Блоги
Блог Ровбут Михаила ОлеговичаПамяти Георгия Андеевича Десятова посвящается
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Вступление
Мою работу я посвятила юнгам Балтики, потому что хочу рассказать об одном краснофлотце, Десятове Георгии Андреевиче, - отце моей школьной учительнице по истории и культуре Санкт - Петербурга, Ольги Георгиевны Пильцер.
Юнга!
Есть что-то волнующее в этом коротком слове. На флотском языке юнгой называется подросток, готовящийся стать матросом. Практически это юный моряк, вместе с опытными товарищами преодолевающий все тяготы походной жизни, готовый в любой момент ринуться навстречу опасности. И нередко бывает так, что от штатного флотского специалиста он отличается только возрастом.
Знакомясь с фотоматериалами и документами из домашнего архива учителя, я поняла, как тесно связана история нашей страны с судьбами каждой семьи. Прошло много лет, а память о тех героических и трагических днях жива. Кортик, боевые награды, письма, фотографии, справки из госпиталя – это вещи, которые всегда будут бережно хранить близкие люди, гордясь боевым прошлым своих предков.
На военном флоте юнги существовали с давних пор. Многие бывалые моряки, видные флотоводцы начинали свой путь с этого скромного звания.
До войны, Георгий учился в роте юнг при Школе боцманов Военно-Морского Флота, созданной в 1940 году на острове Валаам.
Школа боцманов, располагавшаяся на острове Валаам в Ладожском озере, с началом войны оказалась на ее переднем рубеже. Когда развернулось наступление немецко-фашистских войск на Ленинград, Георгий Андреевич участвовал в обороне ладожских островов, в эвакуации окруженных частей Красной Армии, затем в боях 4-й отдельной бригады морской пехоты на знаменитом Невском «пятачке» и в обороне Советского Заполярья.
Рядовым краснофлотцем он прошёл всю войну. Испытал голод блокады, был неоднократно ранен в боях. За доблесть и мужество был награждён медалями Ушакова, «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», орденом Красной Звезды.
В июне 1945 г.Г.А. Десятов принимал участие в параде Победы на Красной площади в Москве.
Подвиг юных защитников Родины стал одним из проявлений массового героизма советских людей, поднявшихся на великую народную войну против фашистского нашествия.

Глава 1. Георгий Десятов — юнга Балтики

Георгий Андреевич Десятов родился в Стрельне в 1922 году. Он был из морской офицерской семьи. Его отец, Андрей Кузьмич, преподавал в Высшем Военно-морском инженерном училище им. Ф.Э.Дзержинского.
До войны Жора учился в роте юнг при Школе боцманов ВМФ на острове Валаам. Покидая Ленинград в 1940 г., Жора, проплывал на пароме поселок Дубровка. Не думал и не гадали тогда ни он, ни его товарищи, что именно здесь через год придется им идти в бой с одного берега Невы на другой, чтобы утвердиться на маленьком участке земли, который войдет в историю под звучным, запоминающимся именем Невский «пятачок».
Как пишет В. Кодин в статье «Они любили море» в газете «Ленинградская правда» за 6 ноября 1971 г.: «…Это были мальчишки, ещё недавно гонявшие голубей. Ещё недавно они играли в Чапаева, Папанина, и Щорса. Мир вставал перед ними чудесным видением. Но больше всего они любили море. Море, корабли, капитаны, матросы. Голубые просторы, чайки над быстрой волной, буруны, бегущие за кармой, вот что овладело навсегда их воображением, вот почему они устремились в роту юнг, избравшую своей базой этот изумительный остров Валаам…».
В канун войны 19-летний Георгий Десятов вместе с другими юнгами изучал тактику сухопутного боя, рыл окопы, учился стрелять... Разумеется, изучали штурманское и парусное дело, ходили в походы по неугомонной Ладоге.
Тревожное слово «война» юнги услышали от связного, когда совершали шлюпочный поход вокруг острова Валаамского архипелага. Командование острова немедленно организовало его оборону. Многим из юнг ещё не исполнилось и семнадцати лет. Однако они были готовы принять бой. Курсанты и юнги были переодеты в форму морской пехоты. Интенсивно строили береговые укрепления, бомбоубежища, укрытия, несли боевую службу на постах, патрулировали по острову, часами укрываясь в секретных засадах, отражали огневые налёты авиации врага.
Тяжёлые бои развернулись на берегу Ладожского острова. Противник беспрерывно атаковал советские войска в районе Сортавальского полуострова, который расположен вблизи острова Валаам. Враг, имея превосходство в живой силе и технике, стремился полностью замкнуть кольцо блокады Ленинграда.
Курсантам и юнгам Валаамской школы был дан приказ: наряду с обороной острова помочь эвакуировать наши части с побережья на остров Валаам. В короткий срок были приведены в готовность все плавсредства, способные принять бойцов, раненых, оружие, снаряжение. Задача была сложной – в воздухе имел превосходство враг… Кораблей не хватало, и пришлось использовать парусно-моторные учебные суда – шхуны «Учёба» и «Практика». Самолёты врага то и дело носились над тихоходными, слабоманевренными судами. Израненные экипажи боролись за спасение кораблей, метким огнём разили самолёты. Стойкость, храбрость, умение и мужество победили. Целая дивизия была успешно эвакуирована.
Валаам стал маневренной базой Ладожской военной флотилии. Сюда прибыла 4-я морская бригада под командованием генерал-майора Ненашева. На острова, расположенные близ материка, были высажены десанты морской пехоты, которые приковывали к себе часть войск врага, оказывая этим помощь нашим бойцам на берегах Ладоги. Валаам оставался неприступной твердыней. Ни десанту врага, ни его разведке так и не удалось тогда проникнуть на остров.

Глава 2. На Невском пятачке

В сентябре 1941 года успешно и скрытно прошла по приказу командования эвакуация острова. Долгое время враг об этом ничего не знал. С острова Валаам юнги прибыли в бухту Осиновец и на следующий день от станции Мельничный Ручей со всем необходимым боевым снаряжением (пулемёты, автоматы, винтовки, патроны, питание) пешком совершили 50-километровый путь до Невской Дубровки, а ранним утром вместе с бойцами морской пехоты форсировали Неву.
Юнги спустились к небольшой речке Дубровке, взяли на плечи шлюпки донесли их к Неве. Наконец шлюпки на воде. До противоположного берега было больше полукилометра. Течение Невы быстрое. Не успели перевалить за середину реки, как ночную тьму прорезала зелёная ракета. Это означало, что противник обнаружил десант. Юнги навалились на вёсла. Умелый манёвр рулевых – и шлюпки уже у вражеского берега. Молодые моряки стремительной лавиной обрушились на врага. Фашисты не ждали такого стремительного броска. Это были отборные подразделения гитлеровских парашютистов, почти все они были награждены «железным крестом» за штурм острова Крит. На юных смельчаков фашисты обрушили шквал огня. Особую опасность представлял вражеский танк. Прикрывшись бронёй, фашисты вели из танка сильный пулемётный огонь.
Быстро оценив обстановку, комсорг роты Николай Милосердов и юнга Николай Бар, прижимаясь к земле, поползли в сторону танка, и в него полетели связки гранат. Дрогнула земля от взрыва – замолчал подбитый танк. А через минуту вновь открыл огонь, но теперь уже из него стреляли по фашистам юнги.
В разгар боя был смертельно ранен командир роты коммунист Павловский. Юнги поклялись отомстить за него врагу. В бой юнг повели курсанты школы - комсомольцы Алексей Белоголовцев, Дима Коваленко и Николай Ивашкевич.
В гущу противника, в его передовые окопы, первыми ворвались юнги Виктор Шишкин, Георгий Десятов, Иван Парфёнов, Леонид Перепич. Гитлеровцев кололи штыками, глушили коваными прикладами, взрывали гранатами, косили пулемётным огнём.
В сражении на Невском пяточке юнги потеряли много боевых товарищей. Там погибли комсомольцы Борис Воробьёв, Миша Борох, Миша Артамонов, Алексей Костыренко и другие. Юнги никогда не забудут семнадцатилетнюю героиню Невского пяточка Зою Аверину – отважную санитарку морского отряда. Юнги похоронили её под берёзой возле берега.
В результате дальнейших боёв моряков и воинов Невской оперативной группы на левом берегу Невы был отвоёван плацдарм – небольшой кусочек советской земли: по фронту около трёх километров и вглубь метров пятьсот – шестьсот.
…Когда отгремели бои, с «пятачка» был взят кубический метр земли, и оказалось, что в нём содержится 98 килограммов металла. Нет в Ленинграде человека, пережившего блокаду, который не слышал бы о Невском пятачке.

Глава 3. «…Война гуляет по России, а мы такие молодые!»

"Я всегда готов по приказу Рабоче–Крестьянского Правительства выступить на защиту моей Родины — Союза Советских Социалистических. Республик..." (Из текста Военной присяги Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота)
Рядовым краснофлотцем Г.А. Десятов прошёл всю войну, участвовал в обороне Ленинграда, сражался в 4-й отдельной бригаде морской пехоты на Невском пяточке и в Заполярье.
Георгий был неоднократно ранен в боях. Об этом свидетельствует одна справка из семейного архива: «С 09.X.1941 - 30.XI.1941 Г.А. Десятов находился на излечении в ВМЧ № 2 по поводу осколочного ранения».
В августе 1943 года Георгий Десятов был награждён медалью «За оборону Ленинграда».
До конца войны служил на крейсере «Мурманск» Северного флота. «Черной смертью» фашисты называли наших моряков в годы войны, так как там, где воевали краснофлотцы, врагам приходилось очень туго. Особенно немцы боялись рукопашного боя, ребят на Северный флот отбирали высоких, крепких, выносливых и отчаянных.
За участие в морских операциях Георгий Андреевич был награждён медалями - «Медаль Ушакова», «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», Орденом Красной Звезды.
Георгий Десятов имел честь принимать участие в параде Победы на Красной площади в Москве в июне 1945 г. Это была огромное счастье и гордость для всех его близких!
Надпись на обороте Фотографии из семейного альбома: «В память о Москве в дни парада «Победа. Я с другом Андреем с крейсер «Мурманск» С.Ф. прибыли в Москву на парад «Победа» над Германией - 24.VI.1945г».
Воспоминанье в семье о параде были всегда. Когда по телевизору показывали запись с парада Победы 1945 года, его вдова, Валентина Михайловна, всегда показывала строй и плакала. Среди моряков Северного Флота победным маршем шёл её муж, Жора.

Заключение

После войны Георгий Андреевич до 1960 года преподавал в Выборгской школе юнг в звании капитан-лейтенанта. В семейном альбоме много фотографий этого времени, где Георгий Андреевич обучает курсантов морскому делу. Волей судеб, у Ольги Георгиевны под Выборгом на Саймонском канале находится дача. Она часто проезжает мимо старинного финского здание с двумя большими якорями у главного входа. Там после войны находилась морская школа, где служил её отец.
Сохранился депутатский билет Георгия Андреевича. В 1953 году Десятов Г.А. был депутатом Выборгского Городского Совета депутатов трудящихся Ленинградской области № 147.
Сохранилось удостоверение о том, что капитан – лейтенант - запаса, Георгий Андреевич Десятов, уволен из кадров Вооружённых сил ССС 23.09.1960 года. В августе 1961 году его награждают медалью «За безупречную службу вооружённых силах СССР»
С 1960 года и до смерти Георгий Андреевич жил в Ленинграде. В 1965 году у него родилась дочь – Ольга Георгиевна. Работал он на партийной и хозяйственной работе на разных предприятиях города.
Он вёл переписку и встречался с однополчанами, ездил на встречи в музей на Невском плацдарме, писал воспоминания о юнгах Балтики. О войне с семьёй говорил мало, видимо, воспоминания были тяжёлые. Сохранилось письмо 1976 года, написанное Леонидом Волынцевым, юнгой школы боцманов ВМФ. Леонид пишет Георгию, что в Ленинграде создана секция юнг Балтики, где готовится к выпуску книга «Юнги Краснознаменной Балтики». Их боевой товарищ, Василий Кодин, собирает материал для сборника. Георгия Андреевича просят поделиться военными и послевоенными воспоминаниями. Вдова Георгия Андреевича, Валентина Михайловна, рассказывала дочери, что в изданной книге «Юнги Краснознаменной Балтики» (Сборник воспоминаний - Л.: Лениздат, 1981г.) есть материал и об её отце. Книга, к сожалению, после смерти Георгия Андреевича не найдена. Материалы сайта Нахимовского училища дают представление об этом сборнике.
Георгий Андреевич был интересным человеком - играл на рояле, знал арии из оперетт, много читал.
Умер Георгий Андреевич Десятов в 1978 году, когда Ольги Георгиевне было 12 лет. Похоронен Георгий Андреевич вместе со своим отцом на Волковском православном кладбище.
Вечная ему память!
Без сомнения, юнги Краснознаменной Балтики станут примером для поколения моих сверстников ребят. Примером, достойным подражания.



Работа выполнена на основании семейного архива О.Г. Пильцер — дочери Г.А. Десятова, содержащего документы, письма, воспоминания Г.А. Десятова, статью бывшего юнги с острова Валаам в газете «Ленинградская правда» за 5.11.1971 г. «Они любили море».
Блог Ровбут Михаила ОлеговичаПамяти курсанта ЛМУ ВМФ Николая Ломтева.
СЛАГАЕМЫ УСПЕХА – Рыбак Эстонии 13 01 1965

НЕ ОДНАЖДЫ доводилось слушать, когда шел разговор о высоких уловах, мол, ничего особенного, просто повезло людям, Спорить трудно. В рыбацком деле «везение» доживет, наверно, и до коммунизма. Но вот я слушаю рассказ капитана СРТР-9101 Николая Ломтева о делах экипажа его судна и убеждаюсь: нет, не только в везении секрет рыбацкого успеха. Пятый год командует выпускник Ломоносовского мореходного училища Николай Ломтев СРТР-9101. И все эти годы рыбаки досрочно выполняют задания, берут высокие уловы. В минувшем году они добыли свыше 12 тысяч центнеров рыбы. Отличный результат!
—В чем секрет вашего успеха? — спрашиваю я. Николай Ломтев не торопится с ответом на обычный, стандартный вопрос журналистов.
— Начну хотя бы с того, - несколько помедлив, — отвечает он, — что я плаваю на одном судне несколько лет. Я хорошо изучил его, мне не нужно привыкать к приборам. Это очень многое значит.
— У некоторых капитанов не хватает выдержки. Они торопятся быстрее выметать сети. Мы же старались выметать их позже других судов. Почему, спрашиваете? А как же? — удивляется Николай Ломтев. — Чтобы сети могли дрейфовать более свободно. При выметке учитывали течение, ход рыбы и еще многие данные, от которых в конечном счете зависит - возьмешь рыбу или нет.
— Работали мы в паре с моим бывшим старшим помощником Евгением Подъячевым. Сейчас он командует СРТ-4558. Если один из нас находил рыбу, то сразу сообщал об этом другому. Если один задерживался с выборкой, то другой уходил на поиск. Находил рыбу, вызывал к себе. Не было рыбы — расходились в разные стороны. Сразу охватывали поиском огромный район. Взаимно выручали друг друга сетями, снабжением, продуктами. Раньше других перешли на крупноячеивые сети. Вот, пожалуй, и все слагаемые, Которые обеспечили нам успех.
— Хотя, собственно, это еще не главное, — неожиданно добавляет капитан. — Главное — слаженная работа всего экипажа, ясное понимание каждым своего долга, отличное знание своих обязанностей.
Тепло и подробно рассказывает Николай Ломтев о своих подчиненных.
Он хорошо знает каждого из них. Вот, например, второй помощник, секретарь комсомольской организации судна Аду Нурмсалу, беспокойный, не знающий усталости человек. При большой рыбе выполнял любую работу. Нужно — бондарил, нужно — шкерил. Для него это дело привычное — он сам плавал матросом.
- Или возьмите старшего механика Всеволода Ерофеева, — продолжал капитан. — Я не знаю, когда отдыхал этот человек. Под его руководством машинная команда ухитрялась проводить в море даже такие ремонтные работы, которые обычно выполняют в заводских условиях. Помню, как-то сорвало крепление шатуна сететрясильной машины. Нужно было идти к базам, чтобы там выточить крепление. Идти, значит потерять время и рыбу. Стармех посчитал это дорогостоящим удовольствием. Он собственными руками за час выточил новое крепление.
Слушаешь капитана и, кажется, что на судне плавают одни умельцы, для которых нет безвыходных положений. Это касается и электрика Вяхеус, который сам ремонтировал сложные приборы и мастера на все руки матроса I класса Лепсалу и многих других, всех тех, кто обеспечил победу экипажу.
— А еще напишите, - говорит в заключение мой собеседник, — что мы могли бы взять все 16 тысяч центнеров. Но нам помешали это сделать. Кто? Простои у баз. Не редко случалось – семь дней ловили, восемь стояли в очереди. Не хватало сетей. Негде было их просушить. Собственно все то, о чем мы давно говорим и к чему не прислушиваются те, кто обязан по долгу службы оперативно реагировать на наши сигналы.
— Какие у нас планы в Новом году? Перевыполнить установленное задание, дать больше рыбы стране.

К. ТАММ.
МеханическийПАМЯТИ старшего механика ТБОРФ Евгения Подольского - Простая биография - 01 05 1964
- статья газеты рыбак Эстонии

Как всегда с утра старший механик БМРТ-368 Евгений Подольский спустился в машинное отделение. Второй механик Борис Максимов, моторист Юрий Сенников и токарь Леонид Чернявский производили профилактический осмотр главного двигателя. Евгений Подольский остался доволен. Работа велась со знанием дела. Старший механик дал несколько практических советов подчиненным и вернулся в свою каюту.
Накануне у него был разговор с четвертым механиком Анатолием Окуловым. Вышла из строя траловая лебедка. Что делать? Идти в порт или исправить лебедку в море? Анатолий Окулов сказал, что идти в порт долгая история. Взвеси-ли и решили, что работу проведут своими силами.
- Лично я, - сказал Евгений Подольский, - попробую расточить кулачковую муфту. Когда-то до флота мне приходилось заниматься и этим делом. Работа была выполнена в короткий срок. Старший механик доложил капитану, что судно готово к промыслу.
- Можете и отдохнуть, - сказал капитан Владимир Плешаков.
Но Евгений Подольский не из тех, кто отдыхает в море. Наоборот, он не может обходиться без дела. И нет такой работы, которая была бы ему не под силу. Не случайно на судне называют старшего механика мастером на все руки.
Ну, а главное Евгений Подольский не хранит свои знания и опыт под спудом, а щедро делится ими с подчиненными. И они с полуслова понимают старшего механика. Никому не нужно напоминать и подсказывать, что нужно сделать каждый знает свое дело и добросовестно выполняет его.
Своими силами машинная команда за десять месяцев плавания выполнила большой объем ремонтных работ, сэкономила более 20 тысяч рублей государственных средств.
Когда я попросил Евгения Подольского рассказать о своей работе, он ответил:
— Право, не знаю, что и рассказывать. Биография у меня простая. До поступления в Ломоносовское училище жил под Москвой, там окончил семь классов. Теперь плаваю. Полюбил море, людей, с которыми работаю. Хорошие плавают на флоте люди. Легко с ним работать. Конечно, бывают и трудности. Но в хорошем коллективе с ними легко справляться.
Евгений Подольский умолчал о том, что он знает и слесарное и токарное дело. Он умеет найти путь к сердцу каждого человека.
С любовью вспоминают о нем бывшие мотористы, а ныне механики Леонид Сергеев, Валерий Удовичев и бывший второй механик Леонид Мускевич, который сейчас стал старшим механиком БМРТ-355.

Н. ЕРМОЛАЕВ
Блог Ровбут Михаила ОлеговичаГриф "Секрето" еще не снят?..
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


В редакцию пришло письмо от жителя Выборга Валентина Михайловича Архипова. Он напомнил о том, что 30 апреля 1960 г. состоялся последний выпуск 561-й мореходной школы специалистов рядового плавсостава ВМФ (в народе - "школы юнг"). "Пятьдесят лет прошло с того времени, - пишет В.М. Архипов. - Я хорошо помню наших учителей-наставников: начальника школы, капитана II ранга Анчунова, командира роты капитана Кустова, старшину Петра Никифоровича Юдина, преподавателя Карнаухова. Хочется узнать, как сложилась жизнь выпускников нашей мореходки"
Первая советская Школа юнг, которую, как известно, закончил Валентин Пикуль появилась в годы Великой Отечественной на Соловках. Затем, уже после Победы, были созданы три школы в разных концах страны, в том числе и в Выборге.
Выборгская мореходная школа (потом ее переименовали в мореходную школу специалистов рядового плавсостава) давала не только начальную морскую подготовку, но и соответствующую специальность.
Сюда со всех концов Советского Союза приезжали мальчишки, зачастую со сложными судьбами - дети войны. Одним из них был и Валя Архипов, родившийся в октябре сорок первого. В 1947 году его привезли в Выборг родители-переселенцы, Михаил Павлович и Елена Ивановна. Мальчик рано лишился отца. Мама бралась за любую работу, в одиночку поднимая троих детей.
В то время при каждой части, дислоцировавшейся в Выборге, был свой духовой оркестр "музыкальной команды". Начальник в/ч 67636 прослушал Валю и сказал: способности есть, оформляйся, будешь играть на альте.
Часть располагалась на Папуле, по правую руку от железнодорожного моста. Музыканты жили в отдельной казарме своим подразделением: 10 воспитанников, 10 солдат срочной службы и 10 сверхсрочников. Распорядок дня - не забалуешь: подъем в 6 утра, зарядка, и далее - обычный день службы в армии.
Оркестр сопровождал практически все мероприятия воинской жизни. Парады, вечера отдыха, торжественные моменты (награждения и пр.), выступления в Доме офицеров, выезды… Музыкантов брали с собой даже на стрельбы: горнист должен был протрубить начало и конец огневой подготовки. Там Валентин и стрелять научился…
Музыкальная служба продлилась два с половиной года. И получилось так, что нескольким воспитанникам духового оркестра удалось попасть в выборгскую Мореходную школу, что было тогда нелегко.
Будущие моряки носили бескозырки с ленточками. Как вспоминал позже Валентин Пикуль ("Мальчики с бантиками"), соловецкие юнги, например, имели право только на… бантик, а на бескозырке большими буквами красовалась орфографическая ошибка: "Школа Юнгов ВМФ". Выборгским же ленточки выдавались, но только после принятия присяги - своего рода обязательств, ответственности, которую брал на себя обучающийся. С этого момента он считался полноправным слушателем, имел право ходить в город на увольнение.
В Выборгской школе проходили обучение на первом и втором курсах двести курсантов. Здесь готовили машинистов, радистов, электриков, мотористов и кочегаров. Учились в школе только юноши; выпускников направляли на военный флот.
Особо не задумываясь Валентин выбрал электрику. Интерес пришел позже. В итоге получил две специальности: судовой и штурманский электрик.
Режим дня не позволял расслабиться: в 7.00 подъем, зарядка, в 8.00 завтрак, до обеда - теоретические занятия. После обеда - практика, с 16.00 самоподготовка, после ужина свободное время. Валентин, как и все курсанты, не упускал случая прогуляться по Выборгу, который в те годы только начинал восстанавливаться. Помнится большое количество разбиток: дом на Красной площади, где сегодня располагается Центральная аптека, многие здания на ул. Крепостной…
Валентин Михайлович показывает свой аттестат: курсант Архипов учился на одни пятерки! Предметов было много: политзанятия, военно-морская подготовка, электротехника, устройство корабля, черчение, основы судовождения, судовая гигиена… Последний выпуск специалистов рядового плавсостава состоялся полвека назад.
Вспоминаются и друзья-одногруппники - Гена Копылов, Женя Мокичев. Вместе они получали свои аттестаты об образовании, в которых значились приобретенные флотские специальности. Их выпуск стал завершающим. Позже три школы юнг, образованные сразу после войны, объединили и перевели в Кронштадт.
Этот период своей жизни Валентин Михайлович называет одним словом: море. После окончания школы он служил штурманским электриком в Мурманске, на Северном флоте… Первым судном стала "Сванетия" (по названию района Грузии).
Но Архипов решил учиться дальше. Поступил в мореходное училище в Стрельне, стал судовым электромехаником, перешел в торговый флот. Несколько лет плавал по миру, повидал Европу, Африку, Кубу. Было очень интересно знакомиться с бытом и привычками людей из разных стран. Советские моряки доставляли различные грузы, в основном лес. А иногда - ящики с неизвестным содержимым, который назывался "генеральный груз". Обратно с Кубы везли тростниковый сахар.
В плаваниях всякое случалось; приходилось выдерживать и шторма. Как-то осенью судно, на котором находился Архипов, направлялось в Югославию и попало в эпицентр шторма в Адриатическом море. Их трепало всю ночь. Еле выбрались!
А однажды в Бискайском проливе, вспоминает Валентин Михайлович, весь груз раскидало по палубе - видать, был плохо закреплен. Пришлось собирать и заново крепить мокрые, тяжелые, скользкие бревна. Палуба кренится, волна навстречу - лихо приходилось! А страшно стало уже тогда, когда все было позади…
А после того, как женился и окончательно осел в Выборге, устроился на ВСЗ. Два года назад Валентин Михайлович и Зинаида Ивановна Архиповы отметили 40 лет совместной жизни. Сын Александр не пошел по морской стезе, выбрав свой путь.
- Наша школа многим мальчишкам помогла определиться в чем-то главном, найти себя, - считает Валентин Михайлович. -Жаль, что адресов своих однокашников не сохранил…
Сведения о Выборгской мореходной школе крайне скупы.
Кое-что известно о самом здании. По данным книги "Выборг. Архитектурный путеводитель" (Петри Неувонен, Туула Пеюхья, Тапани Мустонен, "СН", 2008), четырехэтажное здание бывшей школы было построено в 1914 г. военным инженером, полковником Глушковым для выборгской русской семинарии. За процесс строительства отвечал мастер Каарло Массинен. В 1918 г. здесь разместилась учебная часть финских вооруженных сил, известная как военная школа Марковилла (кое-кто из краеведов утверждает, что имелась в виду школа финских диверсантов).
Кстати, само название "Марковилла" произошло от имени строителя близлежащей виллы - Маркуса Вригта. На ней (к сожалению, не сохранившейся) в 1850-1870 гг. жил русский художник Федор Толстой.
После войны, как сказано выше, здесь проходили обучение специалисты рядового плавсостава 561-й Мореходной школы. Когда ее расформировали, в здании разместился санаторий Министерства обороны. Сегодня оно пустует.
А насчет выборгской Мореходки разгадка проста. Как объяснили местные краеведы (этого же мнения придерживается и заведующая отделом краеведения библиотеки Алвара Аалто Тамара Коробова), школа юнг была в свое время засекреченным объектом. И, похоже, гриф секретности до сих пор не снят…

Наталья КОРТЕЛЕВА
Блог Ровбут Михаила ОлеговичаДруян Борис Григорьевич
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Родился 24 сентября 1936 года в Ленинграде. Во время войны вместе с матерью был эвакуирован на её родину в деревню Федоровская Костромской области. Там в 1943 году она умерла, а в феврале 1944 года при прорыве блокады Ленинграда пропал без вести отец. После войны в Ленинграде, а затем в пос. Тайцы Гатчинского р-на учился в школе с третьего по шестой класс. С 1950 по 1953 год был воспитанником Школы юнг г. Выборга, затем плавал рулевым-сигнальщиком на буксире вспомогательного флота Ленинградской Военно-морской базы. Окончил Школу рабочей молодежи и в 1956 году поступил на отделение русского языка и литературы ЛГУ им. А.А. Жданова. После учёбы в университете работал в 1961 – 1962 годах литсотрудником газеты «За Коммунизм» в г. Чулыме Новосибирской области. Вернувшись в Ленинград, устроился референтом в Международную молодежную туристическую базу «Дружба», где работал до середины 1964 года. Непродолжительное время был редактором учебных программ Ленинградского телевидения. О детстве и юности я достаточно подробно написал в автобиографической повести «Всё это было».
В январе 1965 года меня пригласили работать редактором в отдел художественной литературы Лениздата. Здесь я трудился пятнадцать лет. За это время под моей редакцией вышли в свет десятки книг прозы, поэзии, литературоведения писателей и критиков нашего города. Среди авторов – Ольга Берггольц, Федор Абрамов, Даниил Гранин, Виктор Конецкий, Михаил Дудин, Виктор Курочкин, Глеб Горбовский, Аркадий Минчковский, Михаил Мишин, Александр Прокофьев, Виктор Максимов, Олег Тарутин, Майя Борисова, Татьяна Галушко, Дмитрий Молдавский, Евгений Наумов, Алексей Павловский и мн. др. Из составленных мною сборников произведений русской классической и современной литературы упомяну однотомники А.П. Чехова, Н.С. Лескова, А.А. Ахматовой, М.М. Зощенко, С.А. Есенина, Б.П. Корнилова, а также солидную книгу «Победа. Поэты о подвиге Ленинграда в Великой Отечественной войне».
В декабре 1980 года по приглашению главного редактора журнала «Нева» Д.Т. Хренкова возглавил отдел поэзии журнала. На этой должности работал более четверти века - до выхода на пенсию в 2007 году. На страницах «Невы» печатались многие десятки поэтов нашей страны и зарубежья. И в первую очередь – ленинградские-петербургские, знаменитые, молодые, начинающие. Подборки сопровождались портретами авторов, написанными мною. Кроме того, в «Неве», «Авроре», «Культуре Петербурга», «Северной Авроре», «Вопросах Литературы» были опубликованы мои большие материалы о Михаиле Дудине, Глебе Горбовском, Данииле Гранине, Викторе Максимове, Анне Ахматовой. В 2013 году в издательстве «Геликон» вышла моя книга
Механическийбывший курсант ЛМУ Игорь Ошибченко рассказывает об отце Онании Васильевиче и о себе
АНАНИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ОШИБЧЕНКО

Ананий Васильевич Ошибченко с сыном Игорем


Родился я 29 августа 1931 г. в городе Хасав-Юрте, где мои родители – отец и мать – работали врачами после окончания институтов.

Отец – Ошибченко Ананий Васильевич, 1906 г. рождения, уроженец Таганрога, окончил Ростовский медицинский институт.

Мать – Дружинина (Козлова) Клавдия Ивановна, 1903 г. рождения, родилась в Костроме. Окончила 2-й медицинский институт в Москве и была направлена на работу в Хасав-Юрт, где встретилась с моим отцом.

Отец первым браком был женат на племяннице генерала Краснова и имел дочь Ольгу. (Они уехали из России вместе с отступающими немцами в период Великой Отечественной войны и в конце концов оказались в Канаде. Эти сведения от дальних родственников из Таганрога.)

В период работы в Хасав-Юрте отец был вызван на военные сборы в Ленинград, где перешёл на кадровую службу в РККА. Он служил перед арестом в 1-м стрелковом корпусе начальником санчасти отдельного сапёрного батальона и имел звание военврач 3-го ранга.

В Ленинграде отец завёл третью семью, но с моей матерью не порывал отношений. И с моей матерью и с третьей женой он жил без регистрации брака. Тогда это не возбранялось.

Третья жена – Анастасия Александровна Зотова, дочь ещё царского контр-адмирала Александра Зотова, перешедшего на службу в Красный флот. Он был репрессирован. Его жена, Ксения Фёдоровна, окончила свои дни в приюте для престарелых. Сводный брат по отцу – Андрей Зотов, 1935 г. рождения – после ареста отца был усыновлён родственниками, носит фамилию Зотов, проживает в С.-Петербурге.

Я в Хасав-Юрте прожил два месяца и был увезён к бабушке отца в Таганрог. Вскоре туда приехала моя мать. В 1935 г. родители переехали в Ленинград. Меня забрали от бабушки в 1937 г.

20 августа 1937 г. был арестован отец, 21 августа – мать. Меня определили в детдом.

В период Финской войны матери было разрешено пойти на фронт медсестрой, а после войны вернуться в Ленинград. В нашей комнате жил майор милиции Степан Маркович Петров. Так у меня появился отчим (хотя они жили без регистрации брака).

Вскоре Петрова уволили из милиции, и он работал зам. начальника отдела кадров на Варшавском вокзале. В период Великой отечественной войны он служил комендантом военно-восстановительного поезда. На фронт его не пустили.

Мать была призвана в ряды РККА и закончила войну в чине капитана медслужбы, демобилизовалась в 1946 г. Я находился в 43-м детдоме Ленинграда. После войны мать работала в роддоме акушером-гинекологом. 26 июня 1951 г. умерла от кровоизлияния в мозг на 48-м году жизни.

Я в это время учился в Ломоносовском мореходном училище, которое окончил в марте 1953 г. и был направлен на работу в Таллин механиком на буксирный пароход в Управление вспомогательных судов и гаваней (УВСГ). Хотел стать моряком загранплавания. В 1954–55 гг. ходил за границу, визу для загранплавания получил благодаря знакомству мужа моей родной тётки с моим начальником отдела кадров, они были однополчане.

В 1955 г. женился в Ленинграде на Лапиной Галине Михайловне, тоже сироте. В марте 1956 г. уволился из УВСГ и переехал в Ленинград. У меня была договорённость о месте 3-го механика на ледокол «Сибиряков», но визу не подтвердили, объяснив что не подтверждает Министерство обороны.

Может быть, причиной отказа послужило то, что в это время последняя жена моего отца подала заявление на его реабилитацию. С Анастасией Александровной я был уже давно знаком, и как только была получена справка о реабилитации – она мне её вручила.

В апреле 1956 г. я поступил в Ленинградское пассажирское агентство, 4 года работал старшим механиком на морском буксире «Михаил Ломоносов». Несколько раз контора подавала документы на визирование меня, но получали вежливый отказ.

В 1962 г. уволился и поступил старшим инженером в отдел главного конструктора на Ново-Адмиралтейский завод. В это время учился заочно в Институте водного транспорта.

В августе 1963 г. я завербовался и уехал с семьёй на Западный Шпицберген (Норвегия), работал на буксире «Донбасс» треста «Арктикуголь». По окончании договора в 1965 г., решил, что с визой всё в порядке, подал документы в «Севрыбу», но мне разъяснили, что «курица не птица, Шпицберген – не заграница», и я вернулся на завод.

В январе 1967 г. окончил институт. Летом военкомат в категоричной форме предложил мне провести три месяца на военных сборах. Я пошел к военкому с просьбой заменить сборы в лагерях на учёбу без отрыва от производства (и семьи тоже). Военком выслушал, полистал моё досье и заинтересовался пребыванием на Шпицбергене. Узнал, что оформлялось выездное дело, есть опыт преподавания и предложил службу вольнонаёмным начальником энергорайона в наших войсках в Польше или Монголии. Я согласился и начал оформлять документы. Дошли до райкомовской тройки – отказ, не утвердили. Мне было искренне жаль военкома.

Ну что ж, пана из меня не получилось! В июне 1967 г. уехал в Тикси на работу старшим механиком в Северо-Восточное управление морского флота. В декабре 1969 г. был назначен механиком-наставником. Подали на визу – опять отказ. В ноябре 1971 г. перевёлся в Северо-Восточную инспекцию Регистра СССР и уехал старшим инженером-инспектором на Камчатку. Семья со мной. В Инспекции проработал до назначении пенсии в августе 1986 г.

Вернулся в Ленинград. В мае 1987 г. поступил в гостиницу «При­балтий­ская» слесарем 5-го разряда по контрольно-измерительным приборам и автоматике. Отработал до августа 1994 г.

Вот и всё. Это основные вехи, как «сын врага народа» и «лучший механик Министерства морского флота» не стал моряком загранплавания.
Копию приговора отцу и место его захоронения я не знаю до сих пор.

Игорь Ананьевич Ошибченко,
С.-Петербург, 1997 г.

Ананий Васильевич Ошибченко и его сослуживец лейтенант Всеволод Иванович Голиков были приговорены к расстрелу как члены «контрреволюционно-террористической группы», созданной по заданию заместителя командующего Ленинградским военным округом Примакова. Примаков будто бы вызвал Голикова в марте 1936 г., завербовал его в «военно-фашистскую контрреволюционную организацию» и велел дейстововать. Согласно приговору, Ошибченко и Голиков «открыто среди начсостава батальона систематически выступали против стахановского движения, социалистического строительства и против мероприятий, проводимых коммунистической партией и соввластью в области улучшения материального положения трудящихся».

После ареста Ошибченко и Голиков содержались в Псковской тюрьме. Военный трибунал 1-го стрелкового корпуса (в/ч 4327 в Новгороде) приговорил их к расстрелу 10 декабря 1937 г. После того, как приговор утвердила Военная коллегия Верховного суда СССР в Москве, Военный трибунал 13 марта 1938 г. отправил в Псковский окротдел НКВД копию приговора с просьбой «обратить к исполнению». Начальник Псковского окротдела НКВД Южный 20 марта 1938 г. отправил начальнику 8-го (учётно-распределительного) отдела УГБ УНКВД ЛО и секретарю Особой тройки Егорову донесение:

«Ввиду имеющихся неудобств для приведения приговора в исполнение у нас, препровождаем отношение председателя Военного трибунала военчасти № 4327 от 13/III-38 года за № 0020, с приложением к нему копий приговора в отношении осуждённых Ошибченко Анания Васильевича и Голикова Всеволода Ивановича, для приведения в исполнение, причём сообщаем, что осуждённые нами будут этапированы очередным этапом 22-го сего марта в Ленинградскую тюрьму УНКВД, г. Ленинград, Нижегородская ул., дом № 39».

23 марта Егоров отдал распоряжение начальнику отделения тюрьмы УГБ УНКВД ЛО на Нижегородской: «По прибытии из Пскова осуждённых ВТ части 4327 к ВМН 1. Ошибченко Анания Васильевича и 2. Голикова Всеволода Ивановича выдайте их коменданту УНКВД ЛО – ст. лейтенанту гос. безопасности тов. Поликарпову. Исполнение подтвердите».

28 марта Поликарпов оформил акт о приведении приговора в исполнение.

3 апреля 1938 г. Военный трибунал потребовал срочно исполнить отношение от 13 марта, и 5 апреля Егоров ответил, что осуждённые расстреляны 28 марта.

К сожалению, Игорь Ананьевич Ошибченко эти подробности не узнал. Он умер 7 сентября 2004 г. Просил похоронить себя в Пскове, думал, что и его отец погребён там.

Ананий Васильевич Ошибченко и Всеволод Иванович Голиков помянуты в 9-м томе «Ленинградского мартиролога». А при подготовке 12-го тома стало понятно, что их расстреляли в тюрьме на Нижегородской. Погребены, скорее всего, на Левашовском мемориальном кладбище.

Виталий Маркович Примаков, а также бывшие командующие войсками ЛВО Михаил Николаевич Тухачевский и Август Иванович Корк расстреляны в Москве 12 июня 1937 г. Помянуты в 5-м томе «Ленинградского мартиролога» и в Книге памяти «Расстрельные списки: Москва, 1935–1953: Донское кладбище [Донской крематорий]. (М., 2005). – Ред.
Блог Ровбут Михаила ОлеговичаЛ О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 19 - Приложение
Командование ЛМУ ВМФ:

Рагушенский Евгений Федорович (1946-1951)
Декалин Иван Андреевич (1951-1959)
Керенский Павел Александрович (1959-1973)
Пилипенко Иван Кузьмич (1973-1979)
Потехин Лев Николаевич (1979-1987)
Горбунчиков Юрий Ильич (1987-1992)
Скородумов Николай Васильевич (1992-1998)
Тараев Борис Сергеевич (1998-2000)
Мехряков Дмитрий Владимирович (2000 - 2006)
Глущенко Валерий Александрович (2006 - 2010)
Кисель Геннадий Васильевич (2010 - )

Начальники Судоводительского цикла:


Начальники Радиотехнического цикла:
Головин Игорь Константинович, подполковник (1952-1957)
Терещенко Александр Михайлович
Трошанов Николай Александрович
Семенюта Григорий Михайлович
Журавлев Мстислав Дмитриевич
Лобко Виктор Николаевич, капитан 2 ранга
Крылов Сергей Михайлович, капитан 2 ранга (1990-1991)
Грошев Сергей Борисович, капитан 2 ранга (1991-2002)
Серебряков Александр Владимирович, капитан 1 ранга запаса (2002 - )

Начальники Судомеханического цикла:

Начальники Электромеханического цикла:
Шабанов Анатолий Иванович
Баранов Геннадий Викторович
Ульянов Михаил Константинович
К;олынин Владимир Валентинович
Мельников Алексей Сергеевич
Белов Алианс Иванович


Выпускники училища,
награжденные правительственными наградами

БАРМУТА В.И. – зам генерального директор Сахалинрыбпром, Герой Социалистического Труда.
БОГДАНОВ С.Ф. – капитан танкера «Терек» - орденом «Трудового Красного Знамени».
ГРИГОРЬЕВ Б.П. – научный сотрудник – орденом «Трудового Красного Знамени».
ГРИЩУК С.А. – главный механик судна «Академик Вернандский» - орденом «Знак Почета».
ГОРЮНОВ Е.П. – капитан танкера «Маныч» - орденом «Знак Почета».
ЖУКОВ А.В. – капитан ледокола «Вьюга» - орденом «Трудового Красного Знамени» и медалью «За доблестный труд».
ИШЕНИН В.Д. – старший помощник капитана морского буксира – медалью «За доблестный труд».
ИЛЬЯШЕНКО О.Л. – капитан морского буксира – орденом «Трудового Красного Знамени».
МЕЛЬСИТОВ В.А. – капитан морского буксира – медалью «За доблестный труд».
МАКШАНЦЕВ М.Н. – капитан-директор большого морского траулера – орденом «Октябрьской Революции».
НОВИКОВ М.Г. – начальник радиостанции танкера «Олекма» - орденом «Красной Звезды» (посмертно).
ОГУРЦОВ В.Г. - капитан-директор большого морского траулера «Сапфир» - орденом «Октябрьской Революции».
ОСИПОВ С.А. – капитан танкера «Генрих Гасанов» - орденом «Трудового Красного Знамени», «Октябрьской Революции», медалью «За доблестный труд».
ПАНОВ К.Н. – капитан большого морского танкера «Иван Бубнов» - орденом «Трудового Красного Знамени», медалью «За трудовую доблесть».
ПОЦЕЛУЙКО А.Г. – капитан пассажирского судна «Кубань» - орденом «Трудового Красного Знамени».
ПОЖЕЛО А.П. – капитан морского сухогрузного танкера «Бурея» - медалью «За доблестный труд»
ПОНОМАРЕНКО Л.П. – капитан морского танкера «Иван Бубнов» - орденом «Октябрьской Революции», медалью «За доблестный труд».
СВИРИДОВ В.Д. – механик танкера «Койда» - медалью «За трудовую доблесть»
ЧУРГАНОВ Н.В. – главный механик танкера «Олекма» - орденом «Знак Почета».

Девушки - курсанты РТЦ, группа 210, 1987 год.

Аксенович С.А. Петрова И.А.
Алабердина Р.Ю. Посунько Т.Л.
Вильданова З.Г. Сергеева М.Ю.
Войшвилло С.Е. Степаненко Е.А.
Вусько Т.В. Фадина Н.В.
Григорьева И.Е. Федорова С.Н.
Ерохина О.Ю. Черкашина Н.А.
Маслина Л.В. Якимчук С.К.
Мирошниченко Н.Ф. Михайлова М.Ю.
Нарышкина О.А.
Орлова М.В.
Павлова М.В.

Девушки - курсанты РТЦ, группа 223. 1988 год

Варвас Т.Р. Корнилова С.П.
Гусева А.Н. Кулакова Ю.Ю.
Демидова Т.И. Лескинен А.А.
Забела-Забелина В.Е. Митрофанова О.О. (Ремизова)
Звягинцева Г.В. Плотивенкова С.П.
Камнева Ж.И. Патрушева Т.А.
Кутергина М.Н. Щипкова Н.Л.



Методические пособия преподавателей ЛМК ВМФ:

1. Гуляев В.Е. Математическое обеспечение судовождения. Ломоносов-1997 г.
2. Кайфаджян А.А. Ближняя радиосвязь судов в Глобальной морской системе связи при бедствии и для обеспечения безопасности мореплавания. Ломоносов, 2001 г.
3. Кайфаджян А.А. Дальняя связь морских судов в ГМССБ. Ломоносов, 2002 г.
4. Маковиз Ю.Ф. История мореплавания. Уч. пособие. Ломоносов, 1995 г.
5. Кайфаджян А.А. Визуальная сигнализация: учебное пособие для курсантов судоводительского цикла. Ломоносов, 2006 г.
6. Маковиз Ю.Ф. Руководство по составлению грузового плана. Учебное пособие. Ломоносов, 2004 г.
7. Марченко С.П. Грузовой план сухогрузного судна. Учебное пособие. Ломоносов, 1974 г.
8. Слюсарев О.М. Воздушно-дыхательный аппарат АВМ-12. Учебное пособие. С.-Петербург, 2004 г.
9. Ширягин О.Д. Расчет ходкости судна. Учебно-методическое пособие по дипломному проектированию для курсантов судомеханического отделения. Ломоносов, 1994 г.

Учебники и справочные пособия:

1. Богомольный А.Е. Судовые вспомогательные и рыбопромысловые механизмы. Л., 1980
2. Верете А.Г.Судовые турбомашины. Устройство и эксплуатация. М.1971
3. Верете А.Г. Дельвинг А.К. Судовые пароэнергетические установки и газовые турбины, М.1982
4. Журавлев М.Д. Радиопередающие устройства: Часть 1. Радиопередающие устройства средств связи. М.1975
5. Миклос А.Г., Чернявская Н.Г., Червяков С.П. Судовые двигатели внутреннего сгорания. Л-д,1986
6. Кайфаджан А.А. и др. Поисково-спасательные работы в ВМФ. Справочник. М: 1994
7. Слесарев О.М.Водолазное дело. Справочник. С-Петербург, 1996
8. Слесарев О.М. Водолазные работы. М: 1992
9. Соколов А.С. Автоматическое регулирование силовых установок и технические измерения на судах вспомогательного флота. М: 1972
10. Соколов А.С. Учебник механика вспомогательного флота. М: 1973
11. Радиоприемные устройства (Под общей редакцией Н.С.Манова) М: 1975
12. Шнейдер И.Г. Операция Парус. Л: 1977
13. Шнейдер И.Г. Справочник боцмана
14. Слесарев О.М. Водолазная техника ВМФ М: 1990


Дальние походы курсантов ЛМУ ВМФ

1977 год – поход курсантов 4 курса на учебном корабле «Бородино» по маршруту: Кронштадт – Севастополь с заходом в порт Аннаба (Алжир), пройдено 4862 мили.
1990 год – поход курсантов 3 курса на учебном корабле «Смольный» по маршруту Кронштадт – Севастополь» с заходом в порт Тобрук (Ливия), пройдено 5312 миль.
1991 год – поход курсантов 3 курса на учебном корабле «Гангут» по маршруту Кронштадт – Севастополь с заходом в порт Тартус (Сирия), пройдено 6022 мили.
1992 год - переход курсантов 3 курса на учебном корабле «Гангут» по маршруту Кронштадт – Севастополь без захода в иностранные порты, пройдено 4812 миль.
1993 год – переход курсантов 3 курса на учебном корабле «Гангут» по маршруту Кронштадт – Бискайский залив – Кронштадт с 3-х суточной стоянкой в устье реки Сена, пройдено 4225 миль.
1994 год – поход курсантов 2 и 3 курсов по маршруту Кронштадт – Новороссийск, пройдено 4992 мили.

Справка:
Константин Николаевич Панов прошел путь от матроса до капитана дальнего плавания. В 1952 году окончил курсы судоводителей и заочное отделение ЛМУ ВМФ. В 1966 г назначен капитаном танкера «Иман». Под его руководством экипаж завоевывает 1 место в социалистическом соревновании Вспомогательного флота КЧФ. ПАНОВ К.Н. – капитан большого морского танкера «Иван Бубнов» награжден орденом «Трудового Красного Знамени», медалью «За трудовую доблесть».
Виталий Андреевич Аверин – электромеханик 1 разряда БМТ «Иван Бубнов», более 30 лет отдал работе на судах обеспечения КЧФ.
Владимир Николаевич Кульша – прошел путь от матроса до старшего помощника капитана МВТ «Маныч». Окончил ЛМУ ВМФ, на флоте проработал более 20 лет.
Петр Романович Залевский – после завершения учебы в ЛМУ ВМФ был назначен третьим помощником капитана БМТ «Иван Бубнов».
Константин Николаевич Бордаков – третий помощник капитана судна «Абакан». Зарекомендовал себя грамотным и ответственным судоводителем. Ходовую вахту несет исключительно бдительно, показывает хорошую военно-морскую и специальную подготовку.
Владимир Ефимович Тарасенко – электромеханик транспорта «Тургай»


Литература:

1. П.А.Керенский Записки офицера флота (1932-1959), Изд. «Фантакт», Выборг, 1993 г.
2. В.В.Мигачев Радиотехнический цикл Ломоносовского морского колледжа ВМФ. Ломоносов, 2006 г.
3. Вспомогательный флот ВМФ. Военная академия Тыла и Транспорта, Ленинград, 1963 г.
4. В.П.Митрофанов, П.С.Митрофанов Школы под парусами. «Судостроение», Ленинград, 1989 г.
5. Г.Олейник На морских и океанских просторах. Сб. «Тыл и снабжение Советских Вооруженных сил», № 7. Изд. «Красная звезда», М. 1968 г.
6. ЦВМА фонд 1375
7. В.Самохин Дорога к морю. Севастополь 2006 г.
8. А.Павлов Военно-морской флот России и СНГ. Справочник. Якутск,1992 г.
9. В.Дятчик Люди моря, время, события, люди. Севастополь 2006 г.
10. Материалы учебно-методического сбора командно-преподавательского состава ЛМУ
11. Вспомогательный флот ЧФ России. «Таврида, Симферополь, 2004 г.
Блог Ровбут Михаила ОлеговичаЛ О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 18 - Глава VI. Катастрофа
Глава VI. Катастрофа






Тараев
Мехряков
Глущенко

Глава VII Модернизация
Глава VIII Что потеряли и что нашли

Глава X. Шестьдесят пять лет спустя


Вениамин Яковлевич Малофеев – выпускник Судомеханического отделения ЛМУ ВМФ 1953 года.

Училище в моей жизни.
(Это было недавно, это было давно).

Я поступил в училище неграмотным человеком. После семилетки в вечерней школе мне пришлось работать на заводе штамповщиком. Тогда работали все мальчишки, чем вносили свой вклад в Победу над Германией. Постепенно на рабочие места возвращались взрослые люди, прошедшие войну. Нам, пацанам, нужно было получать образование и самостоятельно устраивать свою жизнь.
Наша группа оказалась разношерстной. Кто-то уже успел поплавать, кто-то окончил школу юнг. Нас определили в группу механиков. Так мы оказались все вместе в одной 13-й группе. Тогда механиков разделяли на паросиловиков и дизелистов. Я не очень представлял себе будущую специальность, но понимал, что паросиловые установки буду служить человечеству еще долго.
Училище находилось на стадии становления. Не было учебных классов, как это принято в настоящее время. Занятия проводились в здании бывшего технического училища. В качестве общежития использовалось старинное здание, в котором, как рассказывали старожилы, когда-то проживали голштинцы из личной охраны императора Петра III. Во всяком случае здание хорошо сохранилось несмотря на прошедшую войну. Недостаток общежития состоял в том, что в зимний период оно отапливалось печами.

Мне шестнадцатилетнему мальчонке была непонятна военная сторона обучения в Мореходке. Командир роты старший лейтенант Грухин проводил с нами занятия по Дисциплинарному Уставу. Он объяснял нам кто кому и сколько может дать нарядов вне очереди в зависимости от служебной иерархии. Наличие нарядов на работу плохо вязалось с моим представлением об армии и флоте. В книгах и фильмах того времени всегда отличались особой дружбой и спайкой. На самом деле все происходило иначе. Старшие «товарищи» меняли наши новые тельняшки на свои старые, продавали постельное белье. Начальство строго осуждало подобные явления и всячески боролось с этими явлениями в общеучилищном масштабе. В этом отношении наша группа была сплоченней и дружнее.
Из числа многочисленных преподавателей мне запомнился майор Фридляндский, которого курсанты называли «Зяма». Он был начальником Судомеханического отделения, весьма образован и преподавал термодинамику. Это предмет мне очень нравился. До сих пор удивляюсь, насколько преподавателям хватало терпения и образного представления изучаемой техники. Ведь кроме классной доски и куска мела в руках преподавателя ничего не было.
В училище не было своей материально-технической базы, но те, кто нас обучал, хорошо понимали необходимость производственной практики. Командование училища договорилось с ВВМИУ им Дзержинского о проведении на их .базе производственной практики. Жили в летнем лагере на острове Вольный. Днем нас учили паять, лудить, ковать, слесарничать и работать на станках. Вечером ходили на шлюпках. Дисциплина была строгой. Никто никуда не убегал.
Первая судовая практика проходила на «Ямале». Котел на судне окончательно загадили, используя не котельную воду. Трубки покрылись слоем накипи, от чего производительность паросиловой установки резко упала. Сложилось впечатление, что нас здесь ждали. Котел вывели из эксплуатации, остудили и по очереди засовывали туда нас. Было жарко, трудно и неудобно чистить трубки. Мы вылезали на палубу и омывались водой. Так продолжалось два дня. До сих пор я помню эти трубки, которые чистил собственными руками. Теперь котел я знал наизусть и даже на ощупь.
Старший механик – пожилой человек относился к нам с глубоким сочувствием. Видя наши, измазанные сажей грязные лица, он предоставлял нам возможный отдых и подкармливал тушенкой из собственного неприкосновенного запаса.
От работы никто не отлынивал. Мы несли вахту дублера-машиниста у паровой машины, учились контролировать ее работу по показаниям манометров и термометров. Наш пароход снова выходил в море и выполнял свои задачи. В свободной время пели старые песни:
«Окончив кидать, он напился воды,
Воды опресненной не чистой,
С лица его падал пот, сажи следы,
Услышал он речь машиниста…»
Это была настоящая практика. Только полярное солнце светило закатом из-за призрачного горизонта.
О «Ямале» ходили легенды. Летом 1942 года в бухте Озерки на полуострове Рыбачий пароход был торпедирован. По счастливой случайности торпеда не взорвалась. Она прошила паровой котел, находящийся в рабочем состоянии и вылетела с другого борта выше ватерлинии на полметра. Погиб котельный машинист, два человека были ранены. Судно отбуксировали в Мурманск и поставили в ремонт на завод Роста. Летом 1944 года пароход снова встал в строй боевых единиц Северного флота и вскоре был передан Архангельскому военному порту.
Эта история произвела на нас большое впечатление, и мы стали относиться к нему с большим уважением. Мы продолжали свою флотскую работу, грузили в шлюпки мешки с продовольствием, учились спускаться на талях вниз, когда сильно штормило и можно было свалиться за борт в ледяную воду. Было ли страшно? Пожалуй, нет. Рядом были друзья и товарищи.
После плавательной практики на «Ямале» я понял, что далек от моря как созвездие Гончих псов от земной Галактики. Меня угнетало однообразие флотской жизни. Подъем – отбой – вахта – отдых. Ограниченность житейского пространства и общения удручали. После двух недель плавания мы вернулись в Архангельск и побежали в кино и на танцы.
Иногда меня охватывает жуткая ностальгия. Это происходит в двух случаях: когда приходят внуки и внучки и когда звонит мой сокурсник Игорь Алепко и приглашает на очередную встречу первых выпускников судомеханического отделения.
Мы рассматриваем старые фотографии. На одной из них я подшиваю подворотничок на фоне бушлата с надраенными до блеска пуговицами. На спинке койки висят отглаженные брюки и фланелька. Ботинки всегда почищены - это закон. Флот ненавидит разгильдяйство и невежливое отношение к себе. Нас так воспитывали и мы это понимали. Распорядок дня в училище приучил меня дорожить временем. Я до сих пор не понимаю состояния, когда можно ничего не делать. У нас не было компьютеров и телевизоров. Днем аудиторные занятия, затем хозяйственные работы, потом самоподготовка. И так каждый день. На уроке литературы нам задали выучить отрывок из «Евгения Онегина». Я написал шпаргалку и периодически вытаскивал ее из кармана во время вечерней прогулки и повторял про себя много раз. Удивительно, но до сих пор я помню этот отрывок:
«… Мечтам и годам нет возврата –
Не обновлю души моей:
Я вас люблю любовью брата,
А может быть еще нежней …»
На старшем курсе был один курсант – весьма любознательный парень. Как то в коридоре на перемене я услышал, как он разговаривает по-английски с преподавателем Эллой Иосифовной Гинзбург. Вокруг собралась толпа курсантов, которые старались понять их разговор. Мне стало завидно, и я спросил Эллу Иосифовну, как можно такого добиться. Ответ был лукавым, но полезным. Она посоветовала взять с собой на практику учебник английского языка, стал читать и даже заучивать целые тексты. Проблема была с произношением. Я набрался наглости и написал ей несколько писем на английском языке. Она ответила и после прибытия с практики стала со мной заниматься индивидуально, в результате чего я добился хороших успехов, и стал лучшим в группе.
На выпускном экзамене по английскому языку председателем комиссии был начальник Ленинградского торгового порта. Меня запустили последним. Я переволновался и, когда меня спросили по-английски: «Как называется судно, на котором вы плавали на практике?», я растерялся и ответил: “My name is Veniamin Malofeyev” Капитан порта улыбнулся и сказал: “I don´t know the ship with their name” Конфуз был, конечно, для меня ужасный. Мне поставили хорошую оценку. Вернувшись в Москву, я купил себе приемник, который стал моим постоянным учителем английского языка.
В комсомол в училище меня не приняли. В моей голове никак не укладывались книжные понятия с реальной действительностью, поэтому постоянно приходилось с кем-то конфликтовать и доказывать свою правоту. Несговорчивых людей в училище не любили, особенно, инструктора политического отдела, которые боролись за численность комсомольцев. Учился я хорошо, и поведение было вполне удовлетворительным, поэтому меня оставили в покое. В комсомол вступить все же пришлось. Это произошло уже после окончания училища на чугунно-литейном заводе «Станколит» в Москве, когда я остался без работы с дипломом судового механика. В 60-х годах, как представитель рабочего класса, я вступил и в партию. Возможно, я поступил нечестно и пошел на сделку со своей совестью. Тем не менее, это помогло мне в дальнейшем.
При клубе училища работал драматический кружок. В качестве руководителя пригласили очень милого профессионала-старичка, который, возможно, постигал азы театрального искусства еще до революции. На фронт его не взяли по старости. Однако, он сумел прорваться в какую-то фронтовую бригаду и был награжден медалью «За оборону Ленинграда». Эта медаль очень ценилась, так же как и его настырность в постановке пьес. Утром мы учились, днем работали, а вечером ставили пьесы. Дедушка лично посетил начальника училища Рагушенского и испросил разрешение на освобождение участников драмкружка от последнего часа самоподготовки и вечерней прогулки.
Ставили дореволюционный водевиль-комедию Сологуба «Беда от нежного сердца». Начало. Занавес закрыт. Звучит кан кан на авансцену выходит танцевать группа девушек. Открывается занавес, выходит ведущий и спрашивает: «Можно танец с девушками?» Девушки танцуют на фоне музыки, а ведущий объявляет» «Добрый вечер! Ах водевиль, водевиль, водевиль!» Незатейливый сюжет с романсами и куплетами веселил зрителей В зале сидело практически все командование. Девушек играли официантки из нашей столовой, роль Золотникова досталась мне, а Дарью Семеновну сыграла повариха. Никто не ожидал, что получится так здорово. Никто не кричал и не свистел. В кресле с высокой спинкой кроме дочерей, которых предлагают на выбор молодому ловеласу. Я придумал гадание, на основании чего должен выбрать невесту.
Театральная самодеятельность продолжалась до последней стажировки в Таллине. В базовом клубе явно не хватало мужчин-исполнителей, поэтому меня и Игоря Ошибченко приняли сразу. Пользуясь свободным временем, мы смогли сыграть несколько ролей в «Вассе Железновой» по пьесе А.М.Горького и пьесе Корнейчука «Платон Кречет». Участие в самодеятельности позволяло каждый вечер бывать в клубе, смотреть кинофильмы, концерты, спектакли.
В Таллине случилась беда. На тральщике, где я проходил практику отключили на ремонт котел. Я простудился и заболел воспалением легких. В госпитале признали туберкулез. Последовало длительное лечение и понимание, что здоровье надо беречь. Командование училищем направило меня в госпиталь, а затем домой в Москву. После выпуска в госпиталь приезжал начальник училища капитан 1 ранга Декалин, который вручил мне диплом с отличием, часы с именной дарственной надписью и справку о том, что я не годен к службе на кораблях.. Я понял, что мой путь в море мне окончательно закрыт.
Училище позаботилось и о моем трудоустройстве. Я получил назначение в Москву в отдел Тыла ВМС, который ведал школами Юнг и нашей «Мореходкой».
В 1955 году я выбрался из министерской рутины, работал техником-конструктором на заводе «Станколит». В училище хорошо учили специальности механика. Справка из ЛМУ ВМФ в МВТУ им Баумана о моем производственном обучении перекрыла все их требования, и от эксплуатации паровых машин я перешел конструированию баллистических ракет. Ракеты мне не очень понравились и я более сорока лет работаю в ЦКБ им. В.М.Мясищева в г. Жуковском Московской области.

Наши встречи
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Прошедшие 60 лет с момента образования ЛМК (ЛМУ) ВМФ произошли большие изменения. Распался Советский Союз, который был основой государства, в котором мы родились. Это государство дало нам образование и поставило на ноги. Каждый человек добился того, чего хотел.
Нас учили жить, а не выживать. Сейчас все наоборот. Все выживают, а не живут. Остается память, которая хранится до конца жизни, так же как эта матросская ленточка.


В Меншиковский парк нас пропустили бесплатно. Владлен Иннокентьевич Козлинский (справа на фото) своим интеллигентным видом явно внушал доверие молоденькой кассирше. Девушка выдала всем билеты, и мы направились по дорожкам, которые топтали много лет назад.
Владлен Иннокентьевич поступал в Мореходку с целью повышения квалификации. Он был старше всех по возрасту. Во время войны он, будучи юнгой, на транспортном судне неоднократно пересекал Тихий океан. Он остался живым, когда транспорт потопила японская подводная лодка. После окончания училища он уехал на Дальний Восток, где работал механиком на буксирах.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


С этого здания на заднем плане начиналась наша курсантская жизнь. Здесь находилось общежитие и клуб училища. С другой стороны дома позднее появился базовый матросский клуб, который вошел в историю уже других поколений выпускников Мореходки.

Взгляд в будущее

Время не стоит на месте, оно постоянно идет вперед. На месте стоит только человек, который не знает куда идти. Мы топтались двадцать лет, думая, что капитализм принесет нам благо. Этого не произошло, и не должно было произойти. Закон отрицания отрицания никто не отменял. Если люди плюют на свое прошлое, значит, что они плюют и на свое будущее.
Блог Ровбут Михаила ОлеговичаЛ О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 17 - Преподаватели
Преподаватели



Соколов Альфред Сергеевич, 1930 года рождения прибыл в училище на должность заведующего паросиловым кабинетом в 1959 году после расформирования Технического училища ВМС. Молодой педагог окончил факультет «Судовые паросиловые двигатели и установки Ленинградского Кораблестроительного института в 1954 году. После сокращения ВС СССР в 1960 году назначен начальником Судомеханического отделения до 1977 года. Талантливый преподаватель создал кружок технического творчества курсантов, создал демонстрационные электрифицированные стенды с образцами узлов двигателей, разрезы учебной техники. Работу выполняли курсанты под руководством опытных лаборантов. Как методист, Альфред Сергеевич написал для курсантов и механиков судов обеспечения ВМФ учебники: «Учебник механика вспомогательного флота» и «Автоматическое регулирование силовых установок и технические измерения на судах вспомогательного флота». Обе книги вскоре стали библиографической редкостью и по настоящее время не потеряли своей актуальности. Соколов А.С. неоднократно избирался секретарем партбюро Судомеханического отделения. Принципиальный и честный человек с душой относился к каждому курсанту, глубоко переживал за каждого человека. За это его уважали курсанты, преподаватели и
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Командование училища. А.С.Соколову одному из первых в училище было присвоено высокое звание «Заслуженный учитель РФ». Вместе с ним более 50 лет в училище проработала супруга Раиса Петровна, которая была стоматологом. Здоровье не вечно. Альфред Сергеевич долго болел и умер в 2005 году.

Из воспоминаний выпускника Судомеханического факультета Андрея Михайлова:
«После окончания училища попал на кабельное судно «Бирюса», на котором отработал механиком 12 лет. Параллельно стал заниматься электрикой судна и достиг хорошего уровня. Я считал, что механик всегда должен иметь возможность заменить электромеханика. В этом большая заслуга наших преподавателей, особенно, А.С.Соколова, который никогда не отделял механику от электромеханики. Учили нас жестко. То, что нам давали, пригодилось на всю жизнь и выручало всегда. Мне иногда казалось, что уровень нашей подготовки был даже выше, чем у выпускников высшей мореходной школы.
Особенно нас доставал ВМЦ. У меня сложилось впечатление, что там собрались все неудачники военно-морского флота, списанные за профессиональную непригодность. На занятиях преподаватель ВМЦ капитан 2 ранга Лукин начинал лекцию с того, что что-то взорвал не в том месте, где было приказано. Бывший минер был глуховат, постоянно повторялся. Его лекции о боевых средствах флота нас мало касались, но входили в обязательную программу при подготовке офицеров запаса. Капитан 2 ранга Калабухов постоянно рассказывал, что потерял секретную торпеду, после чего был назначен преподавателем в ЛМУ. Вообще ВМЦ мы называли не циклом, а «цирком». Дело в том, что на ВМЦ очень любили играть в войну, затевали перестрелку в коридорах после занятий, чем убивали наше личное время. Двойки ставили налево и направо, лишая нас увольнения. Мы пытались переправлять оценки, но преподаватели за этим строго следили по своим блокнотам. Поэтому приходилось «грызть» науку. У меня до сих пор в голове зафиксировался набор корпуса судна: продольный и поперечный. Знать набор судна было необходимо для организации борьбы за живучесть. Лазить вдоль килевой балки нас никто не заставлял в том числе и считать расстояния между шпациями. Такую идею можно было предложить новичку, который впервые пришел на судно и не имел никакого понятия об устройстве корабля. Тем не менее, мне пригодились выборочные знания, когда я стал спасателем и мне пришлось лазить по корпусам утонувших кораблей.
Вообще ВМЦ при нас называли «Военно-морской цирк». В настоящем цирке я был только один раз. Представлений нам вполне хватало на занятиях
Капитан 2 ранга Смыкла был добрейшим человеком. Он никогда никого не снимал с вахты, просто подходил к спящему курсанту, будил и отправлял его в роту на койку. За это его прозвали «Отцом курсантов». Во время одного из его дежурств через ворота училища, ведущие к свинарнику угнали грузовик. Вахты там, естественно, не было. Он объявил тревогу, на что не имел права. На дежурной машине организовали погоню. Грузовик нашли в ближайшем переулке. Водитель был пьян, а в баке не было бензина. На построении начальник училища объявил Смыкле благодарность за бдительность и поимке нарушителя, простив ему нарушение Устава в смысле объявления тревоги.
Выписка из личного дела Сирко Якова Сергеевича:
«Преподаватель Судомеханического цикла. Защищал Севастополь и Советское Заполярье, награжден двумя орденами Красной Звезды и медалями. Окончил Политехнический институт. Яков Андреевич принимал активное участие в общественной жизни, проводил большую работу по воспитанию курсантов на боевых и революционных традициях советского народа. Его неоднократно избирали секретарем партийной организации цикла. Коммунист Я.С.Сирко был требователен к себе и товарищам, активно пропагандировал решения партии, направлял работу партийной организации на качественное решение стоящих перед коллективом задач. Воин и патриот своей Родины не мог поступать иначе. Он свято верил в идеи марксизма-ленинизма. Благодаря его работе в члены КПСС были приняты многие курсанты, которые на всю жизнь запомнили этого приятного и отзывчивого человека».
«Старый махровый хохол!!!» - так называли его курсанты. Дело свое он знал туго. Курсантам он въелся в печенки. Он знал свое дело туго и изматывал нас диаграммами остойчивости и способами загрузки судна так, что они нам снились во сне. Двойки ставил налево и направо, но при этом дублировал все оценки в своем блокноте.. При наличии двойки в журнале выход в город автоматически запрещался.. Мы пытались переправить оценки разными путями, но до его блокнота так и не добрались. Это был для нас «секретный» документ, который он прятал в кармане своего кителя. Пришлось «грызть» его науку.

Выписка из личного дела Иванова Всеволода Николаевича:
«Родился 1920 года рождения, старший преподаватель цикла ВМП с 1958 года, начальник организационно-строевого отдела ЛМУ ВМФ с 1960 года. Поступил в Военно-морское училище НКВД в 1940 году. С началом войны курсантов бросили на Ленинградский фронт, а училище расформировали. Эвакуирован из блокадного Ленинграда в г. Баку для продолжения учебы. Курсант Каспийского ВВМУ (1942), курсант ВВМУ им. М.В.Фрунзе (1944). Командир БЧ-2 на плавбазе «Нева» КЧФ (1945) и катере «БО-105» (1946). Флагманский артиллерист ОВР в г. Лиепая (1948). Преподаватель в Рижском ВВМУ (1958). Награжден медалью «За оборону Ленинграда» и «Боевые заслуги».
Гносеологические корни Великой Отечественной войны оставили свой след на подготовке специалистов для судов обеспечения ВМФ. Проекты больших морских танкеров предусматривали их вооружение артиллерийскими орудиями, хотя по роду своей деятельности эти суда не предусматривались для участия в боевых операциях. В 60-е годы прошлого века еще сохранялись тенденции вооружения гражданских судов, но чем их вооружать никто не знал, тем более, что большая часть судов строилась на зарубежных верфях. Преподаватели об этом знали, а курсанты догадывались.
Всеволод Николаевич отличался выдержкой и спокойствием. Он хорошо знал артиллерийское вооружение кораблей ВМФ. В училище отсутствовали реальные экспонаты и он ничего не мог показать на практике. Он так об этом и говорил: «Поживете — узнаете».
Медаль «За оборону Ленинграда» на груди преподавателя говорила о многом. Он рассказывал как после окончания первого курса их роту бросили на защиту Ленинграда. Оборона города была организована плохо. Никто не знал направления главного удара. Немцы искали дыры в обороне и постепенно их нащупывали. Не встретив должного сопротивления, немцы заняли Ропшу и по дороге на Стрельну разрезали наши части пополам. Его взвод оказался на стороне Ленинграда и занял оборону в районе Автово.
В 1942 году его отправили в Баку для продолжения учебы в ВВМУ. На фронте он снова оказался в 1945 году и был участником в боевых операциях Балтийского флота.
Способности Всеволода Иванова мы оценили в Либаве (Лиепае), где он служил после войны. Стажировка была на малых противолодочных кораблях, где согласно учетной воинской специальности мы проходили практику. Мы вышли в море на МПК на поиск подводной лодки противника. Нам продемонстрировали работу реактивных бомбометов. Зрелище было впечатляющим. На будущей работе это никак не отразилось, но мы стали иметь представление о работе реактивного оружия.

Выписка из личного дела Захаренкова Андрея Гавриловича:
Старший лаборант лаборатории судовых вспомогательных механизмов. Участник Великой Отечественной войны прослужил 26 лет на кораблях Военно-морского флота. В ЛМУ ВМФ пришел после демобилизации и возглавил лабораторию Судомеханического цикла. При его непосредственном участии на цикле были созданы учебные действующие модели компрессоров, автоматизированные электрические схемы испарительных и холодильных установок. Впоследствии А.Г.Захаренков возглавил кружок технического творчества курсантов, внедрил десятки рационализаторских предложений. Хорошо зная материальную часть, Захаренков проводил практические занятия, помогая преподавателям реализовать на практике понимание теории. А.Г.Захаренкова любили и уважали курсанты и преподаватели.
Выписка из личного дела Сиранчук Бориса Мефодиевича:
Капитан 2 ранга, преподаватель Военно-морского цикла. Прослужил в училище более 16 лет. Окончил в 1952 Электромеханический техникум в г. Николаев. Добровольно поступил в ЧВВМУ им. П.С.Нахимова в г. Севастополь. Командовал опытовым судном «Палтус» на Балтийском флоте, командир БЧ-2- 3 корабля ПЛО «МПК-300». Убыл вместе с кораблем на ЧФ. Вернулся в Лен.ВМБ в качестве командира БЧ-3 опытового судна «Палтус». Преподавателем ВМЦ служил с 1965 года.
Учить молодых людей морскому делу – сложная задача. Здесь нет отработанной теории, есть практика, которая состоит в знании структуры корабля, умении управлять шлюпкой на веслах и под парусами. Знание минно-торпедного оружия Сиранчук считал обязательным для курсантов. Выпускники училища занимались погрузкой боезапаса на боевые корабли флота. Борис Мефодьевич руководил практикой курсантов на судах Вспомогательного флота, принимал участие в оформлении кабинета боевых средств флота, проводил большую методическую и партийно-политическую работу.





Зарубин Николай Владимирович (фото) прибыл для дальнейшего прохождения службы в ЛМУ ВМФ в сентябре 1966 года. Судомеханический отдел возглавлял капитан 1 ранга Аристов, а Судомеханический цикл – Соколов А.С.. Курсанты – судомеханики были объединены в две роты. Зарубин вступил в командование 1-й роты СМО, 2-й ротой командовал подполковник Костров И.М.. Работа с личным составом требовала большого напряжения сил. Кроме учебы, курсанты принимали активное участие в благоустройстве училища, художественной самодеятельности, спортивно-массовой работе. Начальник ЛМУ ВМФ П.А.Керенский был строгим и требовательным человеком. Ежедневно он заслушивал доклады начальников отделов о состоянии учебы и воинской дисциплины. В зависимости от результатов следовали организационные выводы.
В 1968 году Николай Владимирович назначается на должность старшего преподавателя цикла Военно-морской подготовки. Как выпускнику ВВМИУ им Ф.Э. Дзержинского и специалисту по двигателям внутреннего сгорания, ему поручают создание кабинета ВМП-3. Эта работа требовала больших усилий со стороны преподавателей и лаборантов цикла. Прежде всего, требовалось найти образцы материальной части и на основе их создать наглядные макеты технических средств.
Малые противолодочные корабли проекта 1134 строились в Зеленодольске большими сериями и шли на вооружение морских частей погранвойск. Эти суда имели водоизмещение 950/1200 тонн, вооружались ракетами ОСА, артиллерийскими установками, торпедными аппаратами и реактивными бомбометами РБУ-6000. Энергетическая установка кораблей включала 1 газовую турбину мощность 15000 л.с. и 2 дизеля мощностью 16000 л.с.. Попытка достать образец газовой турбины на заводе-изготовителе не увенчалась успехом. Время шло, дело стояло на месте. Выход из положения нашелся совершенно случайно. Как-то собирая грибы в окрестностях Ломоносова, Зарубин наткнулся на интересный объект похожий на двигатель реактивного самолета. Об этой находке он сообщил Соколову.
Двигатель осмотрели и пришли к выводу, что его можно использовать в качестве учебного экспоната. Керенский распорядился выделить машину, чтобы привезти двигатель в училище. Над макетом работали больше месяца. Он и сейчас занимает достойное место в кабинете на Судомеханическом цикле.
В 1982 году Зарубин Н.В. был уволен в запас. В учебный процесс был введен предмет охраны труда для обучения курсантов всех специальностей, который стал преподавать Зарубин. Оставаясь одновременно преподавателем судовых энергетических установок, Николай Владимирович 41 год работает в ЛМК ВМФ, отдавая свои знания будущим специалистам Вспомогательного флота ВМФ.

Позывной RZ1AWC

Идея создания коллективной радиостанции рождалась долго. Класс манипулирования, оборудованный на РТЦ, не обеспечивал практику радиообмена в «живом» эфире. Курсант работал ключом в идеальной среде, где не было помех. Ему не следовало производить перенастройку аппаратуры на разные частоты, крутить рукоятки для ухода от радиопомех. Идеальный случай. Принимай и передавай заданные преподавателем радиограммы и получай соответствующие оценки в классном журнале.
Александр Арутюнович Кайфаджан прибыл на радиотехнический цикл после демобилизации из ВС СССР. Профессиональный связист занялся нелегким преподавательским трудом. Первая мысль была внедриться в учебную сеть дивизиона вспомогательных судов и бригады гидрографов:
-Я всегда стремился заниматься подготовкой профессиональных радистов. Начальные навыки должны приобретаться в идеальных условиях. Как только человек выходит на профессиональный уровень, так сразу же меняются условия, в которых он находится.
-Что же вы придумали?
-Первая мысль была внедриться в учебную радиосеть дивизиона вспомогательных судов и бригады гидрографов. На узле связи нас знали , поэтому переговоры с начальством прошли на конструктивном уровне. Связисты прекрасно понимали, что колледж готовит для них кадры. Однако уровень подготовки наших курсантов не совпадал с уровнем подготовки судовых радистов. К нашему сожалению, время работы радиоцентра в учебно-тренировочном режиме для нужд дивизиона и гидрографов совпадало с расписанием наших занятий по дисциплине «Радиосвязь морской подвижной службы». Поэтому мы невольно вклинивались в обязательную программу подготовки судовых радистов. После двух – трех тренировок мы отказались от этой затеи.
-Что делать дальше? Пришлось отступить на прежние позиции?
-Нет. Цель осталась прежней, но появилась мысль создать собственную радиолюбительскую радиостанцию с возможностью работы в режиме CW (слуховой радиотелеграф).
Кайфаджан не занимался радиолюбительством. Служба в Военно-морском флоте приучила к жесткой дисциплине работы в эфире. Полувоенная организация сжимала рамки свободного радиообмена. Один радист сказал: «Кто не слышал мелодии морзянки, тот не знает музыки Листа и Моцарта». Переливчатые трели, состоящие из точек и тире, ласкали слух. Далекий корреспондент из какой-нибудь Новой Гвинеи сообщал о жизни слонов. Австралиец жаловался на кенгуру, которые в этом сезоне съели весь урожай. Яхтсмен в океане передавал привет жене и близким родственникам, обещая скоро вернуться. За трелями стояли жизни людей.
В 1995 году на РТЦ поступил паренек из Мурманска Иван Пожидаев. Выпускник радиомонтажного ПТУ имел опыт работы в радиолюбительской сети SSB (телефонный режим). Парнишка приглянулся Александру Арутюновичу своей любознательностью. Голова и руки у парня были на месте. Вечерами парень бродил по улицам Ломоносова, осматривая крыши домов на предмет наличия необычных антенн. Увидев необычный объект, Иван наводил справки, после чего бесцеремонно направлялся к хозяину. Так он познакомился с ветераном Ломоносовского радиолюбительства Бородой Георгием Михайловичем (позывной UW1CE), с которым завязались дружеские отношения. Несколько ранее в 1987 году РТЦ окончил Меньшиков Павел Евгеньевич, который окончательно «заболел» радиолюбительством, создавая схемы трансиверов, и просиживал ночами у приемника. Получив назначение на дивизион судов обеспечения в Ломоносове, он часто заходил в колледж и высказал мысль о возможности создания коллективной радиостанции.
Обдумывая предложение молодых людей, Кайфаджан связался с Шумеровым Максимом Александровичем, который возглавлял радиолюбительскую радиостанцию в ВВМУРЭ им А.С.Попова. Шумеров сказал, что командование колледжа не должно возражать против создания такой станции, а наоборот – приветствовать. Препятствия может чинить только Ассоциация любителей радиосвязи. Надо было действовать быстро и активно.
Кайфаджан рассказывал: «В Ассоциацию направились втроем Иван, Павел и я. Павел представил нас секретарю Ассоциации и председателю квалификационной комиссии Б.В.Ильину (позывной UA1JC), а также президенту Ассоциации Якову Семеновичу Лоповко (позывной UA1FA). «Профессионалы посмотрели на нас несколько удивленно и предложили сдать экзамены по радиотелеграфии».
Экзамены были сданы успешно. Кайфаджан получил свидетельство на право возглавлять радиостанцию, а Иван Пожидаев утвердился в должности заместителя. Оставалось решить вопросы с Госсвязьнадзором.
Начальник РТЦ Сергей Борисович Грошев отнесся к идее создания радиолюбительской радиостанции равнодушно. Идею поддержал начальник колледжа Николай Васильевич Скородумов и ветеран цикла А.Ф.Харитонов. Написали письмо в Госсвязьнадзор с просьбой зарегистрировать радиостанцию и присвоить ей позывной.
Радиолюбительским отделом заведовала Лариса Васильевна Ульянова. Дама с причудами. Она спросила:
-Вы собираетесь использовать передатчик «Ерш-Р»?
-Да, - ответил Кайфаджан, не подозревая подвоха.
-Там имеется частота 500 кГц?
-Да.
-Вы понимаете, что курсанты могут использовать ее не по назначению?
-Нет.
-Простите, тогда я не понимаю вас тоже, - ответила Лариса Васильевна. – Представьте себе, как профессионал, что курсант случайно выйдет на связь на этой частоте. Вся поисково-спасательная служба тут же придет в движение.
-Хорошо, мы ее заблокируем, - покорно согласился Александр Арутюнович.
-Вот тогда ко мне и придете с актом о том, что эта частота у вас заблокирована, - спокойно ответила Ульянова.
Домой Кайфаджан возвращался расстроенным. Нужных документов на радиостанцию он так и не получил. Требовалось продумать вопрос, как обойти частоту 500 кГц, на которой выходили суда в случае Бедствия.
Помог Алексей Федорович Харитонов. Именно он предложил Кайфаджану использовать судовой радиопередатчик «Ерш-Р». Ламповый передатчик средних и коротких волн использовался для радиотелеграфной и радиотелефонной связи судов морского флота между собой и береговыми радиостанциями.
Передатчик средних волн имеет плавный диапазон настройки 365 – 550 кГц в пределах которого имеется семь фиксированных частот 410,425, 454, 468, 480, 500 и 512 кГц для работы радиотелеграфом колебаниями А1 – немодулированные и А-2 – тонально-модулированные. Мощность передатчика 100Вт.
Харитонов снял средневолновый блок передатчика, открутил все ручки его настройки и передал в руки Александра Арутюновича, исключив таким образом опасную с позиций Госсвязьнадзора фиксированную частоту 500 кГц.
Следующий визит к Ларисе Васильевне состоялся через неделю. Дама сидела в кресле и просматривала прессу. Увидев Кайфаджана с кучей бумаг в руках, она улыбнулась и предложила присесть на стул. Улыбка женщины позволила расслабиться темпераментному мужчине. Просмотрев бумаги, Ульянова спросила:
-Скажите, какая выходная мощность вашего передатчика?
-100 ватт, - спокойно ответил Кайфаджан.
-Вы, что смеетесь?
-Нет. Я знаю характеристики передатчика. Много лет на нем работал.
-Поймите меня правильно. Я не хочу к вам придираться, но согласно Положению о радиолюбительских станциях, ваша радиостанция относится ко второй категории, и ее мощность не должна превышать 50 ватт, - монотонно промямлила Ульянова.
Кайфаджан готов был упасть со стула. Он медленно встал, пытаясь убить «змею» горящим взглядом, но дама спокойно уставилась в газету.
В антенный контур впаяли гасящее сопротивление, снизив мощность до требуемых пределов. После этого Ульянова подписала все документы на право использования радиостанции. Однако на этом эпопея не завершилась.
Передатчик требовал смешанного электропитания. Одна часть приборов работала от стандартной сети, а другая требовала частоты 400 герц. Такую частоту вырабатывал электромашинный агрегат, который находился в заведывании у Харитонова. Чтобы не обременять Алексея Федоровича лишней заботой, схему электропитания изменили, применив блок питания от передатчика Р-657. В качестве приемника можно было использовать либо стандартную «Волну-К», либо «Русалку». Оставалось соорудить приличную антенну.
Иван Пожидаев нашел подходящий провод от силового трансформатора, списанного передатчика Р-641. Из него и соорудили антенну. Вскоре над крышей колледжа повис провод длиной 42 метра со снижением в центре. Параметры антенны никто не считал.
Лицензия на эксплуатацию коллективной радиостанции второй категории в ЛМК ВМФ за № 649 была получена в марте 1996 года. Позывной RZ1AWC получил официальное право появляться в эфире.
Первыми курсантами, допущенными к работе на радиостанции, были С.В.Дрочев, П.А.Андреев, А.В.Езерский, Е.А.Щеколдин, А.А.Соколов, Д.В.Подколзин. Ребята учились хорошо. Во всяком случае, увлекались радиотелеграфией и стремились к знаниям. Это радовало руководство РТЦ. Огорчил Иван Полежаев, который написал заявление и ушел из училища по собственному желании. Кайфаджан переживал, не понимая, почему уходит человек, который так много сделал для создания коллективной радиостанции. Доводы о том, что в Мурманске рядом с домом есть Мореходное училище, не казались убедительными. Смирившись с потерей, Александр Арутюнович назначил заместителем начальника радиостанции курсанта Евгения Щеколдина.
«Т-образная» антенна, установленная на крыше, оказалась хитрой. Основной лепесток диаграммы направленности оказался ориентированным на Западную Европу, а противоположная часть восьмерки на Поволжье и Урал. Представители этих регионов стали первыми корреспондентами любительской радиосвязи. Позывной ЛМК радиолюбители еще не знали. Курсант, выходивший на связь, сначала ловил приемником подходящего корреспондента, затем настраивал передатчик на эту частоту и выходил на связь.
Практика и каникулы у курсантов вызывали вынужденный перерыв. Основная работа радиостанции начиналась в сентябре – октябре, когда в колледже начинался учебный процесс. Первые QSL карты стали приходить в начале 1997 года. 19 сентября 1997 года в эфире поймали позывные UA4HQM. Корреспондентом оказался выпускник ЛМУ ВМФ Королевский Эдуард Николаевич. На вахте находился курсант Александр Пудовкин. Он сообщил, что работает из Ломоносова. Эдуард ответил, что когда-то учился в мореходке на РТЦ. Когда Саша ответил, что работает именно из стен этой мореходки, корреспондент был очень удивлен. Так началась активная переписка и радиообмен.
В апреле 1998 года город Тольятти отмечал свой 260-летний юбилей. Радиостанция радиоклуба города имела связь со многими любителями приключений, в том числе и мореходами Ломоносова. В ЛМК прислали памятный диплом «Автоград».
Совместно с коллективом радиостанции автозавода договорились о проведении экспериментальных исследований качества прохождения радиоволн на трассе Санкт-Петербург – Тольятти. Позывной радиоклуба завода RK4HYG регулярно выходил в эфир. Характер связи фиксировался в журнале радиостанции.
Экспериментальные данные, полученные в процессе радиосвязи, использовались в учебном процессе и служили основой для защиты дипломных проектов. Так курсанты А.Ерохин, С.Никифоров и Ф.Карев на основании экспериментальных данных построили реальную диаграмму направленности антенны и доказали, что ее следует менять, чтобы расширить диапазон корреспондентов других стран.
У связистов дивизиона вспомогательных судов свободных антенн не нашлось. Подсказал преподаватель РТЦ Н.С.Манов: «Александр Арутюнович, посмотрите на крыши корпусов ВВМУРЭ им. А.С.Попова. Там полно антенн, оставшихся со времен существования факультета радиосвязи».
Идея была принята. Подходящую антенну нашли и доставили в колледж. Фидер взяли со списанного судна обеспечения. Вскоре четырехметровый штырь закачался над крышей учебного корпуса колледжа.
Курсанты балдели по ночам, сидя за передатчиком. Спектр корреспондентов сразу расширился. Радиограммы полетели из Австралии, США, Канады, Японии и Китая. Это был всплеск восторга, смешанный с высоким уровнем профессионализма. Судоводители «вяли», слушая рассказы радистов. Началась борьба за количество DX-ов (дальних связей). Курсанты Е.Щеколин, И.Алексеев, П.Зубарев, Д.Урусов и др. включились в соревнование по установлению дальних связей. Подтверждением служили QSL карты. Их присылали до 200 штук в год. Рейтинг связистов вырос на порядок по сравнению с другими специальностями ЛМК.
В 1999 году продолжалась работа радиостанции в режиме SKED (по расписанию) с позывными RK4HYG. Отчеты составлялись два раза в год. Самые дальние связи были зафиксированы с Австралией, США, Канадой и Африкой. Работа курсантов открытом эфире стимулировала самостоятельную работу курсантов. Старшекурсники посмеивались над младшими, слушая их передачи корявым детским почерком. Молодежь было не выгнать из кабинета манипулирования. Они оттачивали операторское мастерство.
Курсант Алексей Захарченко удивлял всех своей целеустремленностью. Радиолюбительского опыта у него не было. Однако, еще обучаясь на первом курсе, он стал самостоятельно нести радиовахту на радиостанции. За четыре года обучения парень набрал наибольшее количество связей. Их было около 800. В архиве радиостанции карточка, присланная обществом слепых из Японии. Захарченко завоевал непререкаемый авторитет среди товарищей. Его назначили заместителем начальника радиостанции, которую он добросовестно исполнял до выпуска из колледжа. После завершения учебы Алексей пошел служить в ВДВ, и дальнейшая его судьба неизвестна.
Блог Ровбут Михаила ОлеговичаЛ О М О Н О С О В С К О Е Мореходное училище ВМФ 16 - Ими можно гордиться
Ими можно гордиться

Сергей Андреевич Осипов родился 10 января 1935 года – ст. Померанье Тосненского района Ленинградской области. Осенью 1941 года Сергей оказался на оккупированной территории. После войны он окончил среднюю школу и поступил в Ломоносовское мореходное училище ВМС на Судоводительское отделение. Получив диплом штурмана, Осипов был направлен на работу в Мурманск в Управление Вспомогательного флота КСФ, где проработал всю свою жизнь.
Становление было нелегким. Первая должность – старший помощник капитана БСС-66150. Старое судно в море не ходило. Ожидание у моря погоды не входило в планы молодого специалиста. Появилась вакансия на транспорте «Кола». Работа в должности 3-го, 2-го и старшего помощника капитана заняла десять лет. Освоить плавание в приполярных районах требовало хорошей подготовки и, прежде всего, знания лоции. Карское море, острова Новая Земля стали привычными для слуха моряков Вспомогательного флота.
Назначение капитаном танкера «Саяны» сулило новую перспективу и признание как бывалого моряка. Это судно имело ледовое подкрепление и скорость до 12 узлов. Численность экипажа составляла 36 человек. Осипов сумел сплотить личный состав, не иметь транспортных происшествий и выполнять задания командования с оценкой «отлично».
Следующим судном стал танкер «Прут» водоизмещением 7300 тонн. Команда увеличилась вдвое, а дальность плавания до 8600 миль. Впереди был Атлантический океан, Куба и Красное море. Обеспечение топливом боевых кораблей ВМФ в различных точках мирового океана. Заход в Марокко не представлял труда. Встреча с консулом и представителями посольства стали обычными. Смущали восточные обычаи и незнание арабского языка. Большинство жителей говорило по-французски. В ЛМУ ВМФ этому языку не учили, поэтому приходилось нанимать переводчика. К советским морякам местные власти относились доброжелательно, но осторожно. На танкер заходили гости, которые интересовались советскими моряками и странным «джинсовым» флагом на корме.
На переходе морем в районе Болеарских островов танкер неоднократно подвергался облету американских патрульных самолетов. Осипов реагировал спокойно, не менял курса и скорости. Разглядев кормовой флаг, американец набирал высоту и уходил в сторону берега.
Встреча с кораблями ВМФ СССР приносила радость. После дозаправки боевого корабля топливом, моряки делились впечатлениями о плавании. Особенно радовала встреча с подводниками. Подводников называли «бледнолицыми», а моряков танкера – «темнокожими». Точки «рандеву» заранее не назначались, поэтому встречи носили неожиданный характер. В радиограмме указывались координаты района и время нахождения танкера в нем.
В ноябре 1976 года капитан Осипов был назначен на танкер «Генрих Гасанов», с которым не расставался 20 лет. В конце 1996 года танкер выполнял обычный рейс на остров Новая Земля. После распада СССР противостояние на море «флот против флота» отошло на второй план. Суда Вспомогательного флота все дольше простаивали у пирса. Некогда могучий советский ВМФ оказался ненужным Российской Федерации. Сергею Андреевичу исполнился 61 год, но он никак не мог расстаться с морем. Как обычно капитан находился на мостике и слушал доклады. Смерть наступила внезапно в результате инфаркта.
Приказом ГК ВМФ РФ №52 от 10.02.1997 года большой морской танкер «Днестр переименован в БМТ «Сергей Осипов»

Не все будущие капитаны начинали свою морскую карьеру с юнг и матросов. Некоторые молодые люди, попав на судно, быстро набирались опыта. Некоторым товарищам даже разрешали совершать самостоятельные выходы на судах небольшого водоизмещения. После нескольких аварийных ситуаций, командование Тыла флота решило такую практику прекратить. В рамках ВМФ организовали курсы «двухсоттонников», после окончания которых выдавалось удостоверение на право управлять судами водоизмещением не более 200 тонн. Курсы просуществовали недолго и закрылись. Получить официальный диплом судоводителя можно было только окончив мореходное училище. В ЛМУ ВМФ открыли заочное отделение, куда потянулись за знаниями молодые капитаны маломерных судов желающие самостоятельно ходить в открытое море. Константин Панов, Леонид Павловский, Александр Даниленко, Анатолий Васильев, Ким Явинцев и другие, не отрываясь от основной работы, вечерами садились за учебники и готовились к экзаменам. Так от сессии к сессии бежало время до защиты диплома.
Из матросов в капитаны долго пробирался Михаил Митрофанович Шрам, хорошо известный на Черноморском флоте. Мальчишкой он окончил 42 мореходную школу специалистов рядового плавсостава в Кронштадте и был распределен в Севастополь на танкер «Индигирка» рулевым. Затем работал на буксирах, пока не понял, что нужно учиться дальше.
В Ломоносовском училище Михаил Шрам познакомился с такими же ребятами, мечтающими стать капитанами. Среди них Николай Бобров, Иван Давидюк, Виктор Петрусенко. Получив диплом, М.Шрам получил должность 3-го помощника капитана, через два года у него родился сын.
Приглашение из Владивостока на должность 2-го помощника нового рефрижераторного судна «Лама» пришло от капитана Георгия Антоновича Мадеева. Шрам согласился и улетел на Дальний Восток.
Переход из Владивостока был долгим и серьезным. Путь пролегал через четырнадцать морей и три океана вокруг Африки. Суэцкий канал был закрыт для судоходства в связи с минной опасностью. Капитан судна «Лама» Мадеев сразу предупредил своих помощников: «Мое дело руководить, а ваше – управлять». Третий помощник капитана Владимир Ларин отвечал за навигационное обеспечение судна, второй помощник Михаил Шрам – за размещение груза. Подготовкой перехода занимался старпом Николай Бобров. Цель перехода – обеспечение кораблей ВМФ продовольствием в Индийском океане и Красном море. Для небольшого экипажа «Ламы» такой поход был первым. Только тогда, вдали от родной земли М.Шрам понял, что учиться надо не заочно, а непосредственно.
В 1974 году М.Шраму предложили должность старпома на танкере «Иван Бубнов», который строился в Ленинграде. 19 июля 1975 года на судне был поднят флаг Вспомогательного флота СССР. Капитан танкера Константин Николаевич Панов мысленно перебирал кандидатуры и остановился на Михаиле Шраме. К этому времени Шрам уже занимал должность старпома на «Ламе», заменив Николая Боброва, который уехал принимать новый рефрижератор. Но, одно дело «Лама», построенная на базе средних морозильных траулеров, а другое – «Иван Бубнов». Длина судна 162 м при ширине 21 м, водоизмещение 18280 тонн.


""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Ходовые испытания проходили в Финском заливе. После их завершения в октябре месяце танкер ушел в Средиземное море.
Передачу топлива на ходу отрабатывали последовательно. Сначала траверзным, затем кильватерным способом. Константин Панов внимательно следил за действиями экипажа, делал замечания и повторял несколько раз одну и ту же операцию, пока не добился полного автоматизма в действиях экипажа. 7 ноября 1975 года танкер впервые осуществлял одновременную заправку сразу трех боевых кораблей: крейсера «Ленинград», БПК «Николаев» и эсминца «Находчивый». Работа прошла без замечаний и получила высокую оценку со стороны командования 5-й оперативной эскадры. Затем «Бубнов» ушел в Атлантику, где находился три месяца. В Севастополь вернулись только в марте 1976 года.
Еще во время ходовых испытаний капитан Панов сформировал молодой экипаж, состоявший в основном из выпускников Ломоносовского мореходного училища. Людей разных профессий объединяло море.
В процессе повседневной напряженной работы командование 9-й бригады судов обеспечения ЧФ не могло не заметить старпома с «И.Бубнова» и предложило ему должность капитана танкера «Золотой рог». Шрам попрощался с экипажем и принял новое судно.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Средний морской танкер «Золотой рог» был построен в Финляндии на судоверфи «Репола». Длина судна 105,4 м, ширина – 14,8 м, осадка 6,2 м., максимальная скорость – 14 узлов. Танкер имел топливный бункер на 1500 т, 500 т дизельного топлива, 150 т смазочного масла, 500 т воды, 50 т продовольствия. Экипаж составлял 52 человека. Танкер вошел в состав ЧФ в 1960 году и пробороздил много морей и океанов. Ученик Панова внимательно присмотрелся к команде, отработал курсовые задачи и начал осуществлять перевозку грузов.



Вскоре он ювелирно выводил «Золотой рог» в море и порою даже не пользовался буксиром. Так шаг за шагом Михаил Митрофанович оттачивал свое мастерство.
Пришло время ставить танкер в док, хотелось отдохнуть и капитану. На ремонт судна согласился пойти капитан Николай Бобров. Шрам пошел «отдыхать» на рефрижератор «Бузулук», который вскоре ушел в рейс в Средиземное море.
Рефрижератор «Бузулук» был построен на Ярославском судостроительном заводе. В июле 1971 года на нем был поднят флаг Вспомогательного флота. Судно имело водоизмещение 963 т, длину 54,2 м, ширину 9,4 м, скорость хода 12 узлов 12 узлов, грузоподъемность 150 т.По проекту судно было предназначено для лова рыбы донным или кошельковым неводом и доставки улова на плавбазу в охлажденном или замороженном виде. Модернизация судна для ВМФ состояла в снятии рыболовного оборудования. Своим ходом по Волге с экипажем из 17 человек капитан Бобров привел судно в Севастополь, быстро сдал курсовые задачи и ушел в свой первый рейс.
Поменявшись с Бобровым судами, М.Шрам не считал, что проиграл или получил шкуру не убитого медведя. Он говорил: «Мал золотник, да дорог». На «Бузулуке стоял надежный главный двигатель, современная радиоаппаратура, штурманское оборудование, локационная станция. Бытовые условия были вполне удовлетворительными. В уютной кают-компании хватало места и для командного и для рядового состава. Здесь же проводили культурно-массовые мероприятия.
Главными достоинствами судна была хорошая мореходность и автономность плавания. Рефрижератор мог пройти 8300 миль без дозаправки топливом при скорости 9 узлов. Возможно, эти качества и привлекли внимание к данному проекту военных специалистов.
На «Бузулуке» Шрам задержался надолго. К 1984 судно сделало 26 выходов в море, прошло 170 тысяч миль. За это время транспорт успел попасть под обстрел в Порт-Саиде, спасал у Кибирны греческое судно с грузом хлопка, а под Кипром – турецкий пароход с сигаретами. Работало международное морское право и человеческие отношения между людьми в море. В зоне действия 5-й ОПЭСК несли вахту выпускники ЛМУ ВМФ радисты Виктор Савва, Роман Матусевич.
В августе 1981 года в состав бригады судов обеспечения вошло госпитальное судно «Енисей, которое сразу включили в боевую работу. После ходовых испытаний и государственных испытаний судно перешло с Балтики в Средиземное море для решения задач боевой службы в составе Средиземноморской эскадры ВМФ СССР. Перед экипажем были поставлены задачи по медицинскому обеспечению экипажей надводных кораблей и подводных лодок. Первая боевая служба длилась 91 сутки. Плавучий госпиталь перешел в Индийский океан и обеспечивал медицинским обслуживанием моряков кораблей находящихся в Индийском океане. По окончанию службы судно вернулось в Севастополь.
В 1987 капитаном на «Енисей» был назначен Михаил Митрофанович Шрам, старшим помощником Валерий Анатольевич Пестуев, главным механиком Виктор Николаевич Филипович.
На юбилейный день рождения капитана, на борт «Енисея» пришли многие люди. В просторной кают-компании не осталось свободного места. Старший капитан-диспетчер В.В.Топчий за праздничным столом подарил М. Шраму такие строки:

Тебя мечты на крыльях уносили
В далекий край отважных моряков.
И с ними ты ходил, отсчитывая мили
У Зурбаганских скал и Лисских маяков.
Фото



Выпускники – литераторы

На мой стол легла небольшая брошюра «Слово о флоте» (сборник стихотворений). Автор Николай Беседин. Читаю: «В судьбу Николая Беседина море и флот вошли, когда ему было 14 лет, и он поступил в школу юнг. Ходил в море на кораблях Балтийского, Северного флотов. Окончил Ломоносовское Мореходное училище в 1956 году, работал на судах вспомогательного флота в Севастополе». Впоследствии Беседин учился в Литературном институте им А.М.Горького, работал инженером в НИИ, Госплане СССР и других организациях. За время службы Николай Васильевич опубликовал ряд стихотворений. Процитирую одно из них:
Поверишь ли,
Опять шумят ветра,
Пропитанные солью океана,
И провода, как будто леера,
И шляпа, словно кепер капитана.
Поверишь ли, я слышу и сейчас
Гул дизелей, идущих на пределе,
И тот последний боевой приказ:
- Так и держать!
А мы держать умели.
Сейчас зима. На Северном опять
Гремят шторма, на взлете леденея.
Они зовут. И зова не унять,
Как голоса воскресшей Лорелеи.
И на вокзал случайно забредя,
Я становлюсь как будто бы моложе.
Поверишь ли,
Мелодия дождя
Сейчас наверно мне всего дороже.
Его неторопливый плеск вдали,
Как будто ял отчалил от причала
Туда, где ожидают корабли,
Где нашу юность палуба качала.

Слова стихотворения словно срисованы с натуры. Автор обращается к человеку, который его понимает и разделяет с ним общую юность. Первая книжка стихов Беседина была выпущена в 1978 году под названием «Цветы на скале», затем появилось несколько сборников. Николай Васильевич не стремился к известности. Надо было работать совсем не области литературы. С 1990 года он возглавляет коммерческую фирму. Начинается эпоха становления постсоветского капитализма. Рушатся представления о ценности жизни, вера в добро и справедливость, сформированная на флоте, меняет оттенки. В 1992 году зрелого поэта принимают в Союз писателей России. Многие произведения Николая Беседина имеются в библиотеке ЛМК ВМФ.


Борис Игоревич Корда заочно окончил с отличием Ломоносовское Мореходное училище заочно в 1963 году. Будущий капитан дальнего плавания начал служить юнгой на морском буксире в 1944 году. Двадцать лет проработал на судах вспомогательного флота, совершил кругосветное плавание, 34 раза водил суда в Антарктику, побывал в 51 стране мира. Автор десяти книг прозы, в том числе: «Нет счастья под оливами», «Легенда о страусе», «Белая негритяночка». Печатается с 1975 года. Член Союза писателей России. Последние две книги «Крестники фортуны» и «Сундучек Христофора Колумба» опубликованы в Севастополе в 2006 году. Эти книги он прислал в ЛМК ВМФ с пожеланием:

«Ломоносовскому Мореходному училищу ВМФ. Товарищи курсанты! Мировой опыт убеждает, чтобы пахари морей и океанов не плавали обыкновенными сундуками. Необходимо изучать достопримечательности тех стран, которые посещаете. Лично у меня исписано 24 столистовых тетради. Пригодится. Желаю удачи!»


Гарий Сельянов родился в г.Гатчина Ленинградской области, окончил школу, профтехучилище, постиг морские науки в Ломоносове. Стихи начал писать в училище. Одно из них «Призвание»:

Свое призвание у ветра
Ласкать и нежить,
Мять и рвать,
Осенний с клена лист срывать
И тихие поселки снежить.
Свое призвание у солнца:
Струить тепло и жечь цветы;
Рабом всесущей темноты
Порой смотреть в мое оконце.
СВОЕ призванье у рассвета:
Туманы гнать седые прочь,
Смывать росой глухую ночь
И умирать в цветеньи лета.
Свое призванье у меня:
Жить лишь томленьем ожиданья,
Изменой, верностью, изгнаньем,
Любовь и ненависть храня
В покое льда, в пылу огня.


Александр Баюров родился в 1923 году в Ленинграде, окончил десятилетку и первый курс ВВМУ им. М.В.Фрунзе. В 1942 году ушел добровольцем на фронт. Воевал на торпедных катерах и служил на крейсере «Молотов». Демобилизовался в 1948 году и в звании мичман и поступил в Ломоносовское Мореходное училище ВМС. Более 30 лет проработал капитаном на судах вспомогательного флота. Значительная часть его жизни связана с Кронштадтом. Поэзию любил с детства. Начиная с 1958 года, публиковал свои стихи во многих областных и флотских газетах. Со сборником стихов не повезло. Рукопись была отвергнута и возвращена автору без особых веских причин. Александр Прокофьевич продолжал работать и углублять тематику морских тем. Он ушел из жизни в 1989 году, но оставил нам прекрасные строки:

Опять мне снилось до утра,
Что в трудном долгом споре
Все ж разрешили доктора,
Как прежде выйти в море.
Я доказал, просил учесть,
Рассеял их сомненья:
Нет, не одно земное есть
Другое притяженье, …
Всю ночь был слышен моря шторм,
Взрывался в окна ветер,
И думал я:
« Не в руку ль сон явился на рассвете?»
Мне б снова в крутоверть,
Где вечно волн броженье …
Да, есть земное,
Но и – есть – Морское притяженье.



Борис Степанович Романов. Родился в 1936 году. После семилетки окончил Судоводительское отделение Ломоносовского Мореходного училища. Боле двадцати лет – штурман и капитан дальнего плавания возглавлял Мурманскую писательскую организацию. Окончил Литературный институт им. А.М.Горького, писал стихи и прозу: «Тревожные сутки», «Через ярус», «Капитанские повести», «Причалы мужества». Был избран первым секретарем правления Союза писателей РСФСР. Проживает в Новгороде и продолжает активно работать на литературном поприще. Литературные герои Бориса Степановича – моряки. Это люди чаще всего образованные интеллектуалы, наделенные чувством юмора. Его повесть «Почта с восточного побережья», опубликованная в журнале «Север», читается с большим интересом. Затем следует хроника одних суток танкера «Балхаш», рассказы «Утро», «День», «Вечер», «Ночь». За каждым коротким заголовком прячется целая жизнь. Писатель похож на художника. Фраза: «.. из иллюминатора радиорубки весело выглянула седая голова радиста Василия Николаевича. Он вкусно причмокивал дежурным, как он говорит сухарем и добавляет – плотно поешь – наушники лучше держатся». Танкер идет к берегам Кубы в момент Карибского кризиса. Сегодня, благодаря кинохронике, мы знаем, как и что там происходило. А тогда? Команда ничего не знает. Рядом следует американский сторожевик, над палубой кружит самолет с опознавательными знаками США. В такой обстановке ярче всего проявляются человеческие характеры. Атмосфера повести густа от метафор и сравнений. Флотский фольклор уместен и естественен, на что не скупится литературный мастер.
К сожалению, в жизни все происходит не так, как хочется. Большинство жен любит своих мужей «посмертно». Типичный случай для тех, кто влюблен в море и любит свою профессию. Таких мужчин женщины ненавидят и стараются сделать все, чтобы отравить им жизнь, сделать ее бессмысленной. Им нужен муж, которой был бы опорой на земле, помогал воспитывать детей и обеспечивал материально. Романов прошел через стерню испытаний. Это подтверждает повесть «Бабий узел».
Повесть «Святое озеро» - день нынешний. Романов больше не ходит в море, а гуляет вокруг Новгородского монастыря по аллее из старых понурых елей с темной монастырской хвоей. Позади Успенский собор, рядом заросшая бурьяном бомбовая воронка, разбитые надгробия. На перевернутом кем-то камне можно было прочесть: «Егор Васильевич, сын Ергунев, брат наш во Христе…»
Нельзя обмануть самого себя, нельзя обмануть жизнь, если даже она прожита, нельзя отгородиться от мира заборами частной собственности. Мы рождены в другом мире и живем не капиталистическими понятиями, которые нам навязывают средства массовой информации. Жизненное благополучие основано не на воровстве и обмане людей. Оно основано на вере в свои силы и человеческие возможности. В этом правда, которую несет писатель Б.С.Романов – выпускник ЛМУ ВМФ.