великой Отечественной войне без жесткости и жестокости. Отец Олега в 15 лет столкнулся с ужасами Первой Мировой войны и бежал из Литвы в Россию, по горьким обстоятельствам оставив родителей; участвовал с друзьями-соотечественниками в революционных событиях 1917-1918 годов, прошел Гражданскую войну до Дальнего Востока как и многие его друзья в Твери. У выживших мужчин-воинов излишняя сентиментальность не наблюдалась, как ее не встретишь и у наших современников – бойцов, прошедших Афганистан, Чечню и другие кровавые события прошлого века. Какие у них могли вырасти дети, и какие дети были нужны Государству рабочих и крестьян, когда и «если завтра война» звучало повсюду?
Так, оба дяди Егоровы – Женя и Яков - являлись в молодости «королями города». Вряд ли кто знает в наше время такое социальное «молодежное» понятие. Оно ушло в прошлое, тогда как уголовное «вор в законе» или «пахан» твердо сидит в памяти людей. «Королей» негласно короновала «улица» за необъяснимое обаяние в коллективах молодежи, за способность правильно и справедливо разруливать конфликты среди ребят, за непревзойденную лихость в уличных драках с «чужими» – нередко, одновременно это были действительно физически красивые люди, на которых засматривались лучшие девушки, лишь подтверждая таким образом их исключительность среди сверстников.
В уже более мягкой форме взрослые мужчины на улицах и районах также имели своих лидеров, вокруг которых группировались и которым следовали. Таким был и отец Олега - в 1941 году в первые дни войны многие его друзья ушли незадумываясь за ним добровольцами на фронт, хотя возраст у них и военный статус был на тот момент непризывной.
«Короли» являлись чрезвычайно интересным и незаслуженно неизученным психологами и социологами пережитком древности в социуме – так формировались в древности духовно и поведенчески реальные прообразы Ясона и Тесея, Геракла и Ери-Бута, на этом глобальном архетипе самовоспитались Степан Разин и Емельян Пугачев. Большинство Запорожских атаманов, например, Бут-Павлюк. Реально же предыстория «королей» начинается еще со времен формирования общественного института древнейших родовых «нобилей». Не надо путать только «королей» с «уголовниками» - это как путать «нобилей» с «дворянами».
Не случайно оба брата Егоровы пережили Вторую мировую войну и победили. Женя Егоров к 1941 году стал пограничником, инструктором по рукопашному бою ( асс по применению в рукопашке … саперной лопатки), и не раз это искусство в 40-х годах ему спасало жизнь, воевал и был ранен. Умер Евгений на стадионе во время футбольного матча – говорили, что из-за последствий ранения.
Яков Егоров воевал танкистом на Курской дуге и горел в танке, раненый, спасая товарищей, попал в плен, дважды бежал неудачно из концлагеря и на третий удачно добрался до югославских партизан. После разгрома Тито Яков совершил переход через пол Европы домой и…застрял в Польше на мызе у молодой немки, которая нашла его спящим на сеновале. Яков был красавец, а муж немки, офицер-эсесовец, погиб в России. Яша сколотил группу и творил диверсии в Польше до конца войны, прикрываясь немецким происхождением своей подруги.
Он настолько хорошо овладел немецким языком, что Олег описывал такой случай. После войны пленные немцы восстанавливали в Твери разрушенные дома. Однажды летом Олег с дядьками отдыхал на реке Тверце, купались, и тут привели группу пленных освежиться. Немцы уже освоились в городе, вели себя непринужденно и, как оказалось, что-то нелицеприятное говорили о русских, полагая, что никто не понимает их беглую речь. Это услышал Яков. Он подошел к ним и командным, свирепым голосом что-то произнес, поднял их во фрунт и на глазах опешившей охраны заставлял ползать, ходить гуськом – в общем, устроил им экзекуцию!
Его подтвержденные очевидцами заслуги не позволили, осудить Якова по возвращении домой, как сдавшегося в плен, но на всякий случай его лишили на несколько лет права работать на большинстве государственных предприятий и избирательского права. И на этом спасибо – человек, о котором можно было великолепный боевик написать, работал в Калининском морге. Он особенно удачно собирал по частям разбившихся летчиков еще только создававшейся реактивной авиации СССР и как «новеньких» предоставлял благодарным родственникам. До восстановления в правах Яков не дожил – молодым он погиб под колесами машины т.к. однажды, уходя из морга, сильно злоупотребил спиртным после очередной сложной «восстановительной операции», да и без этого Яков тяжело переживал несправедливость в отношении себя, которую нередко глушил водочкой.
Вот такие люди воспитывали, оставшегося рано без отца, который пропал на войне без вести в 1943 году, Дикушу. К сожалению, остались только смутные обрывки воспоминаний» о временах жизни самого Олега до 1955 года, когда-то услышанных от него самого, от его родственников и друзей, по большей части, ушедших на сегодня в «мир иной.
В отсутствии отца, как и во многих других семьях, снабжение дома дровами лежало на единственном мужчине – на Олеге. 12-13 летние мальчики после первого ледохода начинали сезон ловли «топляка». Это было серьезное действо! На берегу Тверцы выстраивались мальчишки с веревками и крючьями, завидев топляк, они наперегонки плыли к бревнам. Здесь в холодной воде было не до сантиментов – школа выживания! Еще жестче происходила добыча … соли.
О-о-о, это достойно воспоминания! Соль привезли в вагонах военные, но сгрузили ее на открытой площадке, образовав гору. Первый же, как всегда нежданный, дождь превратил крупную соль в камень. Военные не придумали ничего лучше как до принятия решения огородить соль забором с вышками и вооруженной охраной в лице малообразованных казахов. Но такое общественное богатство не могло остаться без внимания остро нуждающегося народа. Ребята повзрослей после нескольких неудачных и кровавых попыток кражи соли, сопровождавшихся стрельбой и отпусками для караульных, приладили было к этому … пацанов. Но казахам было все равно в кого стрелять – отпуск домой и в Африке «отпуск домой», а кяфиры все на одно лицо. Олег в то время уже плавил тротил из снарядов - я еще об этом расскажу – и решил вопрос координально!
В один из пасмурных и дождливых дней, когда охрана была не очень внимательна, он пробрался внутрь охраняемого периметра, заложил приличное количество тротила и рванул ту гору! Эффект был непередаваемый. Соль разлетелась на сотни метров. Пока перепуганная казахская охрана, забыв о винтовках, в ужасе металась, не зная куда спрятаться и что делать, «детвора» набрала соли на годы вперед.
В училище Олег попал из школы юнг, куда, в свою очередь, был направлен по рекомендации некоего заинтересованного и высокопоставленного военного, пожелавшего побыстрее сплавить опасного свидетеля и соучастника совсем не детских проказ своего отпрыска с наворованным его папой трофейным имуществом. Эта история стоит подробного упоминания т.к. позволяет понять многое из того, что и после происходило в жизни Олега.
Город Калинин был в оккупации только три месяца, но не избежал разрушений и упадка военных лет. Отцы детей, в основном, были на фронтах, с работой и продуктами были очень плохо, дрова и соль были страшно дороги. Женщины, которые не вывозили зимой телегами горы замерзших трупов, заменяли мужчин на предприятиях и фабриках, а пацаны были предоставлены сами себе и некоторые, как могли, поддерживали семьи. Олег – ему было почти 12 лет - с первых же недель освобождения Калинина занялся по окраинам и пригородам, по лесам, сбором оружия и боеприпасов, которые сдавал трофейным командам за жалкие пайки хлеба, за водку для взрослых, за мыло. Риск нарваться на мину, бандитов или дезертиров был очень велик, поэтому он собрал «бригаду» и вооружил ее. Оружие прятали в лесу, завернув в промасленные тряпки – благо машинного масла из подбитых танков и бронемашин, откатчиков пушек, хватало. В телогрейках не по росту, со «шмайсерами» на груди и «вальтерами» в карманах, с кинжалами SS в сапогах – след на икре ноги от которого остался у Олега на всю жизнь – странные фигурки шастали по заброшенным окопам, блиндажам и подбитой технике. Даже трофейные команды не рискнули бы «наехать» на опасных юнцов.
В школах на переменах, на заднем дворе, шли торги ручным оружием и обмен редкими находками. Олега в школе уважали как «отличника», правильного пацана, и не обижали даже словом старшеклассники – один как-то попробовал и получил молниеносный удар первым, что подвернулось Олегу под руку – карандашом. Бедолага потерял глазной зуб и заработал сквозные дырки в обеих щеках.
В летнее время ребята собирали дары леса и охотились – как помните, оружия было вдосталь. Взрослые стали практиковать глушение рыбы динамитом, который оказался дефицитным товаром, и Олег со старшими парнями успешно плавил тротил из снарядов, пока однажды его взрослый компаньон по технической необразованности не подорвался на лиддите – слава богу, Олега не было рядом в тот день. В отличии от тола, который плавится при нагревании, лиддит взрывается. Несчастный пиротехник просто паял соседке кастрюлю и не надолго положил паяльник на какую-то большую банку, добытую в заброшенном блиндаже – надпись прочитать он не сумел. Безусловно, все рассказанное лишь малая часть двусмысленных историй об Олеге, которые вызывают одновременно и сочувствие и недовольство, улыбку и оторопь.
К чему это я?! Постоянный голод, недоедание, в купе с бесконтрольностью толкали ребят на самые рискованные шаги. В классе Олега появился робкий, интеллигентный мальчик с фальшивой фамилией, которого Олег взял под свое покровительство. Мальчик поселился в Калинине в большом частном доме с адъютантом папы и домработницей. Скоро комнаты этого дома стали заполняться антикварной мебелью, коврами, посудой, картинами и книгами, а пристройки странными контейнерами. Там Олег прочитал немало интересных книг.
К ак-то, Олег убедил друга, открыть один из контейнеров … Он оказалось заполнен … «фильдеперсовыми» дамскими чулками! Это же был клад! В городе не было молодки и женщины, которая не отдала бы за пару чулок на черном рынке большие деньги … да и не только деньги отдали бы они.
Скоро у мальчишек в руках были пухлые пачки невиданных в военное время простыми гражданами денег. Ребята растут, матереют, а есть то по-прежнему хочется и уже чего-то вкусненького бы! Так в закрытом кафе, где бывали лишь большие персоны «при деньгах», по наводке друга Олега, как-то появились двое мальчиков с надменным видом потребовавших у официантки «горку» с десятком шариков мороженого, пирожных и газировки в стеклянных графинах, затянутых в латунную сетку, с сиропом несколько сортов. В очередной раз, когда эта парочка реально сорила деньгами, их забрал, вызванный кем-то, комендантский патруль. В комендатуре один из ребят назвал свою настоящую фамилию и, быстро примчавшийся, офицер НКВД положительно разрешил ситуацию. Приехал папа интеллигентного мальчика и, о чем-то подумав, сделал Олегу неплохое, по-сути, предложение, от которого все же было сложно отказаться. Так Олег попал в школу "юнгов", а затем в Ломоносовское мореходное училище. Олег попал в Выборгскую школу юнг – в ЛМУ первыми попали юнги Рижской, Тильзитской и Выборгской школ юнгов.
По данным книги "Выборг. Архитектурный путеводитель" (Петри Неувонен, Туула Пеюхья, Тапани Мустонен, "СН", 2008), четырехэтажное здание бывшей школы было построено в 1913 - 1914 г. военным инженером, полковником Глушковым для выборгской русской учительской семинарии, основанной в рамках программы русификации Финляндии, которая бы обеспечивала кадрами русскоязычные образовательные учреждения Великого княжества Финляндского. За процесс строительства отвечал мастер Каарло Массинен.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Здание военного госпиталя на Светогорском шоссе
В 1918 г. здесь разместилась учебная часть финских вооруженных сил, известная как военная школа Марковилла. Название школы пошло от строителя ближайшей виллы - Маркуса Вригта. В 1850-1870-х годах на этой не сохранившейся вилле жил художник Фёдор Толстой. После войны здесь открыли 561-й мореходную школу специалистов рядового плавсостава ВМФ (в народе - "школа юнг"). Начальником школы в 1951 году был морской подполковник Заболотский.
Учились в школе только юноши, приезжавшие из разных концов Советского Союза. Выпускников направляли на военный флот. Позже три школы юнг, образованные сразу после войны, объединили и перевели в Кронштадт. 30 апреля 1960 г. состоялся последний выпуск 561-й мореходной школы специалистов рядового плавсостава ВМФ.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Форма ученика школы юнг
Юнга 1953 года выпуска, Е. Алексеев, очень тепло вспоминает о школе: "Благо школа наша была в красивой лесной местности, за несколько верст от города. А место было изумительной красоты даже по понятиям Карельского перешейка. А здание школы до сих пор, когда смотрю на фото, вызывает восхищение и удивление. Великолепной архитектуры, красоты и целесообразности здание. На пригорке у подножия поросших сосновым лесом холмов. Отступив от заданной темы, скажу: по своему опыту, по запоздалому прозрению утверждаю - все лучшее в еще голодной и разоренной стране отдавалось детям! <...> В школе была довольно большая флотилия шлюпок и свой приличный катер. <...> И шлюпочные походы! Выборгский залив был создан Господом для этого: множество уютных островков с еще сохранившимися финскими садами и домиками, причалами и бухточками; они отлично создавали атмосферу дальних походов и удивительных приключений. Зимой нашим увлечением, нашей страстью были буера <...> Был у нас и свой духовой оркестр. Кстати, занимавший призовые места на городских конкурсах. Актовый зал был великолепен. Отменный паркет, высокие стрельчатые окна с воланами занавесей. Большая, хорошо оборудованная сцена, где блистали наши самодеятельные артисты (кстати, довольно неплохо игравшие). <...> Дедовщины у нас не было! И этот порядок был сохранён нами и в дальнейшем!".
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Школа юнг в Выборге – Ровбут Олег справа от нас. В центре парень из ЛМУ ВМФ.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Школа юнг в Выборге - 1948-49 годы (предоставлены Андреевым Николаем)

Если Соловецкие юнги имели право только на «бантик», то выборгским ленточки на бескозырки выдавались, но только после принятия присяги, таким образом, указывая на ответственности, которую брал на себя обучающийся. «Школа юнг ВМС» - было написано на ленточках золотом и без ошибок, как это случилось у соловецких юнг. Второкурсники переставали называть вновь прибывших ребят «албанцами» из-за бескозырок без ленточек, похожих на албанские шапки. С этого момента курсант считался полноправным слушателем, имел право ходить в город на увольнение!
В Выборгской школе проходили обучение на первом и втором курсах до двухсот курсантов. Здесь готовили в разное время машинистов, радистов, электриков, мотористов и кочегаров. Учились в школе только юноши.
Режим дня был напряженным: в 7.00 подъем, зарядка, в 8.00 завтрак, до обеда - теоретические занятия. После обеда - практика, с 16.00 самоподготовка, после ужина свободное время. В обиходе курсанта Ровбут впервые появились флотские словечки «окно-иллюминатор», «пол-палуба», «лестница-трап», «стена-переборка» и, конечно же, «гальюн» и «камбуз». В коридоре на первом этаже располагась «боевая» торпеда, в классах стояли макеты парусников и современных военных кораблей. На настоящей корабельной мачте развевались флаги флажного семафора ВМС и международного свода сигналов.
Среди предметов обучения были: политзанятия, военно-морская подготовка, электротехника, устройство корабля, черчение, основы судовождения, судовая гигиена. Корабельную практику юнги проходили даже в ЭПРОНЕ. Весьма неожиданным оказалось, что Выборгская школа юнг была в свое время засекреченным объектом и, похоже, что гриф секретности до сих пор не снят. По международной Женевской конвенции в рядах армии и флота могли служить с оружием в руках только с восемнадцати лет. В школу же набирали мальчишек в возрасте от 15 до 16 лет, поэтому она была строго засекречена. Лучшие юнги имели право продолжить обучение в средних и высших мореходных училищах. Без экзаменов их принимали в первые наборы ЛМУ ВМС.Олег поступил в ЛМУ ВМФ в 1949 году. Алепко Игорь Григорьевич, набора 1948 года в ЛМУ, помнит Олега
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Ровбут юнга со значком ГТО на груди перед поступлением в ЛМУ ВМФ
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Знак ГТО - «Готов к Труду и Обороне» - выдавали школьникам старше 16 лет и трудящимся, для младшего возраста существовал БГТО – «Будь Готов к Труду и Обороне». В 1948 году в СССР насчитывалось 139 коллективов физкультуры и 7,7 миллиона физкультурников. С 1931 по 1941 год количество человек, сдавших нормы комплекса ГТО II ступени, которая насчитывала в 1946 году 9 нормативов, составляло всего 100 000.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В 1940 году в комплекс ГТО были введены такие виды испытаний, как переползание, скоростной пеший переход, метание связки гранат, лазание по канату, шесту и деревьям, переноска патронного ящика, преодоление полосы препятствий, а также различные виды единоборств. Позднее «Отличник ГТО» должен был иметь не менее двух разрядов в официальных видах спорта.
Отличник 2 ступени приравнивался к 3 ступени и не случайно Олег получил этот знак. Очевидно, не было в наличии знаков 3 ступени – 2 ступень предназначалась для юношей 13-15 лет, а 3 ступень для юношей 16-18 лет, каковым Олег и являлся.
ГТО 2-й ступени постановили изготовлять из томпака с посеребрением и позолотой. Расход драгоценных металлов в этом случае устанавливался из расчета не более 35 мг золота и 93 мг серебра на один значок. Эти изменения можно объяснить внешней угрозой государству.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

ЛМУ 1965 год 2013 год, наше время - маленькие деревца на переднем плане 1965 года стали солидными деревьями

Бескозырка курсанта Ломоносовского мореходного училища ВМФ
Уже потом курсантов перевели в общежитие, прозванное "Балтийский вокзал". Это дом №1 по Еленинской улице возле парка. Сегодня внутренняя планировка изменена. После постройки жилых корпусов на улице Красного флота "Балтийский вокзал" был оставлен курсантами.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

У меня не так много разнообразных фотографий тех лет с Диком, поэтому я покажу и 196-х годов.

Экзамены и сбор в актовом зале ЛМУ ВМФ 1964
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Занятия в ЛМУ ВМФ 1965-1968
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Знаменитая «самоподготовка» в ЛМУ ВМФ Вечером в кубрике
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

2-й курс. Пат и Паташён – «здоровый малыш» и «малыш» Леша Темирбулатов. Отец его опекал.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

3-й курс. Дикуша сверкает на фоне друзей улыбкой и иконостасом значков ГТО, а Леша избрал себе хоть и железного, но не удачного покровителя.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

2-й курс 3-й курс. Язва желудка измождила, высосала Олега
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

«Здоровый малыш» стал старшиной, поэтому в нестроевых шароварах и свитере – 4-й курс
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

4-й курс Ровбут справа в середине Темирбулатов Леша. Ломоносово
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

4-й курс. Олег никогда не курил
В ЛМУ Олег учился только «на отлично» как и Игорь Алепко. Им было легко учиться «на отлично». Не было в распоряжении курсантов телевизоров, компьютеров и других притягательных забав. До имевшихся в те стародавние времена праздных развлечений не позволяли дотянуться товарищи - старшины, мудрые педагоги и строгие командиры. После занятий на «сампо - самоподготовке» проводили почти все вечернее время. Учебников для курсантов не было в училище и на сампо, все сказанное и показанное на занятиях, переписывалось набело каллиграфическим подчерком без единой помарки, все рисунки напоминали профессиональную цветную картинку, а чертежи были идеально срисованы через кальку. За этим бдительно следили старшие и мягко стимулировали «нарядами вне очереди».
Жизнь курсантов была не сахар, голодноватая. И, как рассказывал Олег, кто-то даже у них за еду голый и, нарочно в тяжелых не по размеру ботинках-«гадах», чтобы медленнее бежал, прыгал со второго этажа во двор на доски и перебегал его днем …
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Это те самые "доски"

Учебный корпус № 3 был собран из деревянной казармы постройки 1939 года, перевезенной с территории дворца Меншикова. Корпус разобрали и перевезли на территорию училища, сделали фундамент и вновь собрали. В нем поместили управление училищем, службы обеспечения и классные помещения на оставшихся площадях. Корпус просуществовал более 50 лет. В 1991 году на основании акта технической комиссии здание было признано негодным к эксплуатации и списано с баланса училища.

У отличников хватало времени и сил на здоровый отдых. Олег успешно занимался в училище боксом и борьбой, футболом летом и «хоккеем с мячом» зимой (года до 64-го «хоккей команда» существовала в ЛМУ). Он был невысокого роста – 170-72 см – среднего по тем временам, но через пару лет стал атлетически сложен и развит из тощего задрипыша с язвой желудка и больной 12-перстной кишкой, благодаря училищу и его педагогам.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

«Здоровый малыш» при весе килограмм 60 легко поднимает около 80. Даже «труселя» не могут испортить атлетический вид Дика – крайний слева от нас
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Как в песне – «Это дело я люблю … это дело я могу ….» Но предпочитал уличные драки - там шире ассортимент приемов. Боролся он отлично и жестко – здоровых мужиков брал на болевые приемы одним моментом. Сам наблюдал.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Судя по позе противника, дела у парня плохи – идет «расстрел». Левая рука оппонента уже опущена, поза неустойчивая, и сейчас полетит «заключительный» жесткий удар справа в голову. Интересно, что Дик «убивал» в противнике сопротивление загодя только одним взглядом – взгляд был у него в таких случаях очень «нехороший». Лицо Олега превращалось в неподвижную маску, на которой живыми были только глаза, смотревшие, не моргая, пристально и цепко в глаза противнику точь в точь, как это делает лев, перед тем как разорвать жертву. И ты понимал, что перед тобой стоит «зверь», управляемый теперь лишь инстинктами, а я добавлю, что и до автоматизма заученными приемами боя. Большинство «людей», попавших под этот взгляд «хищника», сразу отводили глаза.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

ЛМУ ВМФ, курсанты 1964 года все еще любили хоккей с мячом
Но его прежняя жизнь «зубастого волчонка», где сила решала больше слова, а природные возможности подсказывали стандартные решения проблем и обретения авторитета, не сразу перестала напоминать о себе.
Безобидная и смешливая историйка о солидном старшине группы, который угрюмо просил курсантов – Кто-нибудь вытрет доску - или – Кто-нибудь помоет пол в классе – а затем получал от Дика в ответ – Вот ты и вымоешь и вытрешь – и тот, молча вытирал и мыл, достаточно демонстрирует какие «волчьи зубы» были у тех «мальчиков с бантиками». Многое решалось , в то числе и «мелочи», у курсантов силовыми методами. Не знаю байка ли … Был курсант – азиат, кажется - , который сливал в одну тарелку все три блюда за обедом ( компот на третье) и ел эту «мешанину». На вопросы отвечал, что в животе еда всеравно перемешается. Курсанты долго это терпели, но потом ему «объяснили» как себя вести в столовой более доходчиво … Другой курсант ел странно масло с хлебом – кусочек масла клал на край хлеба и, откусывая по чуть-чуть хлеб, сдвигал масло к краю. Остальные с голоду сжирали все сразу и со злостью следили за садистом … Неосторожный парень в конце-концов наказан за это …Правда, называть «маслом» тот кусочек можно условно – чаще это был «мургусалин», что-то среднее между «гуталином и солидолом».
Случались и печальные истории. Один курсант, который привлек внимание отца, стал отличным гимнастом, был прекрасно сложен, умница. Но купил в Питере на развале старинную книгу по –раджа йоге, увлекся, у него получалось … Но раджа-ойга больше психологический трактат, и парень … сошел с ума, пытаясь достичь описанных практик …
За Диком тянулись многие курсанты, не говоря уже о его друзьях-земляках, ушедших за ним в ЛМУ. Он был объектом подражания. Так, Леша Темирбулатов, чье тощенькое тело из-за голода военных лет так никогда и не налилось силой и мышцами, настырно через бесчисленные «фингалы» и разбитый нос пробивался на «профессиональный» ринг, стремясь доказать право, быть другом Дикуши. До 30 с лишним лет он забирал при встрече у Дикуши из рук сетки и сумки, тяжести, с безразличным тоном поясняя – Ноги качаю… Мощные ноги Дика, ноги гоплита с «пушечными ядрами» вместо икр, были предметом белой зависти Леши. Так и несумев, дотянуться до Дика в спорте и работе, взвалив на себя тяжесть не по силам, он однажды оставил Таллинн и уехал работать на суше.
Искусство «уличного бойца» и руководителя «бригады» в нем было неожиданно оценено в Ленинграде студентами враждующих ВУЗов и Профтехов. Не знаю, как о нем вообще узнали, но Олега стали нанимать за плату «ключевым бойцом» в плановых групповых драках. Его генетическая память и архетип даже в наше время, пусть и в урезанном виде, пригодились Дику. Для сравнения посмотрим, как историки интересно описывают бой в фаланге с «ключевым бойцом».
« Кто-то назвал имя ПОДЗЕМНОГО БОГА. А Тейя плюнул вниз и отвернулся. На рассвете все италийцы, кроме тяжелораненых, построили фалангу у выхода из ущелья. Эти никогда не ломали строя, не бежали с полей, бросив оружие. В дни неудач они умели отступить, отвечая ударом на удар. Они не подставляли победителю спину, поэтому уцелели до конца. Они не боялись обхода, их, как руки, прикрывали крутые скаты. Самоубийственно коннице нападать на фалангу настоящего войска. Ромеи тоже спешились. Будто зубья пилы, из обеих фаланг высовывались копья - сариссы. Еще можно было уловить, как в глубине фаланг задирались темные и светлые жала. Мгновение - и тяжелые дротики, подобно брошенным ветром острым перьям, взлетели над рядами. Кто бывает убит первым же ударом, кого напрасно уносит последний удар. Нет до них дела живым. Двадцать шагов между фалангами. С тяжелой сариссой, которая по его силе легка, как кинжал, Индульф выходит из строя. Шаг. Еще шаг. И еще. В щит втыкается дротик. Рука привычно ощущает толчок затупившегося острия в толстую кожу, которая проложена под щитом между петлями. Еще один дротик. И еще один шаг. Теперь! Индульф прыгает. Вместе с ним прыгают Голуб и Алфен, прикрывающие товарища с боков. Вместе с ним прыгают другие товарищи, которые закрывают Голуба и Алфена. Италийская фаланга выплескивает клин с быстротой языка хамелеона. Клин касается ромеев. Из-под щита Индульф выбрасывает сариссу быстрее, чем хамелеон мечет свой меткий язык. Отдергивает. Бьет еще. Бьет. Бье
ЛМУ ВМФ +1 4 комментария
Страницы: Первая Предыдущая 1 2 3 4