Освоение Средиземного моря на первом этапе, с окончания войны до начала 60-х. - 3 часть

Автор
Опубликовано: 1653 дня назад (7 января 2014)
Редактировалось: 1 раз — 7 января 2014
0
Голосов: 0
А из Задара корабли ушли в порт Сплит. 11 октября они перешли в порт Дубровник и 12 октября направились домой. В Севастополь пришли 16 октября.

13 октября в порт Латакия прибыли египетские транспорты, доставившие первые отряды египетских войск, отправленных в Сирию для укрепления ее обороноспособности на основании с договором, подписанным 11 сентября в Каире, транспорты пришли под прикрытием египетских военных кораблей. При этом суда пришли в порт, оставшись необнаруженными американцами. Но даже с прибытием египетских частей силы были неравны, в турецкой армии было 500 тысяч солдат, Сирия могла им противопоставить 65-80 тысяч бойцов и Египет 100 тысяч. Иностранные средства информации заполнили новости о наводнивших Сирию советских военных. 10 октября турецкая газета «Улус» и французское агентство «Франс Пресс» сообщили, что СССР будто бы намерен создать свою военно-морскую базу в районе Латакии. Отвечая на подобные измышления, Н.С.Хрущев 7 октября корреспонденту американской газеты «Нью-Йорк таймс» Дж. Рестону заявил: «Ни одного советского солдата в Сирии нет, там находится лишь экономическая делегация с группой технических экспертов. Других советских граждан, кроме штата посольства в Сирии нет. Мы не делаем секрета из того, что продали некоторое количество оружия Сирии для ее самообороны». Но хотя там и не было советских солдат СССР продолжал демонстрировать твердую позицию, 16 октября А.А.Громыко в письме председателю XII сессии Генеральной Ассамблеи ООН заявлял: «… правительство СССР вносит предложение о том, чтобы, ести Турция нарушит мир на сирийской границе и нападет на Сирию, государства – члены ООН немедленно оказали Сирии необходимую вооруженную помощь для пресечения агрессии. Советское правительство со своей стороны заявляет, что Советский Союз готов своими вооруженными силами участвовать в подавлении агрессии и наказании нарушителей мира». К 18 октября Турция сосредоточила на границе с Сирией до 50 тысяч солдат, около 500 танков и САУ, американцы продолжали концентрировать корабли в этих районах, в Измир (Турция) прибыл отряд кораблей во главе с ракетным крейсером «Канберра», к острову Родос подошла АУГ во главе с авианосцем «Ф.Д.Рузвельт», а на Крит прибыл отряд во главе с крейсером «Олбэни». И как следствие этих приготовлений 18 октября было опубликовано Заявление ТАСС о нападках и подготовке к агрессии США и Турции на Сирию, в нем раскрывались планы агрессоров: «В настоящее время Турция сосредоточила на границе с Сирией крупные вооруженные силы, известные под названием Хатайской подвижной группы войск. Достоверно известно, что турецкое командование стянуло в район Александреттского санджака и в другие пограничные с Сирией районы сухопут­ные, танковые и артиллерийские части из состава 8 корпуса, переведя на сирийскую границу войска из Измира, Манисы, Бурсы, Балакесыра, Анкары, Эрзурума и других пунктов. В частности, из Балакесыра переведен артиллерийский полк 6 пехотной дивизии, из Манисы — бригада 57 дивизии. В со­став Хатайской группы входят 3 пехотных дивизии, включая жандармскую дивизию, 4 отдельных пехотных полка, 3 бро­нетанковых бригады, около 700 танков и самоходных артил­лерийских установок, авиация и артиллерия. На границе с Сирией Турция сконцентрировала в настоящее время свыше 50000 солдат.

Турецким генеральным штабом совместно с американ­скими военными советниками разработан оперативный план проведения военных операций против Сирии.

Как и все агрессивные планы, этот план разрабатывался в глубокой тайне. Однако такие решения, касающиеся судеб народов, нельзя долго удержать в секрете. Сейчас стало с достоверностью известно не только о наличии такого плана, но и о его конкретном содержании.

Этот план предусматривает вторжение на сирийскую тер­риторию широким фронтом от Средиземноморского побе­режья до реки Евфрат турецких моторизованных боевых ча­стей. Один полк должен захватить порт Латанию, с тем чтобы обеспечить возможность американскому 6-му флоту ввести свои корабли в этот главный сирийский порт. В это время основные силы должны нанести удар на город Хомс и затем действовать в направлении столицы Сирии Дамаска. На части жандармской дивизии возлагается задача расправляться с патриотическими силами Сирии и насаждать угодные для американцев власти. Для увеличения боеспособности этой ударной группировки из США 'были срочно доставлены во­оружение и боеприпасы.

Таким образом, войска расставлены, оснащены, получили боевое задание и ждут приказа открыть военные действия против Сирии. Как предусмотрено планом, в день «Д» эти армии двинутся против Сирии». К 25 октября 6-й флот у берегов Сирии насчитывал 30 боевых кораблей на которых находились 6200 морских пехотинцев. Днем «Д» планировалось 27 октября, к этому моменту должны были пройти выборы в Турции. Кроме того в Заявлении ТАСС опять повторялось: «Ни у кого не должно быть сомнения, что в случае нападения на Сирию Советский Союз, руководствуясь целями и принципами Устава ООН и интересами своей безопасности, примет все необходимые меры к тому, чтобы оказать помощь жертве агрессии». Однозначная твердая позиция СССР оказала существенное влияние на развитие кризиса и хотя нагнетание обстановки на границах с Сирией продолжалось еще несколько месяцев, тем не менее турки под прикрытием американцев не напали на Сирию. При этом турки учитывали, что они имеют сухопутную и морскую границу с Советским Союзом, а ЧФ по своему корабельному составу превосходит флот Турции почти в два раза и имеет абсолютное превосходство по линкорам и крейсерам. Кроме того на Черноморском флоте в составе ВВС находилось 5 дивизий самолетов, из которых 2 были в ударном варианте, и 3 в варианте ПВО, а также 3 полка специального назначения. В определенных условиях флот мог решить задачи борьбы с авианосцами в Средиземном море.

Попытки подчинить Сирию американскому влиянию путем войны потерпели неудачу, и американцы предприняли усилия для решения вопроса посредством внутренних сил в Сирии. Тем не менее 2 ноября во время встречи Н.С.Хрущева с военным министром Египта генералом Амером тому было сказано что ослаблять бдительность не следует «США, несомненно, будут искать реванша, чтобы восстановить свой престиж и показать свою силу. Это им необходимо не только для воздействия на арабов, но и на саму Турцию, которую они толкали на совершение агрессии против Сирии. У турок создается сейчас впечатление, что Соединенные Штаты боятся СССР, поэтому США будут применять все силы, чтобы восстановить свой авторитет…».



1958 год.

В конце 1957 года советские гидрографы выйдя за пределы Черного моря начали изучение Средиземноморского бассейна. В 1957-1958 году гидрографический отряд гидрографической службы ЧФ под командованием капитана 2 ранга И.И.Рыженко вышел и работал в Средиземном море на ГИСУ «Айтадор». За год они выполнили более 24 тыс. линейных километров промеров, определили 377 геодезических пунктов, покрыли топографической съемкой 194 кв. км побережья. (220.стр343.) Также в 1958г. здесь же работали научно-исследовательское судно «Академик А.Ковалевский», «Академик С.Вавилов».



В Средиземном море было неспокойно. В Алжире шла народно-освободительная борьба против французских колониалистов, некоторые базы партизан находились на территории Марокко, которая получила независимость в 1956г. Флот Франции в Средиземном море и Атлантике осуществлял задержание кораблей, которые, по его мнению, везли грузы для алжирского сопротивления. Так 18 января 1958г. эсминец «Касар» и фрегат «F-718» в Средиземном море в 45 милях от Алжира задержали югославское судно «Словения», на борту которого было оружие для Марокко. Судно было эскортировано в Оран и весь груз 148 тонн боеприпасов и оружия выгружен и конфискован. После этого судно отпущено. 3 февраля уже в Атлантике суда ВМС Франции задержали и обыскали шедшее в Касабланку польское судно «Висла».



17 июля 1958г. премьер-министр и ВРИО министра иностранных дел Израиля Бен-Гурион во время встречи с послом СССР в Израиле М.Ф.Бодровым просил советское правительство ответить не может ли Советский Союз продать Израилю оружие: 32 истребителя МИГ, 32 бомбардировщика «Ильюшин», 20 тяжелых танков типа «Сталин» и 2 подводные лодки. При этом он уточнил, что оружие, которое он просит продать Израилю, необходимо для целей обороны. 29 июля 1958г. в записке первого заместителя министра иностранных дел СССР В.В.Кузнецова в ЦК КПСС была озвучена позиция МИД по этому вопросу. «…Обращение Бен-Гуриона, по-видимому, рассчитано на то, чтобы поссорить Советский Союз с арабскими странами, а в случае отказа Советского Союза производить поставки оружия Израилю оправдать перед общественным мнением увеличение поставок вооружения Израилю западными державами.

МИД СССР считает целесообразным оставить вопросы Бен-Гуриона без ответа. В случае повторного обращения Израильского правительства ответить, что политика, проводимая в настоящее время правительством Израиля, не способствует укреплению мира на Ближнем Востоке…» В общем отношения Советского Союза с Израилем довольно сложная тема. Н.С.Хрущев в своих воспоминаниях писал об этих сложностях: «Вообще-то с Израилем у нас отношения складывались трудно. Израильтяне предпринимали много попыток улучшить их, но мы не смогли на это пойти из-за дружбы с арабами. Сколько раз израильский посол просил, чтобы я принял его. Мне самому хотелось его принять, но я не мог так поступить, потому что это взбесило бы арабов. В то время Израиль уже играл роль агента американского империализма на Ближнем Востоке, а арабов мы не хотели оттолкнуть от себя, хотели привлечь, вот и держали Израиль на расстоянии. Если рассматривать политическое лицо этого государства, то оно не только не хуже, а даже лучше других капиталистических стран, и с ним спокойно можно наладить нормальные отношения».



Ближневосточный кризис 1958г.

В мае 1958г. началось восстание ливанцев против реакционного режима в Ливане оно привело к серьезному противостоянию СССР и западных стран. В качестве повода для выступления яви­лось убийство 7 мая в Бейруте прогрессивного деятеля, главного редактора газеты «Телеграф» Насиба Метни. Похороны Метни превратились в массо­вую демонстрацию протеста против политики правительства и происков аме­риканской агентуры в Ливане. 10 мая ливанские профсоюзы, оппозиционные политические партии и группировки объявили всеобщую забастовку, которая приняла антиправи­тельственный и антиимпериалистический характер. С особой силой анти­правительственные выступления развернулись в мусульманских районах страны — городах Триполи, Сайда, Баальбек и Тир. Демонстранты подожгли отделение американской библиотеки в Триполи, там же был поврежден неф­тепровод, принадлежащий «Ирак петролеум компани». Вскоре волнения перекинулись и в столицу страны Бейрут. В различных районах города возникли баррикады и укрепленные пункты. Было сожжено помещение библиотеки Американского университета. Повстанческое движение широко развернулось в городах Аккар, Згорта (Северный Ливан), Баальбек, Хермель, Дейр Ашайр, Рошайя (Бекаа), Сайда, Тир, Набатие (Южный Ливан) и в районе Шуф (Горный Ливан), населенном друзами. Повстанческим движением руководят: в Бейруте — бывшие премьеры - Салам и Абдалла Яфи (лидеры оппозиционной группы «Фронт национального единства»), в Северном Ливане бывший премьер-министр, депутат парламента Рашид Кераме (лидер партии «Арабское возрождение»), в районе Шуф — лидер Прогрессивной социалистической партии Кемаль Джумблат, в провинции Бекаа — депутат парламента Сабри Хамаде, в Южном Ливане — бывший председатель парламента Ахмед аль-Ассад, в г. Сай­да - депутат парламента Мааруф Саад. Лидеры повстанческого движения требуют отставки президента Шамуна, который предполагал внести изменения в конституцию с тем, чтобы быть избранным в президенты на второй срок, а также отставки правительства Сольха, отказа от «доктрины Даллеса — Эйзенхауэра» и соблюдения Ливаном позитивного нейтралитета.

Ливанское правительство 21 мая 1958 г. направило жалобу в Лигу арабских государств, а 22 мая 1958 г. в Совет Безопасности ООН на вмешательство Объединенной Арабской Республики во внутренние дела Ливана. Фактически в начале выступлений ОАР никак не участвовала в организации восстания, это подтверждали заявления ряда видных политических деятелей Ливана. Оппозиция в начале располагала весьма ограниченным количеством оружия. В руках повстанцев в Бейруте было всего около 80 винтовок, а в провинции – около 150 винтовок. Оппозиция обратилась к ОАР за помощью лишь после того, как правительство Шамуна необоснованно обвинило правительство ОАР в том, что оно якобы вмешивается во внутренние дела Ливана. Просьба повстанцев была удовлетворена. ОАР организовало снабжение вооружени­ем повстанцев через сирийско-ливанскую границу. Из Сирии негласным по­рядком было переброшено в Ливан несколько групп добровольцев в граж­данской форме. В Сирийском районе ОАР был создан комитет во главе с министром внутрен­них дел этого района Сарраджем по помощи оружием, боеприпасами и людь­ми антиправительственным силам Ливана.

24 мая правительство Ливана приняло решение о подавлении восстания в стране силами армии и с применением всех видов оружия. Ливанская армия (главнокомандующий генерал Фуад Шехаб) насчитывает около 10 тыс. солдат и офицеров. В вопросе действия армии по подавлению восстания между президентом Шамуном и генералом Шехабом имеются серьезные разногласия. Шамун требует от армии активных действий, Шехаб же, ссылаясь на малочислен­ность армии, ограничивается блокированием восставших районов. Шехаб пытается сохранить некоторый нейтралитет между президентом и оппозици­онными силами, выступившими против Шамуна. Среди офицеров армии также нет единства в вопросе борьбы против повстанцев. В генеральном шта­бе имеются группы офицеров, на которых опирается Шамун, и группы, вы­ступающие против Шамуна. Имеется такие опасение раскола армии в случае активных действий против повстанцев, т.к. мусульманская часть армии мо­жет перейти на сторону повстанцев. Учитывая это обстоятельство, ливанские власти начали вербовку добровольцев из гражданских лиц для усиления ар­мии. Имея в виду, что основная масса населения, выступившего против пра­вительства, является мусульманским, вербовка добровольцев ведется из сре­ды христиан. Основными поставщиками добровольцев являются фашистская национал-социальная партия Ливана, фалангисгская партия, состоящая из маронитов, и армянская партия дашнаков. Оружие ливанскому правительству для расправы с повстанцами поставля­ется из США, Англии, ФРГ, Турции, Ирака и Иордании. 24 мая Англия пе­редала Ливану 4 реактивных самолета и стрелковое оружие. США направили в Ливан 5 военных инструкторов, «джипы», мотоциклы. По сообщению По­сольства СССР в Ливане, с начала восстания по 6 июня США поставили в Ливан 20 танков, 15 орудий, 300 пулеметов, 2.000 автоматов. Турция, Ирак и Иордания поставляют автоматическое оружие и минометы. Кроме того США для силового давления перебазировало корабли 6-го флота США в восточную часть Средиземного моря. Морское министерство Англии сообщило 28 мая, что у берегов Ливана стоят 4 английских военных корабля класса «Дэринг» вместе с авианосцем «Арк-Ройял», эсминцем «Барроза», двумя фрегатами и подводной лодкой «Трамп». Англичане усилили свои во­енные гарнизоны на Кипре, Мальте и в Кении.

Тем не менее восстание ширилось. По сообщению посольства СССР в Ливане, количество повстанцев в ос­новных пунктах восстания выражается следующими цифрами: в Бейруте — 600 человек. Северном Ливане — 2.300 (в т.ч. в Триполи — 1500), в районе Шуф — 2.500 человек, в районах Баальбек и Хермель — 2.000, в Южном Ливане — 300 и несколько отрядов в районах Дейр Ашайр и Рошайя.

Всего повстанцев в Ливане по состоянию на 12 июня с.г. насчитывается около 15.000 человек. В городах укрепляются баррикады, созда­ются народные комитеты по снабжению населения продовольствием. В Бей­руте восставшие занимают все мусульманские кварталы (40% населения го­рода). В Триполи — в руках повстанцев старая часть города и крепость. Район Хермель полностью находится в руках повстанцев. В районах Згорта-Батрун, Кесруан восставшие занимают отдельные населенные пункты. Отряды Джумблата начали наступление из района Шуф и заняли населенный пункт Айн-Згальта. Северную и южную часть долины Бекая контролируют по­встанцы. Они контролируют также южные районы страны в т.ч. города Мерджаюн, Набатие, Тир и др. (всего около 20 населенных пунктов). Поло­вина города Сайда также занята повстанцами. В общей сложности около половины территории страны находится в руках повстанцев. Недавно создан Координационный комитет по руководству действиями повстанческих отря­дов. Повстанцы получили значительное подкрепление оружием и боеприпасами.

Ливанская правительственная разведка считает, что у повстанцев имеется 10 орудий ПВО, большое количество базук, несколько полевых орудий, не­сколько десятков пулеметов и минометов. В Ливане действует 25 сирийских групп «коммандос». Однако президент Шамун продолжает отстаивать свои позиции. Армия, по его указанию, широко применяет в борьбе против повстанцев авиацию, танки, артиллерию. Основные коммуникации страны Бейрут — Триполи, Бейрут — Сайда, Бейрут — Софор-Штора — сирийская граница, контролируются ар­мией, что не дает возможности повстанцам объединиться.

На 24 июля председателем парламента Ливана Осейраном на­значается созыв внеочередной сессии ливанского парламента для выборов президента республики. Премьер-министр Сольх заявил представителям печати, что правительство не намерено ставить вопроса об изменении конституции в пользу переизбрания Шамуна. Однако лидеры оппозиции, возглавившие вооруженное вос­стание, в своих выступлениях подчеркивают, что они намерены вести борьбу до тех пор пока Шамун не уйдет в отставку. В качестве возможной кандидатуры которая устраивает и повстанцев называется в первую очередь, главнокомандующий ливанской армией генерал Шехаб.

Ситуация еще более усугубилась после того как в ночь с 13 на 14 июля в Ираке произошла революция и был свергнут проамериканский монархический режим. Новая власть провозгласила страну республикой, и объявила о выходе из военного Багдадского пакта и признании ОАР.

Не желая мириться с возможной потерей позиций в этом регионе, западные страны организовали ответные шаги. В начале июля из Неаполя «в неизвестном направлении» вышли 15 кораблей 6-го флота во главе с авианосцем «Уосп», 3 эсминца покинули Геную, 11 кораблей отдыхавшие в портах французской Ривьеры также вышли в море. Вскоре выяснилось, что они движутся к берегам Ливана. Где 15 июля как заявили американцы, они по просьбе ливанского правительства высадили десант, состоящий из трех групп морской пехоты 6-го флота и насчитывающий 5 тысяч человек. Морская пехота оказала помощи ливанской реакции в расправе над прогрессивными силами страны.

Великобритания также привела свою Средиземноморскую эскадру в состояние боевой готовности. Её корабли, имея на борту части третьей десантной бригады, и подразделения морской пехоты покинули Мальту и двинулись по направлению к острову Кипр. 17 июля английские десантники были десантированы в Иордании.

Советский Союз сразу организовал ответные шаги. Под видом учений большие силы были сосредоточены на южных границах страны. 17 июля было опубликовано заявление Министерства обороны СССР в котором заявлялось, что в соответствии с планом боевой подготовки Вооруженных Сил СССР с 18 июля 1958года в Закавказском и Туркестанском военных округах будут проведены войсковые учения сухопутных войск и ВВС. На учения Закавказского военного округа привлекаются силы Черноморского флота. Учениями в Закавказском военном округе будет руководить Маршал Советского Союза А.А.Гречко, а в Туркестанском – Маршал Советского Союза К.А.Мерецков. Кроме того, через два дня было опубликовано заявление, что Болгария с 18 июля начинает проведение учений сухопутных войск, ВМС и ВВС. Вместе с болгарами в учении примут участие авиационные дивизии ВВС СССР под руководством Маршала авиации Н.С.Скрипко. В июле 1958г. в связи с высадкой американских и английских войск в Ливане и Иордании дозор на позициях в Черном море несли «С-65», «С-88», «С-95», «С-97». Ясно, что они ничем не могли противодействовать десанту, но планы повышения готовности на флоте в подобных случаях требовали развертывания ПЛ на позиции. То обстоятельство, что не имелось возможности быть там, где требовала обстановка на театре, а также проведенные в 1958г. на флоте исследования проблемы борьбы с авианосными соединениями в Средиземном море показали, что там необходимо иметь силы флота, и прежде всего подводные лодки.

Помимо военных приготовлений были организованы шаги и общественного характера. Проведены протесты во многих странах, поставлен вопрос в ООН и получены соответствующие решения.

Сразу после начала десантной операции, американские военные власти заявили, что торговые суда любых стран могут быть задержаны и осмотрены ВМС США в пределах 150 миль от побережья Ближнего и Среднего Востока. На этот момент здесь находилось 44 американских боевых корабля во главе с авианосцами «Саратога» и «Уопс», 5 боевых французских кораблей и значительное число британских. Причем эти силы увеличивались за счет направляемых в регион судов, так из Портсмута в Средиземное море вышел английский авианосец «Альбион» с 600 морскими пехотинцами. В период высадки американских войск в Ливане с 15 июля по 4 августа палубная авиация с ударных авианосцев «Саратога» и «Эссекс» совершила 3020 дневных и ночных вылетов. Одновременно палубная авиация обеспечивала прикрытие вторжения англичан в Иорданию.

7 августа было объявлено о завершении учений проводившихся в Закавказском и Туркестанском военных округах.

В начале ноября 1958г. все американские войска были выведены из Ливана, а английские из Иордании.







Создание базы в Албании.

В ноябре 1957г. командующий ЧФ адмирал В.А.Касатонов предложил начальнику Главного штаба ВМФ адмиралу В.А.Фокину свои предложения об использовании Албании для базирования сил флота в Средиземном море. Он предложил базировать во Влерском заливе – в бухте Паша-Лиман, бригаду ПЛ из 10-12 единиц, часть из которых позже передать албанскому флоту. Для обороны баз предполагалось передать албанцам четыре дивизиона противокорабельных ракет «Стрела». Вход в бухту Паша-Лиман закрыть боно-сетевыми заграждениями. Для охраны базы иметь дивизион противолодочных кораблей и противолодочные вертолеты. Тогда же Касатонов поставил вопрос о создании сильной ПВО будущей базы. Обосновал он и целесообразность базирования на аэродроме в Албании полка самолетов «Ту-16» - в ударном варианте. Н.С.Хрущев в своих воспоминаниях так обосновал необходимость создания базы в Албании: «Когда после войны стали вновь обостряться отношения СССР с капиталистическими странами, мы уже не исключали возможности военного конфликта. Со своих позиций Албания серьезно угрожала бы действиям натовского военного блока на Средиземном море. Поэтому мы договорились тогда с албанцами о том, чтобы завести у них и подводный флот. Мы так делали в интересах всех социалистических стран. Было решено разместить там 12 подводных лодок. Знаете, довольно крепкий кулак – 12 подлодок в Средиземном море. С таким кулаком наши противники вынуждены были считаться. Эти подводные лодки мы тоже хотели передать Албании. Наши моряки выехали у ним со всеми надводными и ремонтными средствами, должны были обучить и, по мере создания албанских команд для подводных лодок, передавать им эти подлодки. Данный шаг свидетельствует о том, с каким доверием и, я бы сказал, с какой любовью относились мы к албанским друзьям».

В албанском флоте работало значительное число советских специалистов, и трудились они хорошо. В 1958г. командующий флотом Албании капитан 1 ранга Теми Сейко прислал руководству флота письмо о поощрении наших инструкторов на албанских кораблях ПЛО и подразделений гидрографической службы флота, работавших в Албании.

С 14 по 31 августа 1958г. выполнив переход с Балтики в Албанию пришли первые 4 ПЛ «С-241» (к-3р. В.Гребенщиков), «С-242» (к-3р. Ю.Емельянов), «С-358» (к-3р. И.Комаров), «С-360» (к-3р. В.С.Козлов) и плавбаза «Владимир Немчинов» под общим командованием капитана 1 ранга В.Кастромова. Они положили начало создаваемой 40-й ОБПЛ. Вслед за первым отрядом с Балтики пришли еще два, во втором – 4 ПЛ и в третьем – 4 ПЛ и плавбаза «Виктор Котельников» (в их числе «С-374», «С-71»). Лодками командовали В.Прокофьев, А.Богданов, Л.Савинов, А.Кожевников, Н.Марков, К.Могилюк, Г.Бенгард, А.Коваленко. (ж. «Подводник России» № 4 2004 стр181.) Директивой НШ ЧФ от 27 октября 1958г. ПЛ были определены в 40 ОБПЛ, оперативно подчиненную командующему ЧФ. Базировались в Албании в бухте Паши-Лиман (Влёрский залив). Командир бригады – капитан 1 ранга Сергей Григорьевич Егоров, в конце 1960г. его сменил Леонид Филиппович Рыбалко; начальник штаба – капитан 1 ранга Г.Латухин, затем его сменил М.Салыков; заместитель по политчасти капитан 2 ранга М.Игонин, «флажки»: Г.Шнипко, В.Ушаков, А.Некрасов, В.Храбров, М.Рогов, В.Чернявский и др. Командующий ЧФ старался контролировать и помогать 40 ОБПЛ, хотя она подчинялась и управлялась Главным штабом с ЦКП ВМФ. После прибытия первых кораблей, началось строительство объектов базы лодки – причалов, торпедной технической базы, компрессорной и аккумуляторной станций. Планировалось и строительство подземных укрытий для лодок, рельеф берега давал такую возможность.

В это же время в конце 1958г. в Албании работала группа офицеров штаба ЧФ во главе с контр-адмиралом Г.Г.Олейником. В состав группы входили руководители отделов и направлений флота: В.И.Савич-Демянюк, И.П.Попков, С.А.Митушевский, А.Е.Мегедь, Н.М.Гей, Н.Л.Мирошниченко. Группа работала совместно с командованием военно-морской флотилии НРА, согласовала и подписала документы по взаимодействию ЧФ с флотилией НРА и рассмотрела вопросы базирования, обороны, боеготовности, материально-технического обеспечения, политико-морального состояния и дисциплины личного состава 40-й ОБПЛ.

Помимо подводников во Влере базировались и другие соединения флота. На острове у входа в бухту Паша-Лиман обустраивалась бригада ОВР, имевшая в своем составе дивизион тральщиков. В 1958 г. во Влере была развернута радиодальномерная гидрографическая партия "Координатор" и другие гидрофизические партии 8-го отдельного Краснознаменного маневренного дивизиона гидрографического обеспечения ЧФ. Проблемы возникали по многим вопросам, но их старались разрешить. Так вспомогательный флот, подчинявшийся начальнику тыла Черноморского флота, был еще слаб, сам почти не плавал в Средиземном море, а снабжать наших моряков в Албании требовалось постоянно. Нашли выход – фрахтовали суда у Одесского морского пароходства, и они доставляли в бухту Влера необходимые грузы.

В сентябре 1958г. наши подводники начали обучение албанских экипажей на четырех лодках. Кроме того часть албанских моряков обучались в Советском Союзе. В 1958-1959гг. 307 албанских специалистов для ПЛ были подготовлены в 11 учебном отряде подводного плавания ЧФ в Севастополе.

Советские подводники все активнее начинали осваивать новые районы. ПЛ «С-242» (к-3р. Ю.А.Емельянов) первой в бригаде совершила семи суточный подводный поход в Адриатическом море. Вот как командир впоследствии вспоминал об этом: «Весь режим плавания был подводный, погрузились недалеко от причала в заливе. В открытом море ходили днем под электромоторами на безопасной глубине, ночью под РПД с подзарядкой батареи. За недельный поход мы вкусили все "прелести" плавания в теплых и соленых водах. Высокая температура в отсеках, почти стопроцентная влажность воздуха в отсеках. Форма одежды – трусы и сандалии. Передохнуть можно было только под струями переносных вентиляторов. Сложности с зарядкой батареи – температура электролита доходила до 40 градусов. Подзарядку пришлось вести малыми токами». За ней Адриатику стали осваивать и другие лодки.

25 мая 1959 в Тирану на самолете «Ту-104» прибыл с официальным визитом генеральный секретарь ЦК КПСС Н.С.Хрущев, его сопровождал министр обороны СССР Р.Малиновский, заместитель министра иностранных дел Н.П.Фирюбин (бывший советский посол в Белграде во время примирения Хрущева с Тито). В начавшейся кампании по разоблачению культа личности Сталина Хрущев наткнулся на нежелание ряда коммунистических лидеров идти его путем. С намерением донести свою позицию до албанского лидера Э.Ходжу он и прилетел в Албанию, кроме того, он хотел лично убедиться в состоянии дел в стране. В отношении Албании у Хрущева были большие планы, он хотел в противовес американским ракетам, развернутым в Италии установить здесь наши ракеты: «… если в Албании поставить ракеты средней дальности или даже ракеты ближнего боя, то они могут накрыть всю Италию». 30 мая после нескольких дней переговоров, советская делегация во главе с Н.С.Хрущевым посетила советских моряков во Влере, их сопровождали албанские руководители Э.Ходжи и М.Шеху. Встреча началась с ритуала приветствия и обхода строя моряков, выстроившихся на плавпричале, где стояли подводные лодки. В тени у борта плавбазы «Владимир Немчинов» Никита Сергеевич пообщался несколько минут с командирами лодок, а затем отобедал на той же плавбазе и к вечеру вышел на ней на морскую прогулку, к порту Саранде. Там гости сошли на берег, полюбовались прибрежной природой и продолжали деловые разговоры. Потом они вернулись на плавбазе в бухту и заночевали на ней. В своих мемуарах Энвер Ходжа рассказал в какой восторг пришел Хрущев от Влерской базы: «- Великолепно, великолепно! - воскликнул Хрущев и повернулся к Малиновскому. Я подумал, что это он говорил о действительно замечательном пейзаже нашей Ривьеры. Но у них совсем другое было на уме. - Какая надежная бухта у подножия этих гор! - говорили они. - Если разместить здесь мощный флот, все Средиземное море от Босфора до Гибралтара будет в наших руках! Мы любого можем зажать в кулак.» На следующий день Н.Хрущев был не в настроении, как оказалось Э.Ходжа, боготворивший Сталина не собирался следовать курсом советских товарищей, кроме того, его раздражал поучительный тон советского лидера. В заключении пребывания у моряков Хрущев сфотографировался с моряками, принял в подарок макет подводной лодки, сделанный руками флотского умельца и, отбыл в Тирану, а оттуда 4 июня в Москву. Руководители Албании были недовольны, Хрущев не дал необходимых кредитов, а бесплатно обещал построить только Дворец культуры да две небольшие радиостанции. Тогда албанцы сделали ставку на китайцев, с октября 1959 албанская печать заняла четкую прокитайскую позицию. Наметившееся политическое разногласие в верхах начало исподволь сказываться на отношениях советских и албанских моряков.

В августе 1959 г. место базирования кораблей в бухте Паши-Лиман Влерского залива посетил командующий ЧФ адмирал В.А.Касатонов, прибывший в Албанию на эсминце "Благородный" в составе отряда кораблей в ходе делового захода. Были проведены учения четыре ПЛ должны были воспрепятствовать прорыву в центральную часть Адриатического моря отряда боевых кораблей (ОБК) «противника». ПЛ нарезали одиночные позиции, ОБК изображали два черноморских эсминца, старшим на ОБК был назначен командир 40 ОБПЛ С.Егоров, а адмирал Касатонов вышел в море на ПЛ «С-360». Учения прошли неплохо. В это время в Албании на отдыхе по приглашению руководства Албании находился Главком ВМФ С.Г.Горшков, он ознакомился с положением дел у подводников 40-й ОБПЛ. Там командир бригады С.Г.Егоров получил указание от Горшкова расширить район плавания ПЛ на все Средиземное море. Ему вторил командующий флотом, уже после разбора учения он потребовал, чтобы лодки бригады смелее сближались с натовскими кораблями, тренировались в определении их курса и скорости, отрабатывали торпедные атаки, уклонение и отрыв от преследования. «У вас прекрасные условия для боевой подготовки в море, - пошутил тогда Владимир Афанасьевич. – Вы можете отрабатывать корабельные боевые расчеты на своих лодках, можно сказать, в реальных условиях. Объекты атак ходят по Средиземному стаями! И если уж Ушаков и Сенявин здесь занимались боевой подготовкой, то нам и сам Бог велел…» Кроме субмарин Главнокомандующий планировал разместить здесь и другие ударные части флота. Он на ЭМ «Благородный» вместе с Касатоновым вышел в бухту Сарандо у самой границы с Грецией для изучения возможности базирования ракетных катеров которые должны были вскоре поступить на вооружение. Ракетные катера вместе с подлодками могли бы в случае необходимости воспрепятствовать проходу кораблей НАТО из Средиземного флота в Адриатическое.

В ноябре-декабре 1959г. «С-360» (к-3р. В.С.Козлов) совершила первый среди лодок бригады поход в Средиземное море до Гибралтара. Этот первый поход достаточно подробно освещен в литературе не только по тому, что он был первым, а и по тому, что именно этот поход заставил американцев считаться с возможным присутствием советских подводных лодок в Средиземном море. На обратном пути в Тунисском проливе ПЛ оказалась рядом с американским крейсером «Де-Мойн» на борту которого находился президент США Эйзенхауэр. Подверглась преследованию и в течение трех суток отрывалась от погони.

В 1960 г. бригада продолжала пополняться кораблями: в январе с ЧФ прибыл корабль радиотехнической разведки "Угорь", осенью того же года в Албанию пришел второй корабль - разведчик "Краб". На ЧФ был сформирован морской радиоотряд, который до декабря 1960 г. базировался на албанском острове Сазан. В базе разместилась также бригада кораблей охраны водного района, имевшая в своем составе дивизион тральщиков.

Боевая подготовка подводников в течение 1960 года шла интенсивно, при этом случалось всякое. Осенью 1960г. в Адриатическом море при выполнении ПЛ «С-374» (капитан 3 ранга Анатолий К.) курсовой задачи № 2 ударилась в подводном положении носовой оконечностью о подводную скалу острова Сазан. ПЛ получила легкие повреждения, которые исправили в недельный срок. За три года пребывания в заграничном плавании и базировании это был первый серьезный случай, связанный с навигационным происшествием. В своих воспоминаниях «Подводная война. Горизонты великого противостояния сверхдержав» В.С.Козлов описывая этот случай написал: «На следующий день прибыл генерал-полковник Андреев, наш начальник по ставке Варшавского Договора. Боевой генерал, да еще и Герой Советского Союза сразу же начал с репрессивных мер. Как же, на виду у союзников, да еще и за рубежом, такой ляпус, недостойный советского корабля. Командира снять и судить, штурмана тоже и т.д.» Выручили албанцы – министр обороны Албании и командующий ВМС, не согласившиеся с генералом. Прилетевшие через два дня из Москвы комиссия во главе с адмиралом Н.Виноградовым провела разбор происшествия. Командиру и старпому объявили выговор, а штурмана Матвеева сняли с должности. В том же году в бригаде случилось и другое ЧП, по неосмотрительности и нарушения корабельных правил погиб недавно прибывший командир «С-242» капитан 3 ранга Б.Землянкин, он упал с плавбазы.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!