3 часть. 1 курс ЛМК ВМФ - Морозов Кирилл А.

Автор
Опубликовано: 399 дней назад (24 апреля 2023)
Редактировалось: 1 раз — 19 ноября 2023
0
Голосов: 0
1 курс ЛМК ВМФ

Перед началом описания учебы на первом курсе, немного вернусь к абитуре.
Среди поступающих были разные личности. По некоторым было видно что они маргиналы, курили с 4 го класса школы (сами хвалились), когда отпускали их в город, оттуда приходили «под шафе». Один даже пытался пронести пакет с алкоголем, но его сразу остановили, бутылки изъяли и строго предупредили. Однако на следующий день он через свинарник мимо УК3 «Деревяшка» всё таки пронес пойло и устроил попойку. Однако через минут 20 пиршества зашел кап. 3 ранга Клён Сергей Михайлович, и этот рубаха-парень одноминутно был собран и отправлен домой навсегда. Клён С.М. был командиром 21 роты. Запах алкоголя чуял за версту, самоходчиков вычислял еще перед самоходом. А те кому удавалось уйти, вычислял их отсутствие быстро.
Были такие же как и я из глубинки одиночки и простачки, были мамины сыночки. У таких сыночков мамы сутками дежурили у КПП и при первой же возможности кормили своих чад чуть ли не из ложечки. Родителям абитуриентов разрешалось в определённые часы проходить на территорию училища и находиться в парке с дитятками. Так вот были два таких чада в моем потоке поступающих. В столовой они ничего не ели, терпели еще часик, а потом видел как мамы им на скамейке разламывали курочек, нарезали огурчиков и с руки в рот им вкладывали, платочком губки утирали. Я не презираю таких. Это дело родителей как воспитывать своих чад. Результат обязательно будет позже.
После одна мамочка узнала, что его чадо заставили делать приборку и наводить порядок в гальюне. Дучки (типа унитазов вмонтированных в бетон в виде чаши), никто его драить не заставлял. Просто окатить полы и собрать воду с пола машкой (флотская швабра). Ничего постыдного и сложного. Однако мамочка подняла скандал, обвинила всех в дедовщине, и забрала сыночка домой. Он пробыл у нас 4 дня, сдал только 1 экзамен и забрал документы. Что с ним станет в жизни, делайте сами прогнозы.
Крымчане сразу же друг друга нашли и организовали нечто вроде диаспоры. Ну а мало-мальски схожие с характером тоже объединялись и держались друг друга.
Были и таланты в рисовании, красиво рисовали, были и гитаристы но дворовые как и я. Вообще на гитаре у нас мало-мальски 4 аккорда умели играть половина. Один даже на фортепьяно хорошо лабал, 7 лет музыкалки у него было, но бросил. Вот и получается, что музыку и море любят люди романтики.
Был один парень который в бильярд шары гонял на уровне полубога. Да, у нас в роте стоял бильярд. Один кий перемотан черной изолентой в месте слома, он постоянно складывался (наверное нужна была только синяя изолента). Скотча тогда много не было. Скотч был диковинкой и использовался только для декоративных целей. Вторым кием была обычная швабра. Отступление окончено.

Прибыл я к арке ЛМУ (ЛМК) часам к 14.00 19-го августа 1991 года. В городе обычная жизнь, тихо, спокойно, автобусы ходят, люди не взволнованы, птички поют, травка растёт. Вдоль корпусов тротуар метут в гражданской одежде поступившие. Я же их по абитуре знал. Это были радисты. Подошел поздоровался. Они грустные, уже лысые (брили всех наголо) и голодные. Рацион из картошки-пюре порошковой, овса, пшенки и перловки не особо сытный. Угостил их домашними припасами. Они все были местные, кто из Гатчины, кто из Выборга, кто из Питера и конечно же Рамбова. И вот один мне самый грустный, Вадик, говорит:
- бежал бы ты отсюда пока внутрь не зашел. Тут плохо, в 6 подъём, зарядка, приборка, завтрак а потом хоз. работы. Что то таскаем, метем дорожки, тротуары, и много еще чего делаем.
Ну оно и понятно. До 1 сентября еще 10 дней. Чем то надо занять курсанта. Если курсант будет иметь свободное время, он начнет думать о доме, маме, девушке и пиве. А этого нельзя допускать.
- нет Вадик, я сюда приехал из далека а не из Гатчины. Назад дороги нет. Только до выпуска, до самого козырька буду учиться.
Зашел в роту. Там уже некоторые, которые несколько дней были в расположении училища, получили робы и подшивались, подгоняли и гладили форму.
Командир 21 роты, Клён Сергей Михайлович, капитан 3 ранга, приказал мне вытряхнуть рюкзак на пол, на простынь. Оттуда выпали кое какие вещи. Майки, трусы, шильно-мыльные и несколько консерв с булочками. Продукты он сказал съесть за ужином в столовой. Если не сможешь сам, поделись с другими. Их не должно быть. Трусы и майки с брюками и свитером отправить первой же посылкой домой. Тут тебе всё выдадут. Гражданская одежда строго запрещена в любом виде! За хранение такой одежды могли лишить стипендии на 3 месяца. А стипендия тогда была 17 рублей.
Затем Клён подвел меня к третьекурснику с лицом 40-летнего мужика. Это был курсант Тетерин, он отслужил срочную и поступил после службы. Он был заместителем командира взвода (замок). Клён сказал привести меня в порядок.
Тот усадил меня перед зеркалом, накрыл по плечи простыней и включил машинку для стрижки волос… БЛ….аааааа (крик души)!!! У меня была такая прическа, как у Юры Шатунова. Он же в глубинке кумиром был, я волосы отращивал, укладывал и подравнивал больше 2х лет. А тут он своей машикой ВЖЖЖУУУХХХ и прямо через всю голову просека аж до черепа. По бокам еще заросли а в середине блестит. У меня слёзы навернулись. Ощущение что ты выращивал клумбу, холил, лелеял каждый цветочек, взращивал бутончики…а их на твоих глазах просто растоптали.
Так надо! Он сказал. Нам тут вши не нужны. Ну надо так надо. Чтож поделаешь, мечта требует жертв. Теперь надо привыкать выполнять приказы, даже если они кажутся дикими. Надо подчиняться и соблюдать субординацию. Это он мне всё говорил пока брил меня. За 2 минуты облысения я понял, ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ФЛОТ СЫНОК!
Потом мне выдали зелёный армейский рюкзак, выдали мыло хозяйственное 5 кусков, выдали иголки с нитками (черные, белые). Носки летние 2 пары, трусы синие двое, тельняшки две (майку и с рукавами). Всё это выдал баталер. Показали мой рундук. Пока формы не выдали, разрешили ходит в спортивном костюме.
Потом был ужин. Съели все мои припасы. И вечером было с 19.00 до 22.00 свободное время. Я написал письмо домой. Конверты тетрадь и ручку оставить разрешили. Шконку показали в середине рядов на нижнем ярусе. Мы занимали правую половину кубрика с окнами на плац. Мы тогда еще не знали, что левая свободная половина с окнами в город это третьекурсников, которые были на практике до середины октября.
Да. Мы жили с третьекурсниками. А 22 рота жили второкурсники с четверокурсниками. Эту систему ввел в конце 80-х тогдашний начальник РТЦ, капитан 3 ранга Лобко В. Он считал что совместное проживание старшего и младшего курса облегчит усвоение программы, старшие будут помогать младшим и бла бла бла бла. Ага, точно, помогать… Но к этой теме позже вернусь и всю их «помощь» опишу.
В общем на следующий день выдали мне робу, я весь день подшивался, потом на следующий день мели подметали таскали убирали на территории училища.
Конец августа 1991 года. Я уже 10 дней курсант ЛМК ВМФ.
Жуткий голод. Постоянно хочется очень есть. Казённый рацион непривычен. Все кто прибыл за это время, ощутили не только строгость полувоенных рамок бытия в полувоенной системе внутри училища, но и скудность в питании. Выручала легендарная «Пирожковая», которая находилась на углу перекрестка улиц Красного Флота и Александровской. Думаю каждый курсант знает эту «Пирожковую». У нашей роты объект уборки был как раз тротуар вдоль ЛМУ по ул. Красного Флота. И вот назначались 3-5 человек для уборки этого тротуара. Одному давали деньги, кто сколько может и он во время уборки бежал как помойный вихрь закручивая за собой потоки пыли, бумажек и листвы в эту пирожковую. Примерно так звучало в ней: Мне пожалуйста компот с ватрушкой и 56 пирожков или булочек вон тех по 8 копеек. Продавщицы знали, что осенью такие заказы постоянно. Голодных с непривычки курсантов жалели и вместо 56 пирожков еще могли дать 2-3 в придачу сочников.
30 Августа отпускают всех местных курсантов до 07.00 утра 1 сентября 1991 года. Иногородние и дальне-живущие остаются в роте.
1 сентября 1991 года. Колледж оживился. Начало учебного года. Курсантов стало раза в 3 больше. У многих рот закончились практики и каникулярные отпуска. К тому времени мы получили форму. Роба, это х/б фланка и брюки, гюйс, тельняшки, и 2 бескозырки. Одна разборная с белым чехлом и одна черная. К бескозыркам ленточки с надписью «Ломоносовское мор. уч. ВМФ». Ленточки с тонкими буквами медного цвета. Хотя у курсантов старших курсов были ленточки с такой же надписью но с широкими буквами латунного цвета.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Ленточка старая
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Ленточка новая
Ленточку с колледжем я так и не получил. Ее выпустили намного позже.
Форма была без погон, на левом рукаве якорь и курсовка. Самый крутой якорь считался алюминиевый большой старого образца. Нам их продавали старшекурсники. Курсовка считалась крутой если была вышита латунным металлическим галлоном а не резиновая. Кто был курсантом тот поймёт о чем я.
Форма мне очень полюбилась. Наглаживал ее при первой возможности.
Прошла линейка. Все курсы построились на плацу. У старших курсов были парадно-выходные фланки и черные брюки. Первый вновь набранный курс был одет в повседневную х/б робу с белыми нашивками на нагрудных карманах, на которых были черные номера. Мой номер был 21-119. Он означал: 21 рота, 1 курс, 19 номер по списку. Я был горд! Нас набрали 60 курсантов на первый курс РТЦ.
Начальник училища кап.1 ранга Горбунчиков сказал напутственные слова и мы под звуки оркестра, который был при училище, пошли строем по учебным классам. И начался учебный процесс.
Описывать лекции не буду. Просто скажу, что на первом курсе я впервые узнал что такое пара. Это 2 стандартных школьных урока по 45 минут без перемены. До обеда 2 пары. Потом обед. Потом еще пара. И в 15.00 заступающие на камбуз убывали в столовую в наряд. Заступающие по другим постам готовились к разводу. Остальные шли на самоподготовку (сампо), до ужина. На сампо учили заданные уроки. Потом ужин, еще пара сампо и вот уже личное время.
Наряд на камбуз. Кто первый успел прибежать, мог занять козырное место хлебореза. Это значит, что ты был в хлеборезке помощником и делал самую легкую работу. Нарезал и разносил хлеб по столам, разносил масло. Обычно была хлеборезчица. Это была бабулька лет 70. Она резала хлеб машинкой и постоянно ворчала на то что ты еле шевелился. Ещё бы, она вставляла буханку хлеба в машинку и нажимала кнопку и хлеб сам нарезался, а ты должен разложить по тарелкам и нести в зал на столы. В конце смены на следующий день она отпускала тебя, но дежурному мичману (сундуку) писала бумажку о поощрении курсанта. И писала она всегда такую бумажку. Хлеборезчица Валя ее звали.
Кто не успевал к хлеборезке, то мог успеть в варочный цех. Это не самое худшее. Ты находился в цехе где готовилась основная пища и помогал поварам носить лагуны, приносить продукты, мыть плиты. Там всегда пахло вкусно и можно было тайком тяпнуть ложку подливки или котлетку. В варочный тоже назначался 1 или 2 курсанта.
Самое нелюбимое это попасть в наряд на камбуз посудомоем. Это значит что ты сначала разносил бочонки с едой по столам, а потом убирал со столов грязные тарелки или со столов для грязной посуды всю посуду. Нес их в моечную и там в огромных цинковых раковинах мыл эту посуду предварительно соскребав объедки с тарелок в лагуны. Объедки потом увозил дежурный по свинарнику свиньям. Свинарник находился за Учебным корпусом 3 (деревяшкой).
Так же из курсантов младшего курса назначался наряд на свинарник. Это 2 курсанта, которые после приёмов пищи помогали свинарю дяде Паше, а в ночное время дежурили поочередно на свинарнике как сторожа. Это тоже неплохое место наряда. 3 раза в день отвез с камбуза на свинарник лагуны с объедками, высыпал их в ясли и потом ничего не делал. Только ночью дежурил у свинарника. Иногда даже кататься на свиньях можно было. Они были размером с пол коровы и на них можно было кататься на спине. Свиней было около 20 штук. Поросят около 10. Самое неприятное было когда дядя Паша их забивал. Жуткое зрелище, описывать не буду. Но мясо в столовую со свинарника попадало редко. Мясо получали на бер. Базе и в основном говядину.
Наряд на камбуз заступал в 15.30, вечером после 22.00 возвращался в казарму, а утром в 4.00 прибывал на камбуз.
Был еще наряд для первокурсников. Рассыльный. Он заступал в 5 вечера и находился в маленькой комнатке в дежурке. Рассыльный выдавал и получал ключи, Вел журнал выдачи, иногда заполнял и другие журналы. А главное рассыльного посылали в город относить какие то документы куда то. Например на почту срочные телеграммы от руководства, или на галлон. Галлон это пост связи и находился в рамбовском порту.
Вот в кратце так и прожил первый месяц в ЛМК.
В конце сентября кончилось КМБ. Нам выдали парадно-выходные фланки и туфли хромачи. До этого ходили в гадах или прогарах. Это грубая керзовая обувь. Гады были на резинках, прогары были на шнурках (или наоборот, не помню). Шнурковые были похожи на берцы но с низким голенищем. Хромачи одевали только в увал или на праздничные события. Они были мягче, изящнее, удобнее и красивее. От второго курса и старше все носили хромачи. Первому курсу запрещалось их повседневно носить. Сколько тогда натерли на ногах мозолей курсанты, одному богу известно. На второй-третий день носки гадов многие просто хромали, бежали в санчасть и там им давали освобождения от грубой обуви на 3-5 дней. И тогда они ходили в тапочках.
Присяга. Это было особое событие после месяца взаперти. До присяги в увольнение не отпускали. Было много народу. Ворота были открыты, заходили мамы, папы, сестры, братья и все кто желал. Присягу принимали все. В этот день первый курс освобождался от всех нарядов, на камбуз заступали второкурсники. Нам выдали белые ремни и белые перчатки. Присяга ничем не отличалась от обычной общевойсковой. Столики, папка, зачитка клятвы. У нас это называлось торжественное клятвенное обязательство. Ведь погон мы не носили. Надо сказать что каждый день свободные от нарядов курсанты на плацу занимались муштрой и строевым шагом.
Присяга закончилась к обеду. Это была суббота. Занятий не было. Всех курсантов отпустили в увал. Местных до 7.00 понедельника. Не местных до 00 часов этого же дня. Я разумеется сразу получив увольняшку поехал в Питер. Там заказал переговоры с домом. И разговаривал с мамой почти 10 минут на 3 рубля. В Рамбове был телефон-телеграф, но связь всегда была отвратительной, и надо было ждать после заявки очереди. А из Питера (главпочтамт который около Исакия), связь была громкой, как будто за стенкой разговаривал.
Помню в тот день я прошелся по Невскому. Было солнечно и тепло. Потом в ларьке накупил всяких цветных вкусняшек. Ларьки в Питере вырастали как грибы после дождя. У нас в глубинке такого еще не было.
Это был первый мой свободный и счастливый день. В кармане было около 40 рублей. Выдали перед присягой первую стипендию, 17 рублей, и еще оставалось от домашних родительских денег. В тот день я накатался в метро, наелся конфет, шоколадок и жвачек, напился кокаколы. Потом еще были увольнения но это самое первое запомнил на всю жизнь. Питер переходил окончательно на рыночную экономику. От Путча не осталось следов, только последствия в виде бритых братков-бандитов и их дойных коров-ларьков.

(Продолжение следует).
Комментарии (2)
Николай, 22 # 18 ноября 2023 в 22:37 0
Привет, братишка!
Экскурс в наше замечательное прошлое.
Кирилл # 19 ноября 2023 в 08:57 0
Привет брат! Я так понимаю ты тоже в нашей славной «Дурке» учился? А можешь обозначить года учебы и факультет или отдел? Или цикл? Буду рад вспомнить еще подробности которые упустил в своем рассказе.