11. Самостоятельные - Кирилл А. Морозов

Автор
Опубликовано: 370 дней назад (12 июня 2023)
0
Голосов: 0
Теперь мы жили одни. Сами себе хозяева в своём кубрике. Никто больше нас не контролировал, никто ни в чем не ограничивал. Самыми старшими в дурке был 3й курс, который нас так же считал за своих. Теперь можно было распрямить ременные бляхи. На первом курсе мы увидели у 3-4х курсов у многих были бляхи ровные без изогнутостей. А у нас, которые только выдали, бляхи были скруглённые. Это был еще один показатель того, что курсант на старшем курсе. Первому и второму курсу бляхи ровнять запрещалось. Третий и четвертый курсы бляхи распрямляли. Это как дополнение к набору «гюйс чайкой и полоска на спине фланки». В общем в мелочах подчеркивалось, что курс старший. Мало было видеть, что нарукавный шеврон пестрил угольниками-курсовками. Надо еще и бляху распрямить. И вот приходит такой вот четверокурсник на дискотеку, а у него полный набор джентельмена:
- курсовка шитая из галлона
- гюйс заглажен чайкой
- на спине 3 полоски
- прямая бляха.
Ну просто полный набор показывающий, что он вот такой «упакованный». Примерно как запонки из брюлликов, дорогая зажигалка, дорогие часы и заколка для галстука у успешного бизнесмена.
Мне лично было всё равно, какая у меня была бляха. Но человека 4 из нашей роты повыпрямляли себе бляхи. Делали это так, ремень оборачивали вокруг бляхи в один оборот, и за хвост со всего размаху ударяли об бетонный пол. Бляха распрямлялась. Иногда надо было бить раза 2-3.
На разводах перед заступлением в наряд, некоторые «злые» офицеры на это обращали внимание и заставляли менять прямые бляхи на обычные. И пока курсант бегал и искал эту нормальную бляху, все стояли в строю, а зимой еще и мерзли. Но такое случалось не часто. В основном курсанты знали, кто придирается к бляхам, а кто нет, и на развод брали ремни у младших курсов.
У нас появилось много свободного времени по вечерам. Никто нас не гонял на сампо, и мы после ужина находились в кубрике.
В сушилке были какие то пародии на штангу и гантели. Некоторые начали понемногу вечерами качаться. То есть поднимать эту недоштагу в виде 2х шаров (гири с отпиленными ручками приваренные к лому). Вес ее примерно был килограмм 30. Кто-то заморочился ведь отпилить ручки у гири. А приварить можно было у судомехов. У них была учебная мастерская, где их учили работать со сваркой. И еще у них был небольшой сарай у складов, где стоял настоящий корабельный дизель-генератор, на котором они практиковались получая первые азы в эксплуатации судовых двигателей.
И вот как то вечером инициаторы и приверженцы к спорту, предложили всем скинуться и купить нормальную штангу с комплектом блинов и гантели тоже со съёмными дисками. Сказано – сделано. По газетному объявлению нашли продавца-изготовителя этих штанг. Потом трое после занятий уехали в Питер и приехали уже после ужина. Тяжеловата оказалась штанга в наборе. Вес ее был где то 120 кг. Гриф примерно 20 кг., а остальное блины. Ох и намучились ребятки тащить такую ношу втроём. Не рассчитали что на каждого даже по 40 кг это тяжело.
Штангу собрали, потом появились гантели. И мы начали качаться. Каждый вечер у сушилки была очередь. Большинству захотелось стать Аполлонами. Были пару курсантов равнодушных к этому занятию. А еще пара курсантов и бухали и потом качались. В общем ударились все резко в бодибилдинг. Ну а чуть позже начались употребления всяких смесей-протеинов. Главным считалось, что бы написано было в составе смеси много витамина В. В-1 это ерунда. А вот В-6 это уже круто. Ну а если В-12 то это космос! Ну а потом и перешли на уколы анаболиками. Вот тут начался настоящий бум. Таблетки для дистрофиков, таблетки для беременных, таблетки для парализованных, те же составы и в ампулах для уколов. Главное что бы было написано В-6 или В-12. Кололи в задницы друг друга. Пьянки закончились месяца на 3-4. Ведь при таких препаратах печень перегружалась сильно, а алкоголь просто рвал её при наличии укола.
В дурке качались многие, (был спортзал в здании клуба с кое каким инвентарем) но что бы с таким фанатизмом как мы… И действительно, у многих начали появляться рельефы мышц буквально через месяц-полтора. Я тоже в эту моду ударился. Покупал детские смеси, ел таблетки, колол уколы. Правда железки я таскал не с таким упорством как другие. Лень было себя заставлять делать по 10-15 подходов с увеличением повторения. И мой запал сдулся примерно месяца через 4. А если честно, я никогда не хотел быть Арнольдом или Сталлоне. Поддался моде. Да и на штангу скидывался, надо было хоть как то попользоваться.
А вообще на втором курсе было много нового и интересного. Появились еще новые предметы.
Радиоприёмная и радиопередающая аппаратура (РПУ и РПДУ). Преподаватель капитан первого ранга в отставке Манов Николай Семёнович. Строгий преподаватель, но если было что-то непонятно, то объяснял снова. Не терпел обмана.
На каждую лекцию назначался на весь день дежурный докладчик. Его назначали с утра и на все лекции на один день. На следующий день назначался другой. Если докладчика не было, то отвечал комод или старшина группы. И к началу каждой лекции преподавателю подавалась письменная рапортичка, в которой был написан подробный доклад о том, сколько в группе курсантов, сколько в наряде, сколько отсутствуют по иным причинам. Отсутствующие перечислялись пофамильно. И мы думали, что если кто то не пойдёт на лекцию (не готов к опросу например), то достаточно вписать фамилию в отсутствующих в эту рапортичку, и никто проверять не будет. Однако мы просчитались. Эта хитрость давно была известна всем преподавателям. Они в рапортичке расписывались в конце лекций, проводя черту в пустых графах. А потом эти рапортички сдавались в учебную часть. И вот там уже их сверяли с графиками дежурств и списками болеющих. И если кого-то вычисляли, то лишали стипендии сразу. Уважительная причина отсутствия оформлялась до лекции и официально, а не внезапно. Так вот такую систему пропусков мы применили впервые на уроке Манова. Но нас постигло фиаско. Прогульщик был выявлен быстро.
Потом мы стали пользоваться химической ручкой. С одного конца она писала как обычная стержневая, а с другого конца был носик с химикатом, который удалял эту надпись. На обычные стержневые ручки химия исчезания не работала.
Однако в учебном журнале группы отсутствующие тоже отмечались. И когда в учебной части сверяли рапортички в которых всё было «законно», то в журнале стояло отсутствие. И таким образом после недолгих разбирательств нашу волшебную ручку тоже вычислили. Как мы не пытались казаться умнее преподов по части обмана, они всё равно нас вычисляли. И вот эти все фокусы вскрыл Манов Николай Семёнович.
Приходилось ходить на все лекции и учить и понимать и сдавать контрольные и у доски отвечать. Часто были такие сцены, когда курсант не выучит заданную на сампо лекцию, стоя у доски тыкал указкой в электросхемы наугад. Естественно теория вероятности, что попадет в нужное место, у нас не работала. Например, Манов вызывал к схеме давно не отвечавшего курсанта и просил показать на схеме гетеродин или блокинг-генератор. Это не просто точка или кругляшок на схеме, а целый узел. И вот курсант, как слепой Пью тыкал палкой в землю, так же тыкал указкой по всей схеме надеясь попасть в нужное место. Тыкнет и смотрит на препода. А он смотрит на курсанта и молчит. И тогда поиски «южного полюса продолжались на экваторе» (утрирую).
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Результат – банан. Приходилось учить, вникать, понимать. А когда вникнешь, уже и самому приятно, что теперь ты знаешь весь тракт обработки сигнала от включения РПУ в розетку и до громкоговорителя, то есть от антенны до динамика.
Время шло. Зиму сменила весна. В начале мая у нас началась сессия. Кое какие предметы мы сдали навсегда с занесением оценки в диплом. Некоторые продолжались. Нас радовала мысль, что будет практика на воде. А потом летний отпуск и после отпуска корабельная практика.
У судоводов практика на воде началась с первого курса. Сначала была у них тренировка по борьбе за живучесть. Потом шлюпочная практика в акватории порта Ломоносова. А на втором курсе они ушли на практику на учебном судне «Луга». На этом судне все судоводы нашего училища проходили практику. Нас радистов на УС «Луга» никогда не практиковали. Может когда то давно, но по крайней мере с 1991 года и по 1995 год ни одного радиста на УС не было.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

УС «Луга». На тот момент стоянка у него была в г. Кронштадт, на Усть-Рогатке. Судоводы на нём часто бывали во время практик.
Но нам и так было радостно, что еще интереснее учёба начнется. А самое главное, после всех практик мы станем третьим курсом и у нас будет СВОЙ 1й курс! Нам было скорее интересно на них посмотреть. Особо желания их гонять не было. Ну так, если только чуть-чуть.
В конце мая после 20-х чисел мы сдали сессию и были отправлены на шлюпочную базу порта Ломоносов. Было очень интересно. Мы практиковались на настоящих 8-ми местных ялах. Это не прогулочная лодка на пруду в парке. Это тяжелый, массивный деревянный ял (не шлюпка). 6 гребцов, 1 на румпеле (у руля) и 1 на носу. Но как правило нас курсантов было 7 человек. Три на веслах по правому борту, 3 на вёслах по левому борту, старшина яла на румпеле и старший из преподавателей на носу. И кстати, мы все были просто в робах без спасательных жилетов. (И как мы только выжили то??? – риторический вопрос). Старший всё пояснял, рассказывал про особенности команд старшины и хитрости управления ялом. Старшина отдавал команды. Кто на шлюпочной практике был, тот помнит эти команды:
- Вёсла в воду! И все опускали вёсла.
-Раз! (резко). Все весла тянули на себя
-Дваааа (команда протяжная). Вёсла переводились рукоятями вниз и вперёд для изготовки к следующему гребку.
И так под счет, слушая старшину, все дружно делали гребки. Экипаж яла не видел куда плывёт, они спинами сидели к носу. И по этому неукоснительно слушали команды старшины.
-Суши вёсла! Поднимали вёсла над водой.
-Табань! Гребок в обратную сторону. Табанить можно для экстренной остановки яла. Или можно табанить раздельными бортами для ускоренного разворота яла.
-Вёсла вверх! Если было препятствие или узкий проход, и что бы весла не повредить их поднимали строго вверх.
Безупречное управление зависело от всех. От старшины и его управлением румпелем, от чёткого исполнения команд гребцами. И вот когда всё это было настроено и работало как часики, то получалась можно сказать музыка у хорошо отрепитированного оркестра.
Старшим в нашей шлюпке был преподаватель Саприга А.Л. А старшим в другой шлюпке был контр-адмирал в отставке Катышев. Он у нас на втором курсе вел предмет безопасность и сигналы на водах. Изучали международный свод сигналов и правил (МППСС-72). Предмет был очень интересным, и я считаю необходимым для всех моряков. Даже для палубных матросов. Ведь зная МППСС-72, можно было визуально прочитать сообщение с корабля. То есть не переговоры, а что-то типа статуса (как в соцсетях). Например, комбинациями флагов или фигурами можно было составить короткие предложения (стою на якоре, дрейфую, буксирую, имею повреждения).
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Переписывать всю википедию не буду. Для примера показал. Моряки и без меня про это всё знают.
Май выдался тёплым, солнечным. Каждое утро после завтрака мы уходили на шлюпбазу. Занимались до обеда. Потом шли на обед, а потом куча свободного времени. Можно было уйти в увольнение.
Потом был летний отпуск. И снова отрыв по полной. Дома это дома. Нет вечерних поверок и утренних подъёмов. Нет контроля и разрешений убыть в увольнение. Просто каждый день можно спать хоть сколько, и гулять когда угодно и где угодно. И еда домашняя такая вкусная и сытная.
Когда отпуск подходил к концу, мне уже не было так грустно как на первом курсе. Я знал, что по прибытии в Рамбов, сразу попаду на практику. Куда и на какой корабль пока не знал, и мне было очень интересно.
Так получилось, что я из отпуска опоздал на три дня. Поезда тогда ходили 2 раза в неделю до Питера. И была дилемма, то ли уезжать на 2 дня раньше чем кончится отпуск, ведь это же целых 2 дня! Ну или выезжать позже и опоздать. К тому же до поезда надо еще добраться 300 км. На автобусе. Я дал телеграмму в дурку, что ввиду отсутствия билетов на автобус, не поспеваю к сроку прибытия. Мои родители тогда работали в автобусной колонне и такую справку с печатями не составило труда состряпать.
Прибыл в колледж, в конце июля. Вещи скинул в баталерке в рундук под замок (к тому времени мы заняли рундуки выпустившихся и они все были под замками). Меня начальник РТЦ к2р Грошев в тот же день сопроводил на практику. Сначала мы сели на паром Ломоносов-Кронштадт. Кронштадт был закрытым городом на острове Котлин. Было КПП, на котором пропускали строго по пропискам либо по удостоверениям или направлениям. На меня было оформлено командировочное удостоверение. После КПП вышли и повернули налево. Прошли минут 10 и подошли к КПП Усть-рогатки. Длинный пирс закатанный в асфальт, и по левой стороне пришвартованы корабли кормой к стенке. Сначала стояли маленькие суденышки. Потом стояли 2 военных корабля, «Смольный» и «Перекоп». Это были близнецы одного проекта. Потом к ним присоединился «Хасан». Точно такой же. Потом стоял «Гангут». Это был корабль большего размера. На этих кораблях в основном проходили практику курсанты военно-морских училищ. Дисциплина там была конечно же СТРОЖАЙШАЯ!
После них стоял знаменитый ледокол «Красин». О нём много написано в интернете. Бочкообразный корпус, черно-желтый окрас. Грошев мне рассказал немного о «Красине». Даже 2-х минут его рассказа хватило для глубокого впечатления об этом ледоколе. А потом начался «Белый дивизион».
Белым дивизионом называли корабли и суда гидрографии. Гидрографы практически все были окрашены в белый цвет. Красота!
Сначала стоял ОИС «Полюс». Потом стоял ГИСУ «Персей». За Персеем стоял ОИС «Академик Крылов», за Крыловым стоял ОИС «Михаил Крупский», за ним ОИС «Леонид Дёмин», потом ОИС «Аджария». Дальше не помню.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Здравствуй
Белый Дивизион!
Я еще ничего о тебе не знал, но чувствовал внутри, я тебя полюбил!


Крылов, Крупский и Дёмин были близнецами. У них еще были близнецы, ОИС «Адмирал Владимирский», ОИС «Иван Крузенштерн», но в тот момент их у пирса не было.
И вот мы подошли к трапу Академика Крылова. Большой, красивый и достаточно комфортабельный корабль 1-го ранга. Его параметры и характеристики можно погуглить. Переписывать интернет не буду. Расскажу только о своих впечатлениях об этом океанографе в следующей части.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Все эти суда имели уникальные исследовательские лаборатории. На них ходили в походы в составе экипажа немало академиков-светил нашей науки. Было много экспедиций в которых сделано много открытий.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Флаг Белого дивизиона.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!